Содержание

для всех, кому интересно узнавать что-то новое в области здоровья, здравоохранения и медицины

Мы нередко воспринимаем слово «толстый» как синоним слову „смешной“.

Тучных частенько изображают неуклюжими, беспечными людьми, которые всем довольны и в целом счастливы, даже если являются предметом шуток.

Тучность — что это?

Вообще данное понятие подразумевает, что вес человека намного превышает норму. У тучности есть ряд серьезных последствий для здоровья, как физического, так и психологического.

При этом наши тела отличаются друг от друга гораздо шире, нежели может определить простая связка «тучный — стройный». Некоторые люди чрезвычайно худы, а другие имеют более округлое телосложение.

Как классифицировать человека, чтобы отнести его к тучным? Обычно тучными называют тех людей, чей индекс массы тела (ИМТ) превышает 30. Те же, у кого ИМТ выше 40, считаются болезненно тучными.

Как вычислить индекс массы тела? Здесь все просто: достаточно разделить свой вес в килограммах на квадрат роста в метрах (ИМТ=вес/рост2).

Какое влияние на тучность оказывает образ жизни?

Обычно тучность бывает вызвана потреблением большего объема калорий, чем организм способен использовать. В идеале организм в ходе выполнения необходимых функций должен тратить всю энергию, что вы накапливаете во время еды.

Но когда калорий накапливается излишек. они откладываются в виде жира. А если жира переизбыток, то развивается тучность.

Факторы, которые приводят к тучности

Нездоровая диета. Очень часто в корне тучности лежит неумение правильно питаться. Либо человек кушает слишком много, либо потребляет неправильную пищу, такую как печености или фастфуд. Оба этих типа вредной пищи богаты калориями, но не питательны, а потому стимулируют развитие тучности. Обычно правильное питание — это не только здоровая пища. Также очень важно кушать вовремя, по режиму, не пропуская приемы пищи, чтобы не переедать после, ведь переедание — еще одна причина развития тучности.

Наконец, избытку массы тела способствует потребление алкоголя.

Сидячий образ жизни. Недостаток физической активности тоже ведет к развитию тучности. Большинство сегодня целый день просиживает в офисе или дома на диване, а по дороге от офиса до дома опять же сидя передвигается в автомобиле. Лишние калории так не сжечь, а потому снова откладывается жир.

Есть и другие причины. Например, тучность возникает вследствие расстройства щитовидной железы или из-за генетической предрасположенности к лишнему весу.

В чем заключается вред тучности для здоровья?

В первую очередь лишний вес неблагоприятно отражается на качестве жизни тучных людей, а в худшем случае может привести к серьезным осложнениям.

Некоторые из признаков тучности:

  • затрудненное дыхание и быстрая утомляемость,
  • ощущение жара и потливость,
  • нарушенный сон, храп и такое расстройство, как апноэ сна,
  • скопление бактерий и развитие инфекции на кожных сгибах и в складках,
  • сниженная или затрудненная подвижность,
  • потеря самоуважения и отсутствие социального взаимодействия.

Если тучность не лечить, это может привести к более серьезным расстройствам, таким как:

  • диабет второго типа,
  • сердечная болезнь или сердечнососудистые осложнения,
  • раковые опухоли, особенно рак груди, шейки, яичников, простаты и прямой кишки,
  • гинекологические проблемы, включая бесплодие,
  • болезни желчного пузыря и почек, а также инсульт,
  • артрит,
  • сексуальные проблемы,
  • депрессия.

Стоит ли обращаться к врачам?

Конечно да! Если вы тучны, то лучше помощи, чем помощь медиков, вам не найти. Доктор составит для вас курс лечения с учетом всех обстоятельств и причин заболевания.

Несколько рекомендаций, которые помогут вам похудеть:

Следите за диетой. Доктор или диетолог составят для вас диаграмму питания, которой необходимо неукоснительно следовать. Как правило, она помогает сократить количество жиров, обеспечивает комплекс клетчатки и углеводов, а также позволит не отклоняться от диеты.

Лучше полностью отказаться от перекусов и питаться по режиму.

Займитесь зарядкой. Врач или физиотерапевт помогут вам спланировать регулярные физические упражнения. Неукоснительно следуйте его инструкциям, и помните, что излишние упражнения могут оказаться столь же вредными, что и недостаточная нагрузка.

Помимо прочего врач может предложить изучить вам такие методы управления стрессом, как йога или медитация. Эти техники помогут добиться необходимых положительных изменений в жизни.

Иногда врачи могут порекомендовать вам радикальные методы лечения или даже хирургии для снижения веса. В этом случае важнейшей задачей станет не снижение, а поддержание веса на должном уровне.

Пилюли из морского котика,192 болюса

Препарат для мужчин Пилюли из морского котика, 192 болюса ― натуральный продукт, не содержащий активных химических компонентов и препаратов.

«Пилюли из морского котика» состоят из:

  • морского котика, дерезы,
  • кардамона,
  • ямса китайского,
  • тутового шелкопряда 
  • корица
  • ЖЕНЬШЕНЬ ― ещё 2800 лет до нашей эры в китайской медицине женьшень считался все исцеляющим средством. В медицинских целях применяют высушенные корни дикорастущего и культивируемого женьшеня обыкновенного (Panax ginseng). Также применяют корни женьшеня пятилистного (Panax quinquefolium) и женьшеня ползучего (Panax repens).

Женьшень стимулирует центральную нервную систему, уменьшая общую слабость, повышенную утомляемость и сонливость, повышает артериальное давление, умственную и физическую работоспособность, стимулирует половую функцию. Снижает содержание холестерина и глюкозы в крови, активирует деятельность надпочечников.

Целебные свойства этих компонентов были выявлены благодаря рецептуре придворного лекаря. Направлен на восстановление и поддержание здоровья мужского организма естественным путём, за счёт активизации собственных запасов сил организма. Рекомендуется при  комплексном лечении простатита, частого мочеиспускания, болях в пояснице, снижении эрекции, ухудшении качества спермы, а также других нарушений нормальной деятельности мочеполовой системы.

Информация о морском котике

Морской котик — вид редкого млекопитающего, обитающего в северной части Канады, недалеко от акватории чистого холодного северного полюса, питается в основном ценной большеглазой тресочкой Телосложение тучное. Тело самца может достигать длины более 2 метров, весом более 200 килограмм.

Морской котик обладает чрезвычайной способностью существования и размножения. Все его тело является «сокровищем». После долгих исследований медики по всему миру вывели заключение: тело морского котика содержит 7 видов аминокислот, которые должны, но не могут находиться в человеческом теле; содержание гемоглобина в нем в 20 раз больше, чем в говядине; содержание железа в 100 раз больше, чем у рыбы; содержание фосфора в 2 раза больше, чем у рыбы; содержание цинка в 4 раза больше, чем у рыбы; содержание других микроэлементов в 50 раз больше, чем у рыбы; а сочетание разнообразных элементов легко может быть использовано для человеческого организма.

На одного взрослого самца морского котика обычно приходится от нескольких десятков до нескольких сотен самок. Энергия морского котика, физическая сила и половые способности могут быть определены как самые сильные во всем мире

С древних времен традиционная китайская медицина использует органы животных для лечения болезней Древние люди считали энергию морского котика несравненной: эффект от почек морского котика как и от оленьего рога, считался самым сильным афродизиаком Согласно историческим записям, использование почек морских котиков в китайской медицине началось с периода династии Тан Во многих рецептах записано, что все тело морского котика является сокровищем: мясо, кровь, кости и другие части морского котика являются прекрасными высококачественными укрепляющими продуктами.

Как принимать:

Показания к применению

Дозировка

Для максимального разового эффекта

Принимать 7-10 пилюль за 2 часа до полового акта.

При этом не рекомендуется употреблять алкоголь.

В профилактических целях, для повышения половой активности (либидо, потенции, эрекции) и общего тонуса организма

Принимать препарат по 1-2 пилюли раз в день вечером после еды. Профилактический курс — 1-2 месяца.

При остром либо хроническом простатите, при воспалениях в мочеполовой системе

Минимальный курс лечения 3 месяца.

  • 1-я неделя: 3 пилюли вечером после еды ежедневно
  • 2-я неделя: 2 пилюли вечером после еды ежедневно
  • 3-я неделя: 1 пилюля вечером после еды ежедневно
  • 4-я неделя: 1 пилюля вечером после еды ежедневно
  • 2-й, 3-й месяц: 2 пилюли вечером после еды ежедневно

При эректильной дисфункции (импотенции)

Принимать препарат по 2 пилюли вечером после еды ежедневно. Курс лечения 3-6 месяцев.

Рекомендации: для наилучшего усвоения компонентов препарата перед приемом не следует употреблять жирную пищу, также рекомендуется запивать пилюли водой (50-100мл).

 

Способ самостоятельного определения «усталости почек»:

  • Вы часто чувствуете боль в спине, которая усиливается при долгом сидении и в пасмурные дождливые дни.
  • Частое, возможно, болезненное мочеиспускание, ночное недержание (за ночь более 3 раз)
  • Слабость в теле, быстрая утомляемость, сонливость Даже после отдыха усталость сохраняется.
  • Беспокойный сон или задумчивость, утром после того, как проснулись, чувствуете усталость
  • Боязнь порывов ветра, боязнь холода и зимы
  • Не можете поднимать тяжести ощущаете чувство слабости в нохах при длительной ходьбе или подъеме по лестнице, боль в ногах.
  • Постоянное головокружение, звон в ушах, при мытье головы выпадает много волос, не очень здоровые зубы
  • Снижение памяти, нежелание отвечать на вопросы, рассеянное внимание.
  • Мужское бессилие, постоянное чувство неудовлетворения
  • Снижение половых функций, безразличие к половым сношениям, неудовлетворенность

Внимание: наличие более трех пунктов свидетельствует о том, что Ваши почки уже подают сигналы тревоги: это и есть «почечное утомление»

Избыточный вес пациентов — проблема для врачей | Научные открытия и технические новинки из Германии | DW

О том, сколь актуальна для населения промышленно развитых стран проблема избыточного веса, известно всем. В одной только Германии количество очень толстых людей, согласно оценкам, превышает миллион. Избыточный вес — это один из основных факторов риска, когда речь идет о сердечно-сосудистых и раковых заболеваниях, сахарном диабете и остеоартрите, подагре и варикозном расширении вен, апноэ и многих других недугах. Между тем, у этой проблемы есть и еще один важный аспект, о котором обычно забывают, хотя он также связан с медициной: наркоз в ходе хирургических операций. На очередной сессии Немецкого общества анестезиологов и реаниматологов, которая прошла в Лейпциге, этой теме было уделено повышенное внимание.

Оперировать тучного пациента — особо сложная задача для хирурга

«Нам все чаще приходится иметь дело с пациентами, вес которых значительно превышает 200 килограммов. Их нельзя оперировать сразу: риск слишком высок», — говорит профессор Рудольф Вайнер (Rudolf Weiner), глава хирургического отделения больницы Заксенхаузен во Франкфурте-на-Майне. Его специальность — так называемая бариатрическая хирургия, то есть операции по искусственному уменьшению (бандажированию или шунтированию) желудка. Это — один из методов терапии морбидного (то есть опасного для здоровья) ожирения.

Понятно, что все пациенты профессора Вайнера страдают ожирением в тяжелой форме. Поэтому ему же приходится их готовить и к другим операциям: ортопеды не могут осуществить имплантацию искусственного тазобедренного или коленного сустава столь тучным пациентам.

Проблемы с интубацией трахеи

Для тучных пациентов и операционные столы должны быть особо прочными

В отделении профессора Вайнера в день оперируют до 16-ти таких больных, поэтому оно и оборудовано соответственно: в операционной — особо прочные столы, в палатах и кабинетах — более широкие, чем обычно, койки, стулья и кресла и даже специальные весы со шкалой до 300 килограммов. Перед любым хирургическим вмешательством пациентов тщательно обследуют, тем более что большинство их них страдают сопутствующими заболеваниями: гипертензией, сахарным диабетом, сердечной недостаточностью.

Ханс-Юрген Дитерих (Hans-Jürgen Dieterich), старший врач отделения анестезиологии Университетской клиники Мюнхена, поясняет: «У таких пациентов ожирением обычно затронуты все ткани и органы, включая и те , что играют ключевую роль при проведении наркоза, — и трахея на всем ее протяжении, и миндалины, и даже щеки. Если об этом заранее не подумать, серьёзные проблемы при введении трубки в трахею неминуемы».

Жировые отложения в области ротоглотки, гортани и трахеи могут серьезно ограничить проходимость дыхательных путей. Поэтому в клиниках, специализирующихся на лечении особо тучных пациентов, помимо стандартных ларингоскопов и бронхоскопов, обязательно имеются особые транстрахеальные проводники и гибкие оптоволоконные световоды с источником холодного света на конце и видеокамерой. Интубационная трубка надевается на такой световод и осторожно продвигается вдоль него, пока не достигнет нужного положения.

Проблемы с дозировкой медикаментов

Но проблемы с интубацией — не единственная трудность, с которой сталкиваются анестезиологи, дающие наркоз тучным пациентам. Затруднения вызывает также правильная дозировка препаратов. Все зависит от механизма действия того или иного медикамента. В одних случаях врач должен ориентироваться на реальный вес больного — предположим, 200 килограммов, в других — на тот вес, который должен был бы иметь здоровый человек такого же телосложения — а это, скажем, 90 килограммов.

Правильно дозировать препараты для тучных пациентов — большое искусство

«За примерами далеко ходить не надо, — поясняет Ханс-Юрген Дитерих. — Такой препарат как «пропофол», широко используемый для индукции и поддержания анестезии, следует дозировать в соответствии с реальным весом пациента, а, например, миорелаксанты — средства, обеспечивающие расслабление поперечнополосатых мышц и регулирующие их тонус, — нужно дозировать в соответствии с идеальным весом больного». Но соответствующие рекомендации появились в сопроводительной документации к препаратам для анестезии лишь недавно, да и то не ко всем, — сетует Дитерих.

Пациенты, страдающие ожирением в тяжелой форме, должны соблюдать особые предосторожности и после операции. У них чаще развиваются эмболии, поэтому им следует принимать повышенные дозы антикоагулянтов, то есть препаратов, снижающих свертываемость крови и препятствующих образованию тромбов. Кроме того, такие пациенты должны сразу после операции активнее двигаться. «Все это обязаны знать врачи и в обычных клиниках, — подчеркивает Дитерих. — И оборудованы клиники должны быть лучше: им следует иметь световоды для трудных случаев интубации трахеи, и специальные иглы-канюли для инъекций в вену, спрятанную под слоем жира, и более прочные операционные столы, койки, стулья. А еще унитазы усиленной конструкции».

Автор: Владимир Фрадкин
Редактор: Ефим Шуман

Бокс и ММА: Спорт: Lenta.ru

Энди Руис-младший стал звездой за ночь — ему удалось сокрушить одного из главных тяжеловесов планеты, чемпиона Энтони Джошуа. Но на самом деле американец мексиканского происхождения давно и уверенно рубится на самом высоком уровне. В чем сила нового чемпиона мира и почему его всегда недооценивали — в материале «Ленты.ру».

Хорошего чемпиона должно быть много

Отныне у всякого, кого упрекали за лишние сантиметры на талии, есть что на это ответить. Ведь 2 июня 2019 года мексиканский здоровяк Энди Руис-младший, сокрушив чемпиона в тяжелом весе Энтони Джошуа, доказал, что атлетическое телосложение — это еще не залог успеха.

Простой болельщик не ждал подобного от уроженца Калифорнии. Только ленивый не подшучивал над забавным контрастом на процедуре взвешивания: точеная, мощная фигура Джошуа с зашкаливающим количеством кубиков пресса возвышалась над упитанным Руисом, который к тому же был ниже соперника на 10 сантиметров. Хотя спорт не раз доказывал нам, что внешность обманчива, едва ли кто-то ставил в этом поединке на американского боксера. Даже учитывая его вполне приличные результаты (33 победы при единственном поражении) и явное преимущество в опыте над британским чемпионом.

Внешний вид Руиса и тот факт, что он принял бой на коротком уведомлении, имея лишь 40 дней на подготовку, сказывались на котировках букмекеров. Да и суперзвездный статус Джошуа — его едва ли могли представить лежащим на канвасе.

Но первый же вояж британца за океан закончился провалом. Многие увидели в триумфе Руиса-младшего сказку, наподобие истории вымышленного тяжеловеса-неудачника из Филадельфии Рокки Бальбоа. Сам автор этого культового персонажа, чья легендарная пробежка вдохновила не одно поколение боксеров, через социальные сети выразил свой респект Руису. Но так ли чудесна его победа? Кто этот парень и на что он способен?

Энтони Джошуа

Фото: Andrew Couldridge / Reuters

Тревожные для Джошуа звонки были слышны еще до стартового гонга. Даже в роликах на YouTube видно, что у Руиса отличная школа, а, главное, скорость, которая явно не сочетается с образом грузного громилы.

Энди родился в Южной Калифорнии в семье выходцев из Мексики. Бокс — культовый вид спорта для предков будущего чемпиона. В одном из интервью Руис-младший признается, что в детстве его заставлял боксировать отец.

Грозного любителя из него вылепил кубинский тренер Фредди Феррер. Сам специалист карьеру в профессионалах построить не смог, ограничившись единственным боем в 1982-м, но явно постарался над огранкой таланта подчиненного. Руис сметал соперников в любительском ринге, наколотив устрашающий рекорд в 105 побед при пяти поражениях. Боксер почти попал в олимпийскую сборную Мексики и имел шансы выступить на Олимпиаде в Пекине, но в итоге не прошел в состав. Спустя год после неудачи боксом он уже зарабатывал.

Первые шаги в профессиональном боксе Руис сделал на мексиканской земле. После трех побед подряд на исторической родине, он переправился на американскую сторону границы, где продолжил победное шествие по отелям и казино западных и южных штатов.

Молниеносные и мощные удары принесли Руису кличку Разрушитель. А судьба даже свела его с легендарным тренером Фредди Роучем по прозвищу Кукарача. Слава этого наставника вышла далеко за пределы бокса, где он помог многим чемпионам. Среди учеников члена Зала боксерской славы такие ребята, как Владимир Кличко и Мэнни Пакьяо. Роуч также помогал и бойцам смешанного стиля (MMA), в частности, Жоржу Сен-Пьеру и звездам Голливуда — Микки Рурку и Марку Уолбергу. Забавно, что даже знакомый с возможностями Руиса Роуч не верил, что американец побьет Джошуа. Но наверняка свой вклад в триумф мексиканца он тоже внес.

Первый титульный шанс Руис получил уже на четвертый год профессиональных выступлений. В Макао Разрушитель нокаутировал американца Джо Хэнкса по прозвищу Будущее и стал интерконтинентальным чемпионом в тяжелом весе по версии Всемирной боксерской организации (WBO).

Энди Руис (справа) против Джо Хэнкса

Кадр: SweetBoxing Knockouts / YouTube

23-летний Руис по-взрослому контролировал центр ринга и выцеливал атаки. В четвертом раунде он хлесткой двойкой отправил соперника в нокдаун. Хэнкс поднялся на счет десять только чтобы улететь на канаты уже после следующей молниеносной атаки Энди. Кстати, характерным жирком последний отличался уже тогда.

Свой первый пояс Руис защитит еще три раза, и в 2016-м американцу дадут право биться за полноценный титул чемпиона мира по версии WBO. Соперником выступил непобежденный на тот момент Джозеф Паркер. Боксеры прошли всю дистанцию в 12 раундов. Энди проиграл раздельным решением. Впрочем, поединок прошел на территории Паркера в Окленде — бейся они в другом месте, результат мог оказаться другим.

Неудача в Новой Зеландии осталась единственной в карьере Руиса. Но его все равно продолжали недооценивать. Увы, именно из-за нестандартной для спортсмена внешности.

«Несмотря на победы, никто не ценит Руиса как боксера из-за того, что он похож на слизня. Про него так и говорят: “жирный слизень, но с быстрыми руками», — это характеристика от промоутера Боба Арума.

Сам же боксер, готовясь к бою против Джошуа, сбросил больше шести килограммов (при этом перевесил оппонента на девять). Ключом к этому стал полный отказ от фастфуда. Иронично, что при этом российский промоутер Андрей Рябинский назвал триумф Руиса «рекламой нездорового питания».

Энди Руис (слева) против Джозефа Паркера

Кадр: Jeff Jackson / YouTube

Требуем сиквела

Сторона Джошуа, в одну ночь лишившегося всех четырех титулов, предсказуемо заговорила о повторном поединке. Дирижер главных противостояний в тяжелом весе Эдди Хирн подстраховался — в контракте Руиса есть пункт о незамедлительном реванше. Предположительно, этот бой состоится уже в ноябре-декабре 2019-го.

Во вселенной, где Руис предсказуемо проиграл британцу, Джошуа был обязан выходить и защищать титулы поздней осенью 2019-го против Кубрата Пулева — того самого любвеобильного болгарина, чья лицензия на выступления в США сгорела из-за того, что боксер бесцеремонно поцеловал в губы спортивную репортершу.

Материалы по теме:

Теперь же британец вновь выйдет в ринг против Руиса. И на этот раз у последнего будет почти полгода на подготовку. Хотя бывший чемпион храбрится. «Я вылезал и из большего дерьма, чем это поражение. Если бы обращал внимание на неудачи, то не двигался бы вперед», — уверяет Джошуа. Однако похвастаться историей падений и взлетов наподобие той, что есть у Цыганского Короля Тайсона Фьюри, британский атлет явно не в состоянии. Остается только гадать, что раскоронованный Энтони считает дерьмом.

Да, Руис — слон в посудной лавке Эдди Хирна. Но помимо планов в тяжелом весе его триумф больно ударил по мифу о неуязвимости отдельных величин в мировом боксе. По сути, само противостояние американца с Джошуа — прямое следствие подбора соперника с наименьшим риском. Просто в данном случае все пошло, мягко говоря, не по плану. Изначально, Джошуа должен был биться с уроженцем Бруклина Джарреллом Миллером — боксером куда менее раскрученным, чем сам британец. И от которого, как и от Руиса, чудес на ринге не ждали.

Крупные боксерские поединки должны сложиться. Должны быть просчитаны. Теперь же Руис как минимум серьезно отложил другое ожидаемое противостояние — бой Бронзового Бомбардировщика против Джошуа. А ведь если Руис сумеет удержать титулы во встрече с уже бывшим чемпионом, продать схватку побитого британца с нокаутером Уайлдером будет еще сложнее.

Итак, миф пал. На сайте британского «Би Би Си» черным по белому написано: «Энтони Джошуа теперь простой смертный». Колумнист Люк Редди предостерегает британца. «Критика болельщиков может больно задеть. Сделать чемпиона уязвимым», — пишет он. И действительно, помимо крепких ударов по корпусу, что англичанин пропустил в «Мэдисон Сквер Гарден», ему предстоит выдержать немало атак уже со стороны прессы и фанатов. И тут уже никакой гонг не поможет.

Для Руиса загадывать дальше второго боя против Джошуа нет смысла. Если он все-таки Рокки, то теперь он попадает в сиквел. И местный Аполло Крид теперь уже знает, к чему готовиться.

В Австралии поругались из-за полных моделей на подиумах

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Купальники на этом модном показе демонстрировали девушки разного телосложения

В Австралии разгорелись ожесточенные дебаты по поводу появления на модном показе, организованном журналом Sports Illustrated, одновременно стандартных девушек-моделей и моделей «плюс сайз». В ходе показа и худые, и полные модели демонстрировали купальники.

В сиднейской газете Daily Telegraph появилась статья, автор которой критиковал появление на подиуме полных моделей, назвав безответственным решение их пригласить. Эксперт-медик, с которым поговорил журналист, заявил, что такие модели рекламируют опасный для здоровья образ жизни.

Другие эксперты, высказавшиеся для статьи, считают, что в модных показах могут участвовать девушки любого телосложения.

Споры начались после реплики колумниста Сорайи Фуда: «Если модная индустрия примет решение прекратить использовать моделей, которые доголодали до состояния «кожа и кости», ей и в этом случае не стоит предпочитать нездоровое телосложение иного типа».

Редактор Sports Illustrated Эм Джей Дэй ответил, что «красота не значит, что все должны быть одного размера».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Красота не значит, что все должны быть одного размера»

В спор вступили и врачи. Президент австралийской медицинской ассоциации Нового Южного Уэльса Брэд Фрэнкам сравнил полноту с курением: «Если бы модель прошлась по подиуму, куря сигарету, это был бы очень нездоровый знак. И точно так же: если очень полные модели или модели с ожирением демонстрируют одежду, это значит, что мы приветствуем ожирение. Это очень опасно».

По мнению Фрэнкама, некоторые модели на показе Sports Illustrated страдали ожирением.

Глава исследовательского центра ожирения профессор Джон Диксон, в свою очередь, считает, что модели должны представлять общество, а значит, они могут быть любого размера.

«28% австралийцев страдают от лишнего веса. И это крайне оскорбительное заявление, что полным людям не место на подиуме», — заявил он.

Поможет ли быстрый метаболизм похудеть или набрать вес?

Вы, наверное, не раз слышали, что успехи в попытках снизить или набрать вес, объясняют «медленным метаболизмом». Но так ли велика роль скорости обмена веществ в нормализации веса? В статье разбираемся с тем, что такое метаболизм и можно ли его ускорить.

Содержание

Что такое метаболизм

Метаболизм (обмен веществ) – это сложная сеть химических реакций организма, которые нужны для поддержания его жизни. Метаболизм состоит из двух процессов: анаболизма – распада веществ с выделением энергии и катаболизма – построения новых веществ с ее затратой.

Метаболизм состоит из двух процессов: катаболизма и анаболизма.

К реакциям обмена веществ относится не только метаболизм в процессе питания и физической активности, но и других функций организма: работы мозга, иммунного ответа на заражение, водно-солевого обмена, гормональных циклов. Все эти процессы составлены из тысяч реакций, взаимосвязь которых установить не так легко.

Из-за такого изобилия превращений веществ друг в друга, метаболизм принято оценивать «в общем» – через потребление и затрату энергии в единицу времени. Основу общего потребления энергии составляет базальный (или основной) обмен, в который входят затраты энергии на ежедневное поддержание жизни в стандартных условиях (во время бодрствования, натощак, без стресса и физической активности). Большую часть базального метаболизма составляют затраты на активность мозга, мышц (в том числе дыхательных), печени, сердца и почек.

Каждую секунду организм тратит энергию: на дыхание, работу мозга, движение и даже на сон.

В полный энергообмен входит не только основной метаболизм, но и энергозатраты на физическую активность, переваривание пищи и производство тепла.

Однако не у всех скорость базального обмена одинакова – у некоторых основной метаболизм быстрее, чем у других. Поэтому люди с ускоренным метаболизмом могут есть больше калорийной пищи, оставаясь в стабильном весе.

Чтобы измерить скорость метаболизма, существует метаболография. Это метод оценки скорости обмена веществ по уровню кислорода и углекислого газа в выдыхаемом воздухе. Пациент в спокойном состоянии дышит в маску с трубкой в течение пятнадцати минут, чтобы метаболограф измерил количество вдыхаемого кислорода и выдыхаемого углекислого газа. Окисление кислородом – начальный этап катаболизма большинства веществ, поэтому его усвояемость в тканях служит хорошим параметром обмена.

От чего зависит скорость обмена веществ

Гормоны

Больше всего на скорость метаболизма влияют гормоны щитовидной железы – тиреоидные гормоны. Они отвечают за  регуляцию энергообмена мышц, белой жировой ткани и печени. Если щитовидная железа по какой-то причине функционирует неправильно, нарушается и обмен веществ.

Другие гормоны не влияют на скорость обмена, но связаны с аппетитом: лептин и инсулин могут блокировать чувство голода, сигнализируя о насыщении, а грелин и кортизол, наоборот, посылают в мозг «голодные» сигналы.

Геном

Считается, что скорость основного обмена определяется генетически на 30 процентов. Это означает, что существуют генетические варианты, которые связаны с высоким или низким энергообменом, а значит, влияют на то, как человек худеет и набирает вес.

Исследователи определили такие последовательности и отнесли к ним, например, варианты генов рецептора лептина (гормона голода). Тем не менее механизмы влияния таких последовательностей на метаболизм пока до конца не изучены.

Возраст

Раньше считалось, что метаболизм постепенно замедляется с возрастом, однако в этом году вышло исследование,  показывающее более точное изменение скорости обмена.

Оказывается, обмен веществ замедляется с одного года до двадцати (примерно по три процента в год), после чего остается стабильным до шестидесяти лет, затем замедляется снова (около 0,7 процента в год).

Температура

Также на скорость обмена веществ влияет температура. Стандартной считается температура 20-25 градусов Цельсия, при которых расходуется около одной килокалории на килограмм веса в час. При повышении температуры это число растет.

Телосложение

Считается, что люди с более тучным телосложением тратят больше калорий, даже находясь в покое и не выполняя физических нагрузок.

Пол

У мужчин обычно больше мышечной ткани и меньше жировой, что повышает их расходы энергии.

Микробиота

Еще один фактор, влияющий на скорость базального метаболизма – состав микробиоты. Бактерии кишечника не только защищают оболочку кишечника, но и помогают пищеварению – расщепляют клетчатку, уменьшают всасывание холестерина и усиливают всасывание витаминов.

В одном из исследований показано, если лабораторным мышам подсадить микробиоту людей с ожирением, грызуны будут быстрее набирать вес.

Ожирение – вина «медленного метаболизма»

По данным ВОЗ, в 2016 году более 1,9 миллиарда взрослых старше 18 лет имели избыточный вес. Из них свыше 650 миллионов страдали ожирением. Важно понимать, что к категории людей с избыточным весом врачи относят тех, чей индекс массы тела (ИМТ) превышает 25, с ожирением – ИМТ больше 30. Индекс массы тела можно посчитать по простой формуле.

Принято считать, что на эффективность снижения и набора веса влияет скорость основного обмена, однако это не совсем так. Исследования показывают, что люди с более медленным метаболизмом не имеют большей склонности к набору веса. На эффективность, напротив, повлияли факторы полного метаболизма, то есть потребление калорий и их расход на физическую активность (высокоинтенсивная нагрузка, количество ежедневно сделанных шагов), а также регулярное ведение журнала съеденных продуктов и взвешивания.

Снижение веса врачи советуют лишь при ожирении и избыточной массе тела. Это важно для нормализации уровня холестерина и глюкозы, а также показателей кровяного давления.

Несмотря на то что человек не может изменить метаболизм, можно контролировать сжигаемые калории с помощью физической активности. Для этого  рекомендуют:

  • На начальном этапе снижать вес не более, чем на 10 процентов. Снижение не должно превышать 0,5–1 килограмм в неделю на протяжении полугода.
  • Диету с дефицитом до 1000 килокалорий.
  • Занятия спортом 30–45 минут 3–5 раз в неделю.
  • Занятия поведенческой терапией, которая поможет следить за питанием, поставить реалистичные цели и изменить пищевые привычки.

Для поддержания здорового образа жизни и профилактики ожирения людям с нормальным ИМТ рекомендуется уделять не менее 150 минут в неделю умеренной физической активности или 75 минут интенсивной. Также врачи советуют сокращать время, проводимое сидя или лежа.

На заметку

  • Метаболизм – совокупность тысяч реакций организма для поддержания жизни. Расход энергии делят на основной обмен (затраты в нормальных условиях без физической активности) и прибавку в виде ежедневных затрат и потребления килокалорий.
  • Скорость основного метаболизма в основном зависит от уровней гормонов щитовидной железы, частично влияют другие гормоны, геномная последовательность, возраст, пол, температура, телосложение и состав микробиоты.
  • На эффективность снижения и набора веса не влияет скорость основного обмена. Нормализация веса рекомендована только людям с индексом массы тела выше 25. Похудеть поможет диета с дефицитом килокалорий, занятия спортом 30–45 минут несколько раз в неделю и поведенческая терапия. Для людей с нормальным ИМТ рекомендуется поддерживать здоровый вес с помощью умеренных или интенсивных физнагрузок.

Узнать больше об особенностях своего метаболизма, а также о предрасположенности к непереносимости алкоголя, кофеина, лактозы и глютена, можно с помощью Генетического теста Атлас.

Больше статей о питании и здоровом весе в блоге Атлас:

  • Nature Communications, Analysis of human metabolism by reducing the complexity of the genome-scale models using redHUMAN, 2020
  • Physiological and Biochemical Zoology, Basal metabolic rate: history, composition, regulation, and usefulness, 2004
  • The American Journal of Clinical Nutrition, Specific metabolic rates of major organs and tissues across adulthood: evaluation by mechanistic model of resting energy expenditure, 2010
  • Физиология человека под редакцией В. М. Покровского и Г. Ф. Коротько, 2007
  • Science, Daily energy expenditure through the human life course, 2021
  • Science, Cultured gut microbiota from twins discordant for obesity modulate adiposity and metabolic phenotypes in mice, 2013
  • ВОЗ, Ожирение и избыточный вес, 2021
  • The American Journal of Clinical Nutrition, Does basal metabolic rate predict weight gain?, 2016
  • Journal of Medical Internet Research, What Matters in Weight Loss? An In-Depth Analysis of Self-Monitoring, 2017
  • NIH, Aim for a Healthy Weight
  • ВОЗ, Физическая активность, 2020
Рейтинг телосложения

является стандартом для классификации типов телосложения

Рейтинг 1: Скрытое ожирение

Снаружи человек выглядит средне, но у него более высокий уровень жира по сравнению с мышечной массой; в конечном итоге приводит к полномасштабному ожирению, если за ним не следить регулярно. Здоровая диета и режим упражнений могут снизить риски.

Рейтинг 2: Ожирение

У человека с ожирением уровень жира в организме выше нормы при стандартном уровне мышечной массы.Более высокий уровень жира в организме подвергает человека риску ряда сердечных заболеваний и даже диабета

Рейтинг 3: Надежная конструкция

Снаружи человек может выглядеть крупнее, но под ним крепкая мускулатура. Может быть высокий процент жира в организме, а также высокий уровень мышечной массы.

Рейтинг 4: Недооценка

Низкий уровень мышечной массы и средний уровень жировых отложений — это недотренированный человек!

Рейтинг 5: Стандартный

У этих людей идеальный средний уровень мышечной массы и жира.Они могут многого добиться, регулярно тренируясь.

Рейтинг 6: Стандартный мышечный

Такой рейтинг есть у большинства спортсменов. Человек с этим рейтингом имеет средний процент жира в организме с более высоким уровнем мышечной массы.

Рейтинг 7: Тонкий

Низкий уровень жировых отложений и низкий уровень мышечной массы составляют этот рейтинг.

Рейтинг 8: худощавый и мускулистый

У этих людей стандартный уровень мышечной массы с меньшим количеством жира в организме!

Рейтинг 9: Очень мускулистый

Эти люди обычно занимаются бодибилдингом.У них более высокий уровень мышечной массы при низком количестве жира в организме.

На состав вашего тела также могут влиять факторы, которые вы не можете контролировать:

Возраст

Люди теряют мышечную массу с возрастом, если не поддерживают ее с помощью достаточных силовых тренировок. Это приводит к замедлению метаболизма.

Гены

Они играют роль в том, худы ли вы от природы или имеете тенденцию удерживать жир, в том числе то, где вы его храните.

Гормоны

Они могут влиять на задержку воды, отложение жира и состав тела.

Пол

У женщин больше жира, чем у мужчин, так как это естественный способ подготовки к беременности и кормлению грудью.

Высокое содержание жира в организме может привести к потенциальным рискам для здоровья, таким как заболевания, связанные с ожирением, включая болезни сердца, высокое кровяное давление, инсульт и диабет 2 типа. В качестве альтернативы, с низким содержанием жира можно быть подверженным заболеваниям, проблемам с фертильностью, низким уровнем энергии, вызывающим усталость, слабость мышц и т. Д.

По мере того, как вы становитесь более активными и уменьшаете количество жира, ваш рейтинг телосложения также соответственно изменяется. Даже если ваш вес может не измениться, ваша мышечная масса и уровень жира в организме могут сделать вас более здоровым и снизить риск определенных заболеваний.

Bowtie & JP Health предоставляет полный спектр медицинских услуг, включая услуги по анализу состава тела. Позвоните по телефону 3169 2269 или нажмите здесь, чтобы записаться на прием!

Автор

MRCP (Великобритания), MBBS (Лондон.), Главный врач Bowtie

Доктор Джеки Лио играет решающую роль в налаживании сотрудничества с поставщиками медицинских услуг и определении видения обслуживания клиентов Bowtie в области здоровья.

Он прошел обучение в Великобритании в качестве специалиста по острой медицине и проработал более 10 лет в NHS. Он верит во всеобщую потребность в базовой защите здоровья.


Уведомление : Неопределенный индекс: сообщение об отказе от ответственности — медицинское в / bitnami / wordpress / wp-content / themes / bowtie-blog / templates / template-new.php на линии 428

Ожирение, увеличение веса и риск рака

Ожирение, увеличение веса и рак

Избыточный вес и ожирение, обычно оцениваемые с помощью различных антропометрических показателей, включая индекс массы тела (ИМТ) и окружность талии, сейчас более распространены, чем когда-либо.

В 2016 году примерно 1,97 миллиарда взрослых и более 338 миллионов детей и подростков во всем мире были отнесены к категории страдающих избыточным весом или ожирением.

Увеличение доли взрослых, страдающих ожирением, наблюдается как в странах с низким и средним уровнем дохода, так и в странах с высоким уровнем дохода.

Избыточный вес и ожирение связаны с рядом других хронических заболеваний, включая сердечно-сосудистые заболевания, диабет и другие нарушения обмена веществ.

Избыточная энергия от еды и питья сохраняется в организме в виде жира в жировой ткани. Количество жировой ткани в организме варьируется от человека к человеку больше, чем любой другой тип ткани (например, мышцы, кости или кровь).Размер и расположение этих жировых отложений также значительно различаются между группами населения, между людьми и на протяжении жизни человека. Избыточный жир в организме является причиной ряда хронических заболеваний и сокращает продолжительность жизни.

НАШИ ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ВЕСА И РАКА

Имеются убедительные доказательства того, что:

избыточный вес или ожирение в зрелом возрасте ПОВЫШАЕТ риск

большего набора веса во взрослом возрасте ПОВЫШАЕТ риск

иметь избыточный вес или ожирение во взрослом возрасте раньше менопауза СНИЖАЕТ риск

иметь избыточный вес или ожирение в возрасте от 18 до 30 лет УМЕНЬШАЕТ риск

> См. больше графиков в нашем наборе инструментов

Фактические данные показывают, что в целом, чем больше избыточный вес у людей во взрослом возрасте выше риск определенных видов рака, за исключением рака молочной железы в пременопаузе, где риск, как правило, ниже.

— Это мнение Экспертной группы и составляет основу нашей Рекомендации по поддержанию здорового веса

Доказательства также показывают, что в целом, чем больше люди набирают вес во взрослом возрасте, тем выше риск постменопаузальный рак груди. Напротив, данные показывают, что в целом, чем больше у людей избыточного веса в молодом возрасте, тем ниже риск рака груди. Несмотря на это открытие, мы рекомендуем поддерживать здоровый вес на всех этапах жизни.

Существуют также другие доказательства избыточного веса или ожирения в зрелом возрасте, которые ограничены (либо по количеству, либо из-за методологических недостатков), но наводят на мысль о повышенном риске рака шейки матки у женщин с ИМТ 29 кг / м2 или более. Требуются дальнейшие исследования, и Группа не использовала эти доказательства для выработки рекомендаций.

Механизмы

Ожирение у взрослых и рак пищевода (аденокарцинома)

Повышение ожирения может способствовать хронической гастроэзофагеальной рефлюксной болезни или воспалению пищевода; это может привести к развитию пищевода Барретта, который, как было показано, увеличивает риск развития аденокарциномы пищевода.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше понять биологические механизмы, лежащие в основе связи ожирения с аденокарциномой пищевода.

Ожирение у взрослых и рак поджелудочной железы

Ожирение может влиять на развитие рака поджелудочной железы через сходные и разнообразные механизмы, которые, как предполагается, лежат в основе его роли в развитии рака на других анатомических участках.

В качестве возможных механизмов были предложены усиление хронического воспаления с активацией передачи сигналов NF-kappaB, повышенная продукция провоспалительных цитокинов и инфильтрация иммуносупрессивных клеток поджелудочной железы. Кроме того, повышенная жирность тела связана с повышенным уровнем гормонов, таких как инсулин, которые могут способствовать росту клеток и подавлять апоптоз, а следовательно, могут способствовать развитию рака.

Недавний менделевский рандомизационный анализ, проведенный в исследовании более 7000 случаев рака поджелудочной железы и 7000 контрольных групп, обнаружил убедительные доказательства сильной связи между генетическими вариантами, определяющими более высокую ожирение тела и уровнем циркулирующего инсулина, и риском рака поджелудочной железы, предполагая причинную роль для ожирение при развитии рака поджелудочной железы.

Ожирение у взрослых и рак печени

Хотя точные механизмы, связывающие ожирение и развитие рака печени, все еще неясны, недавние данные подтверждают роль увеличения ожирения в развитии неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП), которая сильно влияет на связаны с метаболическим синдромом и могут привести к сложному нарушению регуляции метаболизма липидов в печени.

В своих более агрессивных формах НАЖБП может вызывать воспаление и повреждение ткани печени за счет увеличения стресса эндоплазматического ретикулума, увеличения производства активных форм кислорода (повышенный окислительный стресс) и усиления воспаления.

Ожирение связано с хроническим воспалением хозяина и инсулинорезистентностью и может способствовать дисфункции печени, лежащей в основе этой взаимосвязи. Ожирение связано с повышенными уровнями провоспалительных цитокинов (например, TNF-альфа и IL-6) и инсулина, которые могут способствовать росту гепатоцитов и злокачественной трансформации через активацию трансдуктора сигнала онкогенного фактора транскрипции и активатора транскрипции-3.

Возникающее в результате хроническое повреждение печени из-за хронических воспалительных процессов может способствовать компенсаторному повреждению гепатоцитов, гибели, ремоделированию и регенерации тканей, что, как было показано на животных моделях, является необходимым фактором развития рака печени. Исследования на животных также предполагают, что бактериальный дисбактериоз кишечника в контексте НАЖБП также может способствовать повреждению печени.

Ожирение у взрослых и колоректальный рак

Повышение ожирения связано с изменениями гормонального фона, такими как повышенный уровень инсулина, который может способствовать росту клеток рака толстой кишки и подавлять апоптоз. Более высокие сывороточные концентрации инсулина и IGF-1 были связаны с повышенным риском колоректального рака в исследованиях на людях и в экспериментальных исследованиях.

Ожирение также стимулирует воспалительную реакцию организма, что может способствовать развитию колоректального рака. В целом, есть убедительные механистические данные, подтверждающие связь между ожирением и колоректальным раком.

Ожирение у взрослых и рак груди в постменопаузе

Ожирение напрямую влияет на уровни некоторых циркулирующих гормонов, таких как инсулин и эстрогены, создавая среду, которая способствует канцерогенезу и подавляет апоптоз.

У женщин в постменопаузе, когда выработка эстрогенов яичниками резко снизилась, основным источником эстрогенов является превращение андрогенов в жировой ткани.Следовательно, женщины с избыточным весом и ожирением имеют более высокий уровень циркулирующих эстрогенов, которые, как хорошо известно, связаны с развитием рака груди.

Другие половые стероидные гормоны, включая андрогены и прогестерон, также могут играть роль во взаимосвязи между ожирением и раком груди. Повышенная жирность тела также связана с гиперинсулинемией и инсулинорезистентностью, а более высокие уровни циркулирующего инсулина связаны с риском рака груди.

Инсулин может способствовать росту опухоли груди напрямую, связываясь с его рецептором или с рецептором IGF-I (инсулиноподобный фактор роста-I), или косвенно, ингибируя синтез глобулина, связывающего половые гормоны, который секвестрирует эстрогены в кровотоке, способствуя к более высоким уровням биодоступных эстрогенов.

Ожирение также связано с хроническим воспалительным состоянием легкой степени. Жировая ткань у лиц с ожирением выделяет провоспалительные цитокины и адипокины, которые могут способствовать развитию рака груди, как показали экспериментальные исследования и недавние эпидемиологические исследования.

Ожирение тела взрослых и рак эндометрия

Избыточная жирность тела увеличивает уровни биодоступных эстрогенов, которые, как было показано, при отсутствии уравновешивания прогестероном увеличивают митотическую активность ткани эндометрия и, следовательно, способствуют канцерогенезу эндометрия.Более высокий уровень инсулина, связанный с избыточным ожирением, связан с повышенным риском рака эндометрия.

Было показано, что инсулин усиливает рост опухоли эндометрия либо напрямую, связываясь с инсулином или рецепторами IGF-I, либо косвенно, ингибируя синтез глобулина, связывающего половые гормоны, и тем самым увеличивая биодоступность эстрогена. Хроническое воспаление, связанное с ожирением, также напрямую связано с развитием рака эндометрия.

Ожирение взрослого человека и рак почки

Обширный спектр эпидемиологических исследований с использованием различных показателей ожирения, таких как вес, ИМТ или соотношение талии и бедер, а также увеличение веса взрослого человека, все показывают аналогичные положительные ассоциации с риском почечной недостаточности. клеточный рак и, вероятно, имеют общие механизмы.

Ожирение — это системный процесс, влияющий на метаболизм хозяина, а также на многие компоненты эндокринной системы или микросреды, которые могут влиять на канцерогенез почек. Например, ожирение связано с повышенным уровнем митогенных и антиапоптотических факторов роста, таких как инсулин или биоактивный IGF-1, которые могут способствовать канцерогенному процессу.

Более высокие концентрации адипонектина, белка, секретируемого жировой тканью, который обратно пропорционален ожирению, были связаны с более низким риском рака почки.Экспериментальные исследования in vitro показали, что адипонектин подавляет клеточную пролиферацию и способствует апоптозу.

Ожирение увеличивает риск метаболического синдрома, который включает гипертонию и ожирение, оба из которых связаны с повышенным риском рака почек. Ожирение связано с хроническим воспалительным состоянием, которое может изменить предрасположенность к раку или способствовать канцерогенезу.

Ожирение у взрослых и рак ротовой полости, глотки и гортани

Конкретные механизмы, поддерживающие взаимосвязь между ожирением и раком ротовой полости, глотки и гортани, на сегодняшний день не предложены.Однако большая полнота тела связана с метаболическими и эндокринными нарушениями, такими как гиперинсулинемия и повышенные уровни биодоступного эстрогена, а в других тканях инсулин и эстроген, как было показано, стимулируют митогенез и ингибируют апоптоз, что приводит к усилению клеточной пролиферации.

Было также показано, что ожирение стимулирует воспалительную реакцию, которая также может способствовать онкогенезу. Необходимы дальнейшие исследования механизмов, лежащих в основе связи между ожирением и раком ротовой полости, глотки и гортани.

Ожирение у взрослых и рак желудка (кардия)

Увеличение жировых отложений способствует развитию хронической гастроэзофагеальной рефлюксной болезни или воспаления пищевода, потенциальному переходу в пищевод Барретта и увеличивает риск развития рака желудка кардии. Избыточный вес и ожирение также связаны с более высоким уровнем инсулина, который может действовать как митоген и обладает антиапоптотическими свойствами и, следовательно, может представлять механизм, хотя на сегодняшний день существует ограниченное количество данных, подтверждающих эту гипотезу.Также было показано, что ожирение стимулирует воспалительную реакцию, которая может способствовать онкогенезу.

Ожирение у взрослых и рак желчного пузыря

Механизмы, лежащие в основе положительной связи ожирения тела с развитием рака желчного пузыря, вероятно, будут аналогичны механизмам, предложенным для других анатомических участков, а именно развития метаболического синдрома и его компонентов, таких как гипергликемия, дислипидемия , гиперинсулинемия и гипертония. Хроническое воспаление, выработка факторов роста и повышенный уровень провоспалительных цитокинов также являются возможными последствиями увеличения ожирения, способствующими развитию рака.

Интересно, что ожирение и метаболический синдром, по-видимому, связаны с повышенным риском образования камней в желчном пузыре, что наблюдалось как основной фактор риска развития рака желчного пузыря в различных популяциях, вероятно, из-за усиления хронического воспаления в этом месте. Более сильная связь ожирения с раком желчного пузыря у женщин, чем у мужчин, отчасти может быть связана с неблагоприятным влиянием женских половых гормонов на секрецию желчи и функцию желчного пузыря.

Ожирение у взрослых и рак яичников

Повышение ожирения связано с более высокими уровнями циркулирующих эндогенных эстрогенов и андрогенов, и эти гормоны, хотя и непоследовательно, связаны с более высоким риском рака яичников. Жировая ткань также является источником адипокинов и воспалительных цитокинов, которые способствуют формированию воспалительной среды слабой степени, и как местные, так и системные провоспалительные факторы связаны с развитием рака яичников.

Ожирение у взрослых и рак предстательной железы на поздних стадиях

Повышенная жирность тела связана с более высоким риском развития рака простаты на поздних стадиях.Было предложено несколько биологических механизмов, которые связывают ожирение с раком, включая нарушение регуляции метаболизма половых стероидов, гиперинсулинемию и повышенные уровни провоспалительных цитокинов; однако доказательства, связывающие эти пути конкретно с раком простаты, ограничены.

Андрогены, такие как тестостерон, играют решающую роль в развитии и функционировании предстательной железы. Была выдвинута гипотеза, что гипоандрогенная среда способствует развитию опухолей простаты более высокой степени злокачественности, и по крайней мере два проспективных исследования сообщили об обратной связи между уровнями тестостерона в сыворотке и раком простаты более высокой степени злокачественности.

Уровни тестостерона, как правило, ниже у мужчин с ожирением, чем у мужчин с нормальным весом, и поэтому они могут представлять собой потенциальный посредник во взаимосвязи между ожирением и раком простаты на поздних стадиях. Было показано, что гиперинсулинемия ускоряет рост опухоли на моделях ксенотрансплантата рака простаты, а опухоли простаты человека обычно экспрессируют рецептор инсулина, что позволяет предположить, что инсулин может стимулировать рост рака простаты.

Однако данные исследований на людях в целом не подтверждают взаимосвязь между гиперинсулинемией и развитием рака простаты. Аналогичным образом, провоспалительные цитокины и адипокины, такие как лептин, проявляют митогенный эффект в клеточных линиях рака простаты, которые являются андроген-независимыми, индуцируя пролиферацию и подавляя апоптоз, в то время как эпидемиологические данные обычно не подтверждают связь между воспалительными цитокинами и развитием рак простаты.

В целом, необходимы дальнейшие исследования для углубления знаний о механизмах, которые потенциально лежат в основе связи ожирения с распространенным раком простаты.

Ожирение у взрослых и рак шейки матки (ИМТ ≥ 29)

Конкретные биологические механизмы, лежащие в основе связи между ожирением тела и раком шейки матки, не совсем понятны, но могут быть похожи на механизмы, предложенные для других видов рака.

Экспериментальные модели рака шейки матки развиты слабо, и лишь немногие из них использовались в исследованиях диеты и питания. Одной из основных причин рака шейки матки является инфицирование вирусом папилломы человека (ВПЧ), и вполне вероятно, что определенные гормональные и метаболические изменения, характерные для ожирения, могут действовать как кофакторы в канцерогенезе, связанном с ВПЧ.

Например, более высокие уровни циркулирующих эстрогенов и андрогенов характерны для женщин с ожирением и в моделях рака шейки матки, вызванного вирусом папилломы человека, и было показано, что эстрадиол действует синергетически с онкогенами ВПЧ, способствуя развитию рака шейки матки. Однако это не является правдоподобным механизмом для более молодых женщин (у которых встречается большинство случаев рака шейки матки), поскольку у тучных женщин в пременопаузе обычно не повышается уровень эстрогена.

Другие возможные биологические механизмы включают вызванные ожирением изменения иммунной функции, которые могут повлиять на выведение инфекции ВПЧ и повышенные уровни воспаления; однако прямые доказательства связи между этими путями и раком шейки матки только начинают изучаться.

Ожирение у взрослых и рак груди в пременопаузе

Не существует единого надежного механизма, с помощью которого ожирение могло предотвратить рак груди в пременопаузе. Один из возможных механизмов связан с ановуляцией, которая обычно связана с ожирением и приводит к аномальному гормональному профилю, характеризующемуся более низкими эндогенными уровнями прогестерона.

Хотя механизмы потенциального защитного эффекта ожирения в отношении рака молочной железы в пременопаузе не были полностью выяснены, похоже, что это связано с распределением жира, поскольку более высокая окружность талии, по-видимому, более тесно связана с повышенным риском рака молочной железы в пременопаузе. после учета ИМТ.

Механизмы, специфически относящиеся к абдоминальному ожирению, измеренному по окружности талии, включают сильную связь с хроническим воспалением и инсулинорезистентностью.

Ожирение в молодом возрасте

Ожирение в детском и подростковом возрасте обратно пропорционально риску рака молочной железы в пременопаузе, а также рака молочной железы в постменопаузе, что предполагает долгосрочное влияние ожирения в молодом возрасте на риск рака молочной железы в более позднем возрасте. жизнь.

Эти данные контрастируют с более высоким риском рака груди у женщин в постменопаузе, у которых во взрослом возрасте наблюдается большая полнота тела. Предполагается, что ранняя жизнь, включая детство и юность, является критическим окном для канцерогенеза груди. Это период быстрого роста и развития ткани молочной железы с более высокими темпами разрастания ткани молочной железы в период полового созревания, что может повысить восприимчивость к молекулярным повреждениям и может объяснить, почему конкретные воздействия могут быть важны для риска рака груди в более позднем возрасте.

Ожирение в детстве связано с замедлением роста и развития подростков; однако максимальная скорость роста в росте как показатель развития подростка связана с повышенным риском рака груди.Более высокие уровни циркулирующего IGF-I, основного медиатора активности гормона роста, являются установленным положительным фактором риска рака груди, но могут быть ниже у женщин, у которых в детстве и подростковом возрасте было больше ожирения.

Половые гормоны также могут частично объяснять обратную связь между ожирением в раннем возрасте и риском рака груди. Эстроген, полученный из жировой ткани, у подростков с избыточной массой тела может вызывать раннюю дифференцировку груди и делать ткань груди менее восприимчивой к канцерогенезу, как было продемонстрировано на моделях на животных.

Молодые женщины с ожирением также чаще испытывают ановуляцию и, следовательно, более низкие уровни гормонов яичников, таких как прогестерон, и более низкий пик эстрадиола. Однако ожирение у девочек предподросткового и подросткового возраста связано с более высокими уровнями инсулина и андрогенов и более низкими концентрациями глобулина, связывающего половые гормоны, что, как предполагается, увеличивает риск рака груди.

В целом механизмы, лежащие в основе обратной связи ожирения в раннем возрасте и риска рака груди, сложны, вероятно, множественны и недостаточно четко очерчены.

> Узнайте больше о процессе рака

Является ли ИМТ точным способом измерения жира в организме?

Индекс массы тела (ИМТ) — это математическая формула, которая делит вес человека на квадрат его роста, чтобы получить число, которое попадает в одну из следующих категорий веса:

Помимо присвоения одной из этих категорий, высокий ИМТ также может быть индикатором высокого содержания жира в организме и, следовательно, может использоваться для проверки определенных уровней веса, которые могут привести к проблемам со здоровьем. Несмотря на то, что он часто используется как единое целое, он не является истинной диагностикой ожирения или общего состояния здоровья человека.

Как наверняка слышали многие из нас, увлеченных фитнесом, ИМТ далек от идеального измерения. В большинстве случаев, и часто, когда это действительно важно, измерение ИМТ может на самом деле переоценивать или даже недооценивать жировые отложения человека. И когда это происходит, это действительно так.

Где ИМТ идет не так?

Типичный пример, который люди используют, говоря об ИМТ, — это то, что он не делает различий между телесным жиром и мышечной массой, что важно, потому что кусок мышцы весит больше, чем кусок жира того же размера.

Хорошими примерами этого неверного толкования, согласно анализу «слепых пятен» BMI, являются бывшие олимпийцы Усэйн Болт и Майкл Фелпс, которые едва не попали в лагерь «полных». Еще есть звездный защитник НФЛ Том Брэди, индекс массы тела которого характеризует его как страдающего ожирением. Также баскетболист Леброн Джеймс и правый нападающий НХЛ Фил Кессель имеют ИМТ 27,5, и, как мы узнаем позже, ИМТ 25-29,9 считается избыточным весом.

Как возникает эта странная ошибка? Что ж, представьте себе сидящего человека ростом шесть футов и весом 203 фунта.У них будет ИМТ 27.

А теперь представьте спринтера, который тоже шести футов ростом, но весит 211 фунтов. У них будет ИМТ 28.

Кусок мышцы весит примерно на 18 процентов больше, чем кусок жира того же размера.

Итак, согласно ИМТ, спринтер имеет больший вес, чем человек, ведущий сидячий образ жизни. Но, как я сказал ранее, кусок мышцы весит примерно на 18 процентов больше, чем кусок жира того же размера, так что это явно не точное утверждение.

Это не единственное место, где ИМТ разваливается.ИМТ также ненадежен для пожилых людей, которые, как правило, потеряли некоторое количество мышечной и костной массы. В этом случае ИМТ пожилого человека может быть в пределах нормы, хотя на самом деле он может иметь избыточный вес.

Также важно отметить, что расчет ИМТ в основном основан на типах телосложения европеоидов и может не подходить для людей других национальностей. По сравнению с белыми европейцами с таким же ИМТ, у азиатов общий процент жира в организме выше на четыре процента.В частности, жители Южной Азии имеют особенно высокий уровень абдоминального ожирения, что также может отрицательно сказаться на измерении ИМТ.

Связан ли ИМТ со здоровьем?

Человек, чей ИМТ говорит о избыточном весе или даже ожирении, обычно считается нездоровым, в то время как люди с нормальным ИМТ обычно считаются здоровыми. Но исследование, опубликованное в 2016 году, показало, что это неверно для 75 миллионов американцев.

Исследователи обнаружили, что 54 миллиона американцев были классифицированы как страдающие избыточным весом или ожирением, но при дальнейшем исследовании они обнаружили, что другие кардиометаболические показатели (артериальное давление, уровень сахара в крови, холестерин и т. Д.)) показал, что они на самом деле совершенно здоровы. Еще 21 миллион человек были классифицированы как «нормальные» с точки зрения ИМТ, но позже были определены как нездоровые на основании других кардиометаболических показателей.

Чтобы определить это, исследователи изучили данные Национального исследования здоровья и питания США и проанализировали связь между ИМТ и рядом других нормальных маркеров здоровья (таких как артериальное давление, уровень сахара в крови и холестерин) и обнаружили, что ИМТ неправильно привязан к людям. здоровье на обоих концах весов.

Другие ученые, однако, предположили, что, хотя некоторые люди могут казаться полными, но здоровыми, лишний вес по-прежнему подвергает их более высокому риску определенных заболеваний по мере взросления. Так что в рядах есть разногласия.

»Продолжить чтение« Является ли ИМТ точным способом измерения жира в организме? » на QuickAndDirtyTips.com

Варианты, изменяющие белок, связанные с индексом массы тела, связаны с путями, контролирующими потребление и расход энергии при ожирении

  • Montreal Heart Institute, Université de Montréal, Монреаль, Квебек, Канада

    Valérie Turcot, Marie- Пьер Дюбе, Кен С. Ло, Джон Д. Риу, Жан-Клод Тардиф и Гийом Леттр

  • Отдел эпидемиологии, Департамент медицины, Онкологический центр Вандербильта-Инграма, Эпидемиологический центр Вандербильта, Медицинская школа Университета Вандербильта, Нашвилл, Теннесси, США

    Инчхан Лу

  • Институт персонализированной медицины Чарльза Бронфмана, Медицинская школа Икана на горе Синай, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США

    Инчанг Лу, Клаудиа Шурманн, Тамуно Альфред, Эрвин П. Боттингер и Рут Дж.Ф. Лоос

  • Программа по генетике ожирения и связанных с ним метаболических признаков, Медицинская школа Икан на горе Синай, Нью-Йорк, США

    Инчанг Лу, Клаудиа Шурманн и Рут Дж. Ф. Лоос

  • Департамент эпидемиологии, Университет из Северной Каролины, Чапел-Хилл, Северная Каролина, США

    Хизер М. Хайленд, Энн Э. Джастис, Мариаэлиса Графф, Кристин Л. Янг и Анджела Л. Мазул

  • Центр генетики человека, Школа общественного здравоохранения Техасского университета, Онкологический центр Андерсона Техасского университета, Высшая школа биомедицинских наук UTHealth, Центр медицинских наук Техасского университета в Хьюстоне, Хьюстон, Техас, США

    Хизер М. Highland

  • Broad Institute of MIT и Гарвард, Кембридж, Массачусетс, США

    Ребекка С. Файн, Тыну Эско, Алиса К. Мэннинг, Сайлайя Ведантам, Даниэль И. Часман, Патрик Т. Эллинор, Хосе К. Флорес, Секар Катиресан, Стивен А. Любиц, Анирудд П. Патель, Мануэль А. Ривас и Джоэл Н. Хиршхорн

  • Департамент генетики Гарвардской медицинской школы, Бостон, Массачусетс, США

    Ребекка С. Файн, Sailaja Vedantam & Joel Н. Хиршхорн

  • Отделение эндокринологии и Центр фундаментальных и трансляционных исследований ожирения, Бостонская детская больница, Бостон, Массачусетс, США

    Ребекка С.Fine, Тыну Эско, Сайлайя Ведантам и Джоэл Н. Хиршхорн

  • Центр прикладной геномики, Отделение генетики человека, Детская больница Филадельфии, Филадельфия, Пенсильвания, США

    Джонатан П. Брэдфилд, Струан Ф.А. Грантарс и Хакон 9000

  • Quantinuum Research, LLC, Сан-Диего, Калифорния, США

    Джонатан П. Брэдфилд

  • Эстонский центр генома, Тартуский университет, Тарту, Эстония

    Тыну Эско, Лили Милани и Маркус Перола98

    903 эпидемиологии, Департамент медицины, Институт медицины и общественного здравоохранения, Институт генетики Вандербильта, Университет Вандербильта, Нэшвилл, Теннесси, США

    Аюш Гири и Тодд Л. Эдвардс

  • Институт трансляционной геномики и популяционных наук, LABioMed в медицинском центре Харбор-Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, Торранс, Калифорния, США

    Сюцин Го, Юй-Дер И. Чен, Ючэн Цзя, Эрик Ким, Кент Д. Тейлор, Джи Яо и Джером И. Роттер

  • Wellcome Trust Институт Сэнгера, Хинкстон, Великобритания

    Одри Э. Хендрикс, Инес Баррозу, Джон Данеш, Гаэль Маренн, Лоррейн Саутэм и Элефтерия Зеджини

  • Департамент математических и статистических наук Университет Колорадо, Денвер, Колорадо, США

    Одри Э.Хендрикс

  • Wellcome Trust Center for Human Genetics, Оксфордский университет, Оксфорд, Великобритания

    Тугсе Карадери, Анубха Махаджан, Вей Ган, Хидетоши Китадзима, Марк И. Маккарти, Эндрю П. Моррис, Нил Р. Робертсон, Лоррейн Саутэм , Крина Т. Зондерван и Сесилия М. Линдгрен

  • Департамент биологических наук, факультет искусств и наук, Восточно-Средиземноморский университет, Фамагуста, Кипр

    Тугче Карадери

  • Институт иммунобиологии и эпигенетики Макса Планка, Фрайбург, Германия

    Адельхайд Лемпрадл и Джон А. Pospisilik

  • Департамент биостатистики и Центр статистической генетики, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, США

    Адам Э. Локк, Гонсало Абекасис, Майкл Бёнке, Шуанг Фэн, Энн У. Джексон, Сюэлинг Сим и Хизер М. Stringham

  • McDonnell Genome Institute, Школа медицины Вашингтонского университета, Сент-Луис, Миссури, США

    Adam E. Locke

  • Исследовательский институт Уильяма Харви, Бартс и Лондонская школа медицины и стоматологии, Queen Mary Лондонский университет, Лондон, Великобритания

    Эйрини Марули, Самир Э.Альхарти, Марк Дж. Колфилд, Ставрула Канони, Патрисия Б. Манро, Кэтлин Э. Стиррупс, Хелен Р. Уоррен и Панос Делукас

  • Департамент сосудистой медицины, AMC, Амстердам, Нидерланды

    Сутеш Сивапаларатнам и Дж. Кеес Ховинг

  • Массачусетская больница общего профиля, Бостон, Массачусетс, США

    Сутеш Сивапаларатнам, Алиса К. Мэннинг, Патрик Т. Эллинор, Хосе К. Флорес, Пол Л. Хуанг, Секар Кэтиресан, Стивен А. Любиц и Анируддх П.Патель

  • Департамент гематологии, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания

    Сутеш Сивапаларатнам и Кэтлин Э. Стиррупс

  • Отдел статистической геномики, Департамент генетики, Школа медицины Вашингтонского университета, Сент-Луис, Миссури, США

    Мэри Фейтоза и Ингрид Б. Борецки

  • Департамент сердечно-сосудистых наук, Университет Лестера, Больница Гленфилд, Лестер, Великобритания

    Николас Г.Д. Маска, Кристофер П. Нельсон и Нилеш Дж. Самани

  • NIHR Leicester Cardiovascular Biomedical Research Unit, Glenfield Hospital, Leicester, UK

    Nicholas GD Masca, Christopher P. Nelson & Nilesh J. Samani98

  • 90 наук, Гарвардская медицинская школа, Бостон, Массачусетс, США

    Алиса К. Мэннинг и Хосе К. Флорез

  • Программа медицинской и популяционной генетики, Институт Броуда, Кембридж, Массачусетс, США

    Алиса К. Мэннинг, Патрик Т. Эллинор, Хосе К. Флорез и Стивен А. Любиц

  • Отдел эпидемиологии, Медицинский центр Эразмус, Роттердам, Нидерланды

    Каролина Медина-Гомес, Оскар Х. Франко, М. Арфан Икрам, Андре G. Uitterlinden, Cornelia M. Duijn и Fernando Rivadeneira

  • Отделение внутренней медицины, Erasmus Medical Center, Роттердам, Нидерланды

    Carolina Medina-Gomez, Linda Broer, André G. Uitterlinden & Fernando Rivadeneira 19 по исследованиям диабета, Медицинская школа Уэйк Форест, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

    Пурва Мудгал, Мэгги К.Я. Нг, Дональд В. Боуден и Аманда Дж. Кокс

  • Центр геномики и исследований в области персонализированной медицины, Медицинская школа Уэйк-Форест, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

    Мэгги С.Й. Нг, Дональд В. Боуден и Аманда Дж. Кокс

  • Департамент эпидемиологии Вашингтонского университета, Сиэтл, Вашингтон, США

    Алекс П. Райнер

  • Отдел здравоохранения, Центр исследования рака Фреда Хатчинсона, Сиэтл, Вашингтон, США

    Алекс П. Райнер, Менгмен Ду, Джефф Хесслер и Чарльз Куперберг

  • Отделение эпидемиологии MRC, Школа клинической медицины Кембриджского университета, Институт метаболических наук, Кембридж, Великобритания

    Сара М. Виллемс, Клаудия Лангенберг, Цзяньан Луан, Джон Р. Б. Перри, Роберт А. Скотт, Николас Дж. Уэрхэм и Цзин Хуа Чжао

  • Департамент генетической эпидемиологии Регенсбургского университета, Регенсбург, Германия

    Томас В. Винклер, Матиас Горски и Ирис М.Heid

  • Нидерландская всеобъемлющая онкологическая организация, Утрехт, Нидерланды

    Катя К. Абен

  • Институт медицинских наук Радбауд, Медицинский центр Университета Радбауд, Неймеген, Нидерланды

    Катя К. Абен, Тессель Э. Галеслот , Lambertus A. Kiemeney & Sita H. Vermeulen

  • Школа кинезиологии и медицинских наук, факультет здравоохранения Йоркского университета, Торонто, Онтарио, Канада

    Деван С.Алам

  • Центр передового опыта принцессы Аль-Джавхара Аль-Брахим в исследованиях наследственных заболеваний (PACER-HD), Университет короля Абдулазиза, Джидда, Саудовская Аравия

    Самир Э. Альхарти и Панос Делукас

  • Медицина и общественное здравоохранение, Калифорнийский университет, Сан-Диего, Ла-Хойя, Калифорния, США

    Мэтью Эллисон

  • INSERM U1167, Лилль, Франция

    Philippe Amouyel

  • Institut Pasteur de Lille, Франция, U1167, Лилль

    Philippe Amouyel

  • Université de Lille, U1167, RID-AGE, Факторы риска и молекулярные детерминанты заболеваний, связанных со старением, Лилль, Франция

    Philippe Amouyel

  • Отделение сердца и кардиологии Университета Лилля Медицинский центр Утрехт, Утрехт, Нидерланды

    Folkert W.Ассельбергс и Джессика ван Сеттен

  • Центр кардиогенетических исследований им. Дуррера, ICIN-Нидерландский институт сердца, Утрехт, Нидерланды

    Фолкерт В. Ассельбергс

  • Институт сердечно-сосудистых наук, факультет наук о здоровье населения, Университетский колледж Лондона, Лондон, Великобритания

    Folkert W. Asselbergs

  • Zilber School of Public Health, University of Wisconsin – Milwaukee, Milwaukee, WI, USA

    Paul L.Auer

  • INSERM U1018, Centre de Recherche en Épidémiologie et Santé des Populations (CESP), Villejuif, Франция

    Beverley Balkau

  • Отделение кардиологии, Rigshospitalet, 9000 Copenhagen University, Копенгагенский университет, 9000, Копенгаген, Дания Банг

  • Метаболические исследовательские лаборатории, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания

    Инес Баррозу, И. Садаф Фаруки и Ваниша Мистри

  • Кембриджский центр биомедицинских исследований NIHR, Wellcome Trust – MRC Институт метаболических наук, больница Адденбро Кембридж, Великобритания

    Инес Баррозу, I.Садаф Фаруки и Ваниша Мистри

  • Кафедра биомедицинской информатики, Университет Вандербильта, Нашвилл, Теннесси, США

    Лиза Бастараче и Джош К. Денни

  • Кафедра клинической биохимии, Университетская больница Херлева и Генхафте, больница Херлев и Генхафте , Дания

    Марианна Бенн, Пиа Р. Камструп, Суне Ф. Нильсен, Бёрге Г. Нордестгаард и Анетт Варбо

  • Департамент общественного здравоохранения, факультет здравоохранения и медицинских наук, Копенгагенский университет, Копенгаген, Дания

    Марианна Бенн, Рут Фрикке-Шмидт, Торбен Йоргенсен, Суне Ф.Nielsen, Børge G. Nordestgaard, Anne Tybjaerg-Hansen и Anette Varbo

  • Кафедра вычислительной биологии, Университет Лозанны, Лозанна, Швейцария

    Свен Бергманн и Дэвид Лампартер

  • Швейцарский институт биоинформаций, Швейцария,

    Швейцарский институт биоинформаций

    Свен Бергманн, Золтан Куталик и Дэвид Лэмпартер

  • Департамент эпидемиологии, Школа общественного здравоохранения, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, США

    Лоуренс Ф.Bielak, Sharon LR Kardia, Patricia A. Peyser, Erin B.Ware и Wei Zhao

  • IFB Adiposity Diseases, Лейпцигский университет, Лейпциг, Германия

    Маттиас Блюхер, Питер Ковач и Майкл Штумволл,98

  • , медицинское отделение98 , Лейпцигский университет, Лейпциг, Германия

    Маттиас Блюхер и Михаэль Штумволль

  • Департамент эпидемиологии Немецкого института питания человека в Потсдаме-Ребрюке (DIfE), Nuthetal, Германия

    Heiner Boeing School of Public Health

    0198

    , Центр генетики человека, Центр медицинских наук Техасского университета в Хьюстоне, Хьюстон, Техас, США

    Эрик Бурвинкль и Меган Л. Grove

  • Центр секвенирования генома человека, Медицинский колледж Бейлора, Хьюстон, Техас, США

    Эрик Бурвинкл

  • Отделение нефрологии, Университетская больница Регенсбурга, Регенсбург, Германия

    Карстен А. Бёгер и Матиас Горски Rheinberger

  • Центр фундаментальных метаболических исследований Novo Nordisk, факультет здравоохранения и медицинских наук, Копенгагенский университет, Копенгаген, Дания

    Джетте Борк-Йенсен, Анетт П.Гьесинг, Нильс Граруп, Торбен Хансен, Кристиан Т. Хаве, Олуф Педерсен, Тьюн Х. Перс и Хенрик Вестергаард

  • Центр медицинских наук и первичной медико-санитарной помощи Юлиуса, Университетский медицинский центр Утрехт, Утрехт, Нидерланды

    Michiel L. Боты и Пол И. В. Баккер

  • Отделение биохимии, Медицинская школа Уэйк-Форест, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

    Дональд Боуден и Николетт Д. Палмер

  • Отдел клинической биохимии, больница Лиллебаельт, Вайле , Дания

    Иван Брандслунд

  • Институт региональных исследований в области здравоохранения, Университет Южной Дании, Оденсе, Дания

    Иван Брандслунд

  • MRC Центр социальной генетики и психиатрии развития, Институт психиатрии, психологии и неврологии Королевского колледжа Лондон, Лондон, Великобритания

    Джером Брин

  • Биомедицинский исследовательский центр психического исцеления NIHR th, Южный Лондон и Госпиталь Модсли, Лондон, Великобритания

    Джером Брин

  • Исследовательский институт Клиники Маршфилда, Маршфилд, Висконсин, США

    Мюррей Х. Бриллиант, Пегги Л. Пейссиг и Томас Н. Персон

  • Департамент медицинских наук, Университет Триеста, Триест, Италия

    Марко Брумат, Паоло Гаспарини и Драгана Вукович

  • Департамент медицины Вашингтонского университета, Сиэтл , WA, США

    Эмбер А. Берт, Гейл П. Джарвик и Эрик Б. Ларсон

  • MRC / BHF Отделение сердечно-сосудистой эпидемиологии, Департамент общественного здравоохранения и первичной медико-санитарной помощи, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания

    Adam S .Баттерворт, Раджив Чоудхури, Джон Данеш, Эмануэле Ди Ангелантонио, Джоанна М.М. Хоусон, Правин Сурендран и Робин Янг

  • Группа исследований крови и трансплантологии NIHR в области здоровья доноров и геномики, Департамент общественного здравоохранения и первичной медико-санитарной помощи, Кембриджский университет, Кембридж , Великобритания

    Адам С. Баттерворт, Джон Данеш, Эмануэле Ди Ангелантонио, Кармел Мур и Дэвид Дж. Робертс

  • Программа эпидемиологических исследований, Американское онкологическое общество, Атланта, Джорджия, США

    Питер Т.Кэмпбелл

  • Институт здоровья матери и ребенка, IRCCS ‘Burlo Garofolo’, Триест, Италия

    Стефания Каппеллани, Эулалия Катамо, Анджела д’Эустаккьо, Паоло Гаспарини, Антониетта Робино и Драгана Вукович Центр исследований9

  • , Geisinger Health System, Данвилл, Пенсильвания, США

    Дэвид Дж. Кэри, Хелена Куйваниеми и Джерард Тромп

  • Отдел сердечно-сосудистых исследований NIHR Barts, Бартс и Лондонская школа медицины и стоматологии, Лондонский университет Королевы Марии, Лондон, Великобритания

    Марк Дж.Колфилд, Патрисия Б. Манро и Хелен Р. Уоррен

  • Отделение кардиологии, Лондонский Северо-Западный фонд здравоохранения NHS Trust, Больница Илинг, Миддлсекс, Великобритания

    Джон К. Чемберс, Джаспал С. Кунер и Вейхуа Чжан

  • Департамент эпидемиологии и биостатистики, Школа общественного здравоохранения, Имперский колледж Лондона, Лондон, Великобритания

    Джон К. Чемберс, Евангелос Евангелу, Марсело П. Сегура-Лепе и Вейхуа Чжан

  • Imperial College Healthcare NHS Trust, Лондон, Великобритания

    Джон К.Chambers & Jaspal S. Kooner

  • Отдел генетики, Бригам и женская больница и Гарвардская медицинская школа, Бостон, Массачусетс, США

    Дэниел И. Часман

  • Отдел профилактической медицины, Бригам и женская больница и Гарвардский медицинский центр School, Бостон, Массачусетс, США

    Дэниел И. Часман и Пол М. Ридкер

  • Гарвардская медицинская школа, Бостон, Массачусетс, США

    Дэниел И. Часман, Секар Катиресан, Анируддх П. Патель и Пол М.Ридкер

  • Медицинское отделение, Госпиталь Лиллебаельт, Вайле, Дания

    Крамер Кристенсен

  • NHLBI Framingham Heart Study, Фрамингем, Массачусетс, США

    Одри Ю. Чу и Нэнси Л. Херд-

    0198 и фармакогеномика, Merck, Sharp & Dohme, Бостон, Массачусетс, США

    Audrey Y. Chu & Dermot F. Reilly

  • Департамент медицинских, хирургических и медицинских наук, Университет Триеста, Триест, Италия

    Massimiliano Cocca

  • Отделение медицинской геномики и метаболической генетики, Национальный исследовательский институт генома человека, Национальные институты здравоохранения США, Бетесда, Мэриленд, США

    Фрэнсис С.Коллинз, Нарису Нарису и Эми Дж. Свифт

  • Кафедра биостатистики Ливерпульского университета, Ливерпуль, Великобритания

    Джеймс П. Кук, Гейл Дэвис, Ян Дж. Дири и Эндрю П. Моррис

  • Центр когнитивных исследований Старение и когнитивная эпидемиология, Эдинбургский университет, Эдинбург, Великобритания

    Джени Корли, Гейл Дэвис, Ян Дж. Дири и Джон М. Старр

  • Департамент психологии, Эдинбургский университет, Эдинбург, Великобритания

    Джени Корли и Элисон Патти

  • Отделение генетики человека, Институт мозга, познания и поведения Дондерса, Медицинский центр Университета Радбауд, Неймеген, Нидерланды

    Хорди Короминас Галбани

  • Отдел офтальмологии, Институт мозга и познания Дондерса Медицинский центр Университета Радбоуд, Неймеген, Нидерланды

    Хорди Короминас Галбани и Аннеке И. Холландер

  • Институт здоровья Мензиса, Квинсленд, Университет Гриффита, Саутпорт, Квинсленд, Австралия

    Аманда Дж. Кокс

  • Департамент биомедицинской информатики и медицинского образования, Вашингтонский университет, Сиэтл, Вашингтон, США

    Дэвид С. Crosslin

  • Институт Диамантина, Университет Квинсленда, Брисбен, Квинсленд, Австралия

    Габриэль Куэльяр-Партида

  • QIMR Медицинский исследовательский институт Бергхофера, Брисбен, Квинсленд, Австралия

    Габриэль Куеллар, АвстралияMedland, Grant W. Montgomery, Dale R. Nyholt и Yadav Sapkota

  • Кембриджский центр передового опыта British Heart Foundation, Департамент медицины, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания

    Джон Данеш

  • Департамент генетики, Центр отдела молекулярной медицины, Университетский медицинский центр Утрехта, Утрехт, Нидерланды

    Пол И. В. Баккер

  • Кафедра клинической химии и гематологии, Лаборатория и фармацевтика, Университетский медицинский центр Утрехта, Утрехт, Нидерланды

    Mark C. H. Groot

  • Утрехтский институт фармацевтических наук, Отдел фармакоэпидемиологии и клинической фармакологии, Утрехтский университет, Утрехт, Нидерланды

    Mark CH Groot

  • Отдел клинической эпидемиологии, Медицинский центр Лейденского университета

    , Нидерланды

    Рене Муцерт, Руифанг Ли-Гао и Деннис О. Мук-Канамори

  • Департамент питания и диетологии, Школа медицинских наук и образования, Университет Харокопио, Афины, Греция

    Джордж Дедусис и Алики-Элени Фармаки

  • Отдел эпидемиологии и общественного здравоохранения, Школа общественного здравоохранения, Университет Миннесоты, Миннеаполис, Миннесота, США

    Эллен У.Демерат и Памела Дж. Шрайнер

  • Отделение внутренней медицины, Медицинский центр Университета VU, Амстердам, Нидерланды

    Мартин Хейер

  • Лаборатория экспериментальной кардиологии, отделение сердца и легких, Университетский медицинский центр Утрехт, Утрехт, Нидерланды

    Hester M. Ruijter, Gerard Pasterkamp & Sander W. Laan

  • Центр генетической эпидемиологии рака, Департамент общественного здравоохранения и первичной медико-санитарной помощи, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания

    Joe G.Деннис, Дуглас Ф. Истон и Дебора Дж. Томпсон

  • Институт сердечно-сосудистых наук, Университетский колледж Лондона, Лондон, Великобритания

    Фотиос Дренос

  • MRC Подразделение интегративной эпидемиологии, Школа социальной и общественной медицины, Университет Бристоля , Бристоль, Великобритания

    Фотиос Дренос и Кэтрин Э. Танси

  • Отделение эпидемиологии и биостатистики, Мемориальный онкологический центр им. Слоана Кеттеринга, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США

    Менгмен Ду

  • Медицинский факультет , Университет Монреаля, Монреаль, Квебек, Канада

    Мари-Пьер Дюбе, Джон Д.Rioux & Guillaume Lettre

  • Центр генетической эпидемиологии рака, Департамент онкологии, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания

    Элисон М. Даннинг, Дуглас Ф. Истон, Айлит Пири и Джонатан П. Тайрер

  • Институт Клиническая молекулярная биология, Кильский университет Кристиана Альбрехта, Киль, Германия

    Дэвид Эллингхаус и Андре Франке

  • Департамент эпидемиологии и биостатистики, Центр окружающей среды и здоровья MRC-PHE, Школа общественного здравоохранения, Имперский колледж Лондона, Лондон, Великобритания

    Пол Эллиотт

  • Кафедра гигиены и эпидемиологии, Медицинская школа Университета Янины, Янина, Греция

    Эвангелос Евангелу

  • Департамент медицинских наук, Университет Лестераки, Лестер,

    , Алтайский край, Великобритания

  • Survey Research Center, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, США

    Джессика Д.Faul & Erin B. Ware

  • Кафедра офтальмологии, Кельнский университет, Кельн, Германия

    Sascha Fauser

  • CNR Институт клинической физиологии, Пиза, Италия

    Ele Ferrannini98

  • Экспериментальная медицина, Пизанский университет, Пиза, Италия

    Ele Ferrannini

  • Медицинский факультет Тулузского университета, Тулуза, Франция

    Жан Ферриерес

  • Университет Глазго, Глазго, Великобритания

    Ян Форд, Крис Дж. Паккард, Сандош Падманабхан, Навид Саттар и Робин Янг

  • Институт молекулярной медицины, Центр медицинских наук Техасского университета в Хьюстоне, Хьюстон, Техас, США

    Мириам Форнаж и Ли-Ан Лин

  • Департамент клинических наук , Отделение генетической и молекулярной эпидемиологии, Лундский университет, Мальмё, Швеция

    Пол У. Фрэнкс, Фрида Ренстрём и Тибор В. Варга

  • Департамент питания Гарвардской школы общественного здравоохранения, Бостон, Массачусетс, США

    Paul W .Franks

  • Департамент общественного здравоохранения и клинической медицины, Отделение медицины, Университет Умео, Умео, Швеция

    Пауль В. Фрэнкс

  • Институт клинической химии и лабораторной медицины, Университетская медицина Грайфсвальд, Грайфсвальд, Германия

    Неле Фридрих

  • Отделение клинической биохимии, Rigshospitalet, Университетская больница Копенгагена, Копенгаген, Дания

    Рут Фрикке-Шмидт и Анне Тибьярг-Хансен

  • Исследовательский центр Триеста, Италия

    , Научный парк Герите,

    , Италия

  • Центр биологических наук, Факультет естественных наук и наук об окружающей среде, Саутгемптонский университет, Саутгемптон, Великобритания

    Джейн Гибсон

  • Гериатрия, Департамент общественного здравоохранения, Уппсальский университет, Упсала, Швеция

    Вилмантас Гиедрайтис 198

    Центр народонаселения Каролины, Норский университет th Carolina, Chapel Hill, NC, USA

    Penny Gordon-Larsen & Kathleen Mullan Harris

  • Департамент питания, Школа глобального общественного здравоохранения Gillings, Университет Северной Каролины, Chapel Hill, NC, USA

    Penny Gordon- Ларсен

  • Отделение психиатрии и психотерапии, Медицинский университет Грайфсвальда, Грайфсвальд, Германия

    Hans-Jörgen Grabe

  • Немецкий центр нейродегенеративных заболеваний (DZNE000), Росток / Грайфанс-Юнсвальд 6, Германия 9

  • Кафедра педиатрии, Медицинская школа Перельмана, Университет Пенсильвании, Филадельфия, Пенсильвания, США

    Струан Ф. А. Грант и Хакон Хаконарсон

  • Отделение эндокринологии, Детская больница Филадельфии, Филадельфия, Пенсильвания, США

    Струан Грант Ф.А.

  • Науки о зрении, Группа клинических неврологических исследований, Медицинский факультет Саутгемптонского университета , Великобритания

    Хелен Л. Гриффитс и Эндрю Дж. Лотери

  • Медицинский факультет Исландского университета, Рейкьявик, Исландия

    Вилмундур Гуднасон, Альберт В.Смит, Кари Стефанссон и Уннур Торстейнсдоттир

  • Исландская кардиологическая ассоциация, Копавогур, Исландия

    Вильмундур Гуднасон и Альберт В. Смит

  • Департамент медицинских наук, лаборатория молекулярной эпидемиологии и науки для жизни, Уппсальский университет, Уппсала, Швеция

    Стефан Густафссон и Эрик Ингельссон

  • Отдел генетики сложных признаков, Центр нейрогеномики и когнитивных исследований, Амстердам Неврология, Университет VU Амстердам, Амстердам, Нидерланды

    Анке Р. Хаммершлаг и Тинка Дж. Полдерман

  • Департамент социологии, Университет Северной Каролины, Чапел-Хилл, Северная Каролина, США

    Кэтлин Маллан Харрис

  • Лаборатория эпидемиологии и народонаселения Национального института старения, Программа внутренних исследований, Национальные институты здравоохранения США, Бетесда, Мэриленд, США

    Тамара Б. Харрис

  • Медицинская школа Университета Эксетера, Университет Эксетера, Эксетер, Великобритания

    Эндрю Т.Хаттерсли

  • MRC Подразделение генетики человека, Институт генетики и молекулярной медицины, Эдинбургский университет, Эдинбург, Великобритания

    Кэролайн Хейворд, Дженнифер Э. Хаффман и Вероника Витарт

  • Биодемография Исследовательского института старения, Исследовательский институт социальных наук , Университет Дьюка, Дарем, Северная Каролина, США

    Лян Хе и Лян Сан

  • Департамент общественного здравоохранения Хельсинкского университета, Хельсинки, Финляндия

    Лян Хе, Яакко Каприо, Теллерво Корхонен, Ану Лоукола и Лян Сан

  • Отделение неврологии Медицинской школы Бостонского университета, Бостон, Массачусетс, США

    Нэнси Л. Heard-Costa

  • Департамент психиатрии Вашингтонского университета, Сент-Луис, Миссури, США

    Эндрю К. Хит

  • Институт генетической эпидемиологии, Центр Гельмгольца Мюнхена — Немецкий исследовательский центр гигиены окружающей среды, Нойхерберг, Германия

    Ирис М. Хайд, Мартина Мюллер-Нурасьид и Константин Штраух

  • Отделение педиатрии, Университетская больница Хаукеланда, Берген, Норвегия

    Ойвинд Хельгеланд и Пол Р.Njølstad

  • KG Jebsen Center for Diabetes Research, Department of Clinical Science, University of Bergen, Bergen, Norway

    Эйвинд Хельгеланд, Стефан Йоханссон и Пол Р. Ньёльстад

  • Отделение кардиологической больницы, Университетский центр Тамипере и факультет медицины и наук о жизни, Университет Тампере, Тампере, Финляндия

    Юсси Хернесниеми и Кьелл Никус

  • Кафедра клинической химии, Лаборатории Fimlab, Тампере, Финляндия

    Юсси Хернесниеми, Терхо Лехтимяки и Терхо Лехтимяки

  • Кафедра клинической химии, Финский центр сердечно-сосудистых исследований, Тампере, Факультет медицины и естественных наук, Университет Тампере, Тампере, Финляндия

    Юсси Хернесниеми, Терхо Лехтимяки и Лео-Пекка Лютикяйнен

  • 9000 Австралийский исследовательский центр , Королевская викторианская больница глаза и уха, Мельбурнский университет, Мельбурн, Виктория, Австралия

    Алекс В. Hewitt

  • Центр офтальмологии и зрительной науки, Lions Eye Institute, Университет Западной Австралии, Перт, Западная Австралия, Австралия

    Alex W. Hewitt

  • Исследовательский институт Мензиса, Тасмания, Университет Тасмании, Хобарт, Тасмания, Австралия

    Alex W. Hewitt

  • KG Jebsen Center for Genetic Epidemiology, Department of Public Health, NTNU, Norwegian University of Science and Technology, Trondheim, Norway

    Oddgeir L.Холмен

  • Ключевая лаборатория питания и метаболизма, Институт диетологии Шанхайского института биологических наук Китайской академии наук, Университет Китайской академии наук, Шанхай, Китай

    Яо Ху, Хуайсин Ли, Сюй Линь, Feijie Wang, Yiqin Wang и Pang Yao

  • Отделение неврологии, Медицинский центр Erasmus, Роттердам, Нидерланды

    M. Arfan Ikram

  • Отделение радиологии, Медицинский центр Erasmus, Роттердам0006, Нидерланды

    M. Арфан Икрам

  • Отделение сердечно-сосудистой медицины, Медицинский факультет Медицинской школы Стэнфордского университета, Стэнфорд, Калифорния, США

    Эрик Ингельссон и Джин Ли

  • Департамент общественного здравоохранения и клинической медицины, Университет Умео, Умео, Швеция

    Ян-Хокан Янссон и Олов Роландссон

  • Исследовательское подразделение Скеллефтео, Скеллефтео, Швеция

    Ян-Хокан Янссон

  • Департамент геномных наук, Вашингтонский университет, Сиэтл, штат Вашингтон, США

    Ярвик

  • Копенгагенское городское исследование сердца, больница Фредериксберг, Фредериксберг, Дания

    Горм Б. Йенсен

  • Центр медицинской генетики и молекулярной медицины, Больница Университета Хокеланд, Берген, Норвегия

    Институт общественного здравоохранения Университета Южной Дании, Копенгаген, Дания

    Марит Э. Йоргенсен

  • Стено-диабетический центр Копенгагена, Гентофте, Дания

    Марит Э. Йоргенсен и Хенрик Вестергаард

  • Медицинский факультет, Университет Ольборга, Ольборг, Дания

    Торбен Йоргенсен

  • Научно-исследовательский центр профилактики и здравоохранения, Столичный регион Дании, Глострупберг, Дания

    Торбен Йоргенсен H. Thuesen

  • Отделение кардиологии, Медицинский центр Лейденского университета, Лейден, Нидерланды

    J. Wouter Jukema & Stella Trompet

  • Межвузовский кардиологический институт Нидерландов, Утрехт, Нидерланды

    J.Воутер Джукема

  • Департамент вычислительной медицины и биоинформатики, Мичиганский университет, Анн-Арбор, штат Мичиган, США

    Братати Кахали, Элизабет К. Спелиотес, Кристен Дж. Виллер и Вэй Чжоу

  • Департамент внутренней медицины Университета Мичиган, Анн-Арбор, Мичиган, США

    Братати Кахали, Элизабет К. Спелиотес, Кристен Дж. Виллер и Вей Чжоу

  • Отделение гастроэнтерологии, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, США

    Братати Кахали и Элизабет К. Speliotes

  • Центр исследований мозга, Индийский институт науки, Бангалор, Индия

    Братати Кахали

  • Департамент психиатрии, Центр мозга Рудольфа Магнуса, Университетский медицинский центр Утрехт, Утрехт, Нидерланды

    S. Kahn Ren & Роэль А. Офофф

  • Кафедра клинической физиологии, Факультет медицины и наук о жизни, Университет Тампере, Тампере, Финляндия

    Мика Кяхёнен

  • Кафедра клинической физиологии, Университетская больница Тампере, Тампере, Финляндия

    Мика Кяхёнен

  • Институт молекулярной медицины Финляндии (FIMM), Университет Хельсинки, Хельсинки, Финляндия

    Яакко Каприо, Ану Лоукола и Маркус Перола

  • Национальный институт здравоохранения и социального обеспечения,

    , Яакко, Финляндия,

    , Теллерво Корхонен, Кари Кууласмаа, Яана Линдстрем, Сату Мяннистё, Маркус Перола, Вейкк o Саломаа и Яакко Туомилехто

  • Медицинский центр Эчинос, Эхинос, Греция

    Мария Каралефтери

  • Оксфордский центр диабета, эндокринологии и метаболизма, Рэдклиффский медицинский факультет, Оксфордский университет

    , Оксфорд, Великобритания Марк I. Маккарти, Мэтт Невилл, Кэтрин Р. Оуэн и Нил Р. Робертсон

  • Оксфордский центр биомедицинских исследований NIHR, Оксфордский университетский госпитальный фонд, Оксфорд, Великобритания

    Фредрик Карпе, Марк И. Маккарти, Мэтт Невилл и Кэтрин Р. Оуэн

  • UKCRC Центр передового опыта исследований в области общественного здравоохранения, Королевский университет Белфаста, Белфаст, Великобритания

    Франк Ки

  • Фонд исследований в области оздоровительных упражнений и питания, Научно-исследовательский институт лечебной физкультуры Куопио, Куопио, Финляндия

    Пирьо Комулайнен , Тимо А.Лакка и Райнер Раурамаа

  • Институт биомедицины Медицинского факультета Университета Восточной Финляндии, кампус Куопио, Куопио, Финляндия

    Пирьо Комулайнен, Тимо А. Лакка и Райнер Раурамаа

  • Департамент клинической физиологии и клинической физиологии , Университетская больница Куопио, Куопио, Финляндия

    Пирьо Комулайнен и Тимо А. Лакка

  • Национальный институт сердца и легких, Имперский колледж Лондона, кампус больницы Хаммерсмит, Лондон, Великобритания

    Джаспал С.Кунер

  • MRC-PHE Центр окружающей среды и здоровья, Имперский колледж Лондона, Лондон, Великобритания

    Яспал С. Кунер

  • Институт общественного здравоохранения и клинического питания, Университет Восточной Финляндии, Куопио, Финляндия

    Теллерво Корхонен

  • Кафедра психиатрии, Факультет медицины и медицинских наук, Стелленбошский университет, Тайгерберг, Южная Африка

    Хелена Куйваниеми

  • Отделение молекулярной биологии и генетики человека, Факультет биомедицинских наук и медицины , Университет Стелленбош, Тайгерберг, Южная Африка

    Хелена Куйваниеми и Жерар Тромп

  • Институт социальной и профилактической медицины, Больница Лозаннского университета, Лозанна, Швейцария

    Золтан Куталик

  • , Медицинский институт внутренних болезней

  • Восточной Финляндии и Kuopio Universi Ty Hospital, Куопио, Финляндия

    Йоханна Куусисто и Маркку Лааксо

  • Департамент генетики, Университет Северной Каролины, Чапел-Хилл, Северная Каролина, США

    Итан М. Lange, Leslie A. Lange, Karen L. Mohlke & Ying Wu

  • Kaiser Permanente Вашингтонский научно-исследовательский институт здравоохранения, Сиэтл, Вашингтон, США

    Эрик Б. Ларсон

  • Департамент здравоохранения Вашингтонского университета, Сиэтл , WA, США

    Эрик Б. Ларсон

  • Департамент антропологии, социологии и истории, Университет Сан-Карлос, Себу, Филиппины

    Нанетт Р. Ли

  • USC – Office of Population Studies Foundation, Inc ., Университет Сан-Карлос, Себу, Филиппины

    Нанетт Р. Ли

  • Отдел профилактической медицины, Университет Алабамы в Бирмингеме, Бирмингем, Алабама, США

    Кора Э. Льюис

  • Департамент медицины, Медицинский факультет Бостонского университета, Бостон, Массачусетс, США

    Хунхуан Линь

  • Отделение офтальмологии, Больница общего профиля для ветеранов Тайчжун, Тайчжун, Тайвань

    Кенг-Хунг Линь

  • Отделение медицинских наук, сердечно-сосудистая эпидемиология, Уппсалаемиология Университет, Упсала, Швеция

    Ларс Линд

  • Департамент клинических экспериментальных исследований, Ригшоспиталет, Копенгаген, Дания

    Аллан Линнеберг

  • Департамент клинической медицины, факультет здравоохранения и медицинских наук, Копенгагенский университет Дания

    Аллан Линнеберг

  • Департамент Биостати stics, Школа общественного здравоохранения Бостонского университета, Бостон, Массачусетс, США

    Ching-Ti Liu, Gina M. Peloso & Shuai Wang

  • Департамент наук общественного здравоохранения, Институт персонализированной медицины, Медицинский колледж Университета Пенсильвании, Херши, Пенсильвания, США

    Дацзян Дж. Лю

  • Отдел наук общественного здравоохранения, Школа Уэйк Форест of Medicine, Уинстон-Салем, Северная Каролина, США

    Йонгмей Лю и Линн Э. Вагенкнехт

  • Отделение медицинских наук, Уорикская медицинская школа, Уорикский университет, Ковентри, Великобритания

    Artitaya Lophatananon

  • , Медицинская школа им. Кека Университета Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, США

    Роберта Маккин-Каудин

  • Отдел молекулярной эпидемиологии Немецкого института питания человека в Потсдаме-Рехбрюке (DIfE), Nuthetal, Германия

    Карина Мейдтнер и Маттиас Б.Schulze

  • Немецкий центр исследований диабета, Нойхерберг, Германия

    Карина Мейдтнер, Аннет Петерс и Маттиас Б. Шульце

  • Вестмидский институт медицинских исследований, Центр исследований зрения и кафедра офтальмологии Сиднейского университета, Сидней, Новый Южный Уэльс, Австралия

    Пол Митчелл

  • Департамент медицины, Университетская больница Куопио, Куопио, Финляндия

    Леена Мойланен

  • Департамент эпидемиологии и общественного здравоохранения Страсбургского университета

    , Франция

    , Франция Marie Moitry

  • Департамент общественного здравоохранения, Университетская больница Страсбурга, Страсбург, Франция

    Marie Moitry

  • Институт молекулярной биологии, Университет Квинсленда, Брисбен, Квинсленд, Австралия

    Grant W.Монтгомери

  • Департамент общественного здравоохранения и первичной помощи, Медицинский центр Лейденского университета, Лейден, Нидерланды

    Деннис О. Мук-Канамори

  • Координационный центр INTERVAL, Департамент общественного здравоохранения и первичной медико-санитарной помощи, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания

    Кармел Мур

  • Школа медицины и фармакологии, Университет Западной Австралии, Перт, Западная Австралия, Австралия

    Тревор А. Мори

  • Центр исследований в области глобального здравоохранения, Институт народонаселения и информатики Ашера, Эдинбургский университет, Эдинбург, Великобритания

    Эндрю Д. Моррис, Озрен Поласек и Игорь Рудан

  • Отделение медицины I, Университетская больница Großhadern, Ludwig-Maximilians-Universitat, Мюнхен, Германия

    Martina Müller-Nurasyid

  • Немецкий центр сердечно-сосудистых исследований (DZHK), партнерский сайт Munich Heart Alliance, Мюнхен, Германия

    Martina Müller-Nurasyid

    Martina Müller-Nurasyid

  • Лаборатория нейрогенетики, Национальный институт старения, Национальные институты здравоохранения США, Бетесда, Мэриленд, США

    Майк А.Nalls

  • Data Tecnica International, Glen Echo, MD, USA

    Mike A. Nalls

  • Институт здоровья и биомедицинских инноваций, Технологический университет Квинсленда, Брисбен, Квинсленд, Австралия

    Дейл Р. Нихолт

    Дейл Р.

  • Программа персонализированной и геномной медицины, Медицинский факультет Медицинской школы Университета Мэриленда, Балтимор, Мэриленд, США

    Джеффри Р. О’Коннел, Джеймс А. Перри и Лаура М.Йергес-Армстронг

  • Отделение сердечно-сосудистой медицины, Бригам и женская больница и Гарвардская медицинская школа, Бостон, Массачусетс, США

    Мишель Л. О’Донохью, Пол М. Ридкер и Хаято Тада

  • Центр нейроповеденческой генетики , Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, Лос-Анджелес, Калифорния, США

    Лоэс М. Олде Лухуис и Роэл А. Офофф

  • Центр фармакогенетики и фармакогеномики Пэта Макферсона, Институт медицинских исследований, Больница Найнуэллс и медицинская школа, Данди, Великобритания

    Колин Н.A. Palmer

  • Лаборатория клинической химии и гематологии, Отдел лабораторий и фармацевтики, Университетский медицинский центр Утрехта, Утрехт, Нидерланды

    Джерард Пастеркамп

  • Школа здоровья женщин и младенцев, Университет Западной Австралии, Перт, Западная Австралия, Австралия

    Крейг Э. Пеннелл и Кэрол А. Ван

  • Программа исследований диабета и ожирения, Хельсинкский университет, Хельсинки, Финляндия

    Маркус Перола

  • Департамент эпидемиологических исследований, Statens Serum Institut , Копенгаген, Дания

    Tune H.Pers

  • Институт эпидемиологии II, Helmholtz Zentrum München – Немецкий научно-исследовательский центр гигиены окружающей среды, Нойхерберг, Германия

    Аннет Петерс

  • Отделение клинической иммунологии и биохимии, Госпиталь Лиллебаельт, Вейле, Дания

    Peter Eva0008

  • Медицинский факультет Университета Сплита, Сплит, Хорватия

    Озрен Поласек

  • Центральная больница Южной Остроботнии, Сейняйоки, Финляндия

    Ханну Пуолийоки

  • Кафедра ядерной медицины и клинической медицины университета Госпиталь, Турку, Финляндия

    Olli T.Райтакари

  • Исследовательский центр прикладной и профилактической сердечно-сосудистой медицины, Университет Турку, Турку, Финляндия

    Олли Т. Райтакари

  • Центр неинфекционных заболеваний, Карачи, Пакистан

    Асиф Рашид и Даниш Сэйл 90

  • Департамент исследований биобанков, Университет Умео, Умео, Швеция

    Фрида Ренстрём

  • Wellcome Trust Центр генетики человека, Наффилдский факультет клинической медицины, Оксфордский университет, Оксфорд, Великобритания

    Мануэль А.Rivas

  • NHS Blood and Transplant — Oxford Center, Oxford, UK

    David J. Roberts

  • BRC Hematology Theme и Медицинский факультет Radcliffe, Оксфордский университет, Оксфорд, Великобритания

    David J. Roberts

  • Департамент общественного здравоохранения и клинической медицины, Отделение семейной медицины, Университет Умео, Умео, Швеция

    Олов Роландссон

  • Генетика сложных признаков, Медицинская школа Университета Эксетера, Университет Эксетера, Эксетер, Великобритания

    Кэтрин С.Рут, Эндрю Р. Вуд, Хани Ягхуткар и Тимоти М. Фрейлинг

  • Кафедра биостатистики и эпидемиологии, Медицинская школа Перельмана, Университет Пенсильвании, Филадельфия, штат Пенсильвания, США

    Датский Салехин и Вей Чжао

  • доктора медицины и эпидемиологии, Медицинский центр Университета Питтсбурга, Питтсбург, Пенсильвания, США

    Роберт Э. Шон

  • Институт молекулярной физиологии Дьюка, Университет Дьюка, Дарем, Северная Каролина, США

    Свати Х.Shah

  • Отделение эндокринологии и метаболизма, Отделение внутренней медицины, Главный госпиталь для ветеранов Тайчжун, Тайчжун, Тайвань

    Wayne H.-H. Sheu

  • Школа медицины, Медицинский центр национальной обороны, Тайбэй, Тайвань

    Wayne H.-H. Шеу

  • Медицинский факультет Национального университета Ян-Мин, Тайбэй, Тайвань

    Уэйн Х.-Х. Sheu

  • Saw Swee Hock School of Public Health, Национальная университетская система здравоохранения, Национальный университет Сингапура, Сингапур, Сингапур

    Xueling Sim

  • Genetics, Target Sciences, GlaxoSmithKline, Research Triangle Park, NC, США

    Эндрю Дж. Slater

  • OmicSoft в компании Qiagen, Кэри, Северная Каролина, США

    Эндрю Слейтер

  • Департамент исследований близнецов и генетической эпидемиологии, Королевский колледж Лондона, Лондон, Великобритания

    Керрин С. Смолл и Тимоти Д. Spector

  • Alzheimer Scotland Research Center Dementia, University of Edinburgh, Edinburgh, UK

    John M. Starr

  • deCODE Genetics / Amgen, Inc., Рейкьявик, Исландия

    Steinburgh, Goredotrusson, Karidotrusson. Уннур Торстейнсдоттир

  • Кафедра генетической эпидемиологии, IBE, Медицинский факультет, LMU Мюнхен, Мюнхен, Германия

    Константин Штраух

  • Университет Канадзавы, Канадзава, Япония

    Хаято-Биоме, Япония Наук, Кардиффский университет, Кардифф, Великобритания

    Кэтрин Э.Tansey

  • Институт общественной медицины, Университетская медицина Грайфсвальда, Грайфсвальд, Германия

    Александр Тоймер

  • Центр педиатрических исследований, Департамент здоровья женщин и детей, Лейпцигский университет, Лейпциг, Германия

    Anke Tönjes

  • Кафедра геронтологии и гериатрии, Медицинский центр Лейденского университета, Лейден, Нидерланды

    Стелла Тромпет

  • Медицинский центр Аногия, Аногия, Греция

    Эммануил Цафантакис

  • Центр профилактики сосудов Кремса, Университет Кремса, Дунай , Австрия

    Яакко Туомилехто

  • Диабетический институт Дасмана, Дасман, Кувейт

    Яакко Туомилехто

  • Группа исследований диабета, Университет короля Абдулазиза, Джидда, департамент психиатрии

    , Саудовская Аравия Университеты ity, Галифакс, Новая Шотландия, Канада

    Rudolf Uher

  • Департамент общественного здравоохранения и клинического питания, Университет Восточной Финляндии, Куопио, Финляндия

    Matti Uusitupa

  • Департамент эпидемиологии и биостатистики Университета VU , Амстердам, Нидерланды

    Ниенке Леувен

  • Отделение молекулярной клеточной биологии, Медицинский центр Лейденского университета, Лейден, Нидерланды

    Ниенке Леувен

  • Отделение первичной медико-санитарной помощи, Центральная больница Центральной Финляндии, Ювяскюля, Финляндия

    Мауно Ванхала

  • Отделение первичной медико-санитарной помощи, Университетская больница Куопио, Куопио, Финляндия

    Мауно Ванхала

  • Глазной институт USC Roski, Отдел офтальмологии, Медицинская школа Кека Университета Южной Калифорнии, Анхелес , CA, USA

    Rohit Varma

  • 9000 6 Отделение акушерства и гинекологии, Институт медицины и общественного здравоохранения, Институт генетики Вандербильта, Университет Вандербильта, Нэшвилл, Теннесси, США

    Дигна Р. Велес Эдвардс

  • Исследовательский центр эпидемиологии и профилактической медицины, Департамент медицины и хирургии, Университет Инсубрии, Варезе, Италия

    Джованни Веронези

  • Кардиометаболическая болезнь, Merck, Sharp & Dohme, США

    , Нью-Джерси

    Thomas F. Vogt

  • Немецкий центр сердечно-сосудистых исследований (DZHK), партнерский сайт Greifswald, Грайфсвальд, Германия

    Uwe Völker

  • Межфакультетский институт генетики и функциональной геномики, Германия 9000, Грайфсвальдский университет Уве Фёлькер

  • Институт клеточной медицины, Медицинская школа, Университет Ньюкасла, Ньюкасл, Великобритания

    Марк Уолкер

  • Отделение медицинских наук, кардиология, Центр клинических исследований Упсалы, Университет Упсалы, Уппсала, Швеция

    Ларс

  • Генетика, Target Sciences, GlaxoS mithKline, король Пруссии, Пенсильвания, США

    Дон М.Waterworth

  • Департаменты эпидемиологии и медицины, Центр трансляционных исследований диабета, Школа общественного здравоохранения Фэрбенкса и Школа медицины, Университет Индианы, Индианаполис, Индиана, США

    Дженнифер Вессел

  • Сердечно-сосудистая служба Грин-Лейн, Оклендская городская больница и Оклендский университет, Окленд, Новая Зеландия

    Харви Д. Уайт

  • Департамент генетики человека, Мичиганский университет, Анн-Арбор, штат Мичиган, США

    Кристен Дж.Виллер

  • Департамент физиологии и биофизики, Медицинский центр Университета Миссисипи, Джексон, штат Массачусетс, США

    Джеймс Г. Уилсон

  • Датская академия диабета, Оденсе, Дания

    Дэниел Р. Витте

  • Министерства здравоохранения, Орхусский университет, Орхус, Дания

    Daniel R. Witte

  • GlaxoSmithKline, King of Prussia, PA, USA

    Laura M. Yerges-Armstrong

  • Департамент клинических наук, Центр количественных биомедицинских исследований , Центр генетики защиты хозяев, Юго-западный медицинский центр Техасского университета, Даллас, Техас, США

    Xiaowei Zhan

  • Центр лечения эндометриоза, Кафедра акушерства и гинекологии Наффилда, Оксфордский университет, Оксфорд, Великобритания

    Крина Т. Зондерван

  • Департамент эпидемиологии и Центр геномных наук Каролины, Чапел-Хилл, Северная Каролина, США

    Кари Э. Север

  • Ли Ка Шинг Центр медицинской информации и открытий, Институт больших данных, Оксфордский университет, Оксфорд, Великобритания

    Сесилия М. Линдгрен

  • Кафедра педиатрии Гарвардской медицинской школы, Бостон, Массачусетс, США

    Джоэл Н. Хиршхорн

  • Mindich Child Health and Development Institute, Icahn School of Medicine at Mount Sinai, New York, NY, USA

    Ruth JF Loos

  • Группа авторов (написала и отредактировала рукопись): А.E.J., A.E.L., C.M.L., C.S., G.L., H.M.H., J.N.H., K.E.N., K.L.Y., M.F.F., M. Graff, P.D., R.J.F.L., T.M.F., V.T., Y. Lu. Группа подготовки данных (разработка программ и контроль качества данных от участвующих когорт для метаанализа): AEJ, AEL, CM-G., CS, DJL, EM, HMH, IBB, KLY, KES, KSL, MAR, MCYN , M. Graff, NGDM, P. Mudgal, RJFL, S. Feng, SMW, SS, SV, TA, TE, T. Karaderi, TWW, VT, XZ, Y. Lu. Метаанализ ИМТ (обнаружение и последующее наблюдение, единственный вариант и на основе гена): A. E.J., C.S., C.-T.L., D.J.L., H.M.H., I.B.B., J.N.H., K.L.Y., R.J.F.L., T.M.F., V.T., Y. Lu. Данные детства (анализ и интерпретация): A.E.H., G.M., H.H., I. Barroso, I.S.F., J.P.B., S.F.A.G., V.M. Рабочая группа по плейотропии: AM, CJW, CML, DJL, EM, FD, GA, GM, GMP, H. Kitajima, HMH, JCF, JPC, JRBP, JW, KSR, M. Boehnke, MIM, PBM, PD, RJFL, С. Катиресан, SMW, SW, TFV, XS Исследования ассоциаций по всему феномену: A.G., A.M., J.C.D., Л. Бастараче, M.I.M., T.L.E. Анализ обогащения генетического набора: D.L., J.N.H., R.S.F., S.B., T.H.P., Z.K. Моногенный и синдромальный анализ обогащения генов: A.K.M., H.M.H. Скрининг на ожирение мух: A. Lempradl, J.A. Посписилик. Надзор за участвующими в исследованиях: A. Linneberg, A. Peters, A. Tönjes, ACH, ADM, AGU, AIdH, AJL, AMD, APM, APR, ASB, ATH, AWH, BB, BGN, CAB, CC, CEP, CH , CJW, CL, CML, CNAP, DFE, DFR, DIC, DMW, DOM-K., DRN, DRW, DS, DWB, EB, EBL, EDA, EF, EI, EKS, EPB, EZ, F. Karpe, F. Kee, F. Renström, FWA, G. Dedoussis, G. Tromp, GB, GBJ, GKH , GL, GP, GPJ, GWM, H. Kuivaniemi, HB, HDW, HH, H.-JG, HMdR, HRW, I. Barroso, I. Brandslund, IBB, IF, IJD, IMH, IR, ISF, J. Каприо, JCC, J.-CT, JD, JDR, JF, JGW, JIR, JMMH, JMS, JRO’C., JSK, JT, К. Стефанссон, К. Штраух, KEN, KK, KKA, KLM, KMH , КН, KRO, KTZ, LEW, LL, LW, M. Blüher, M. Kähönen, MAI, MAR, MBS, MCHdG, MdH, MEJ, MF, MHB, MIM, MLO’D., MM, MP, M.- PD, MS, MU, MV, MW, NDP, NJS, NJW, NS, NvL, O. Pedersen, O. Polasek, OTR, P. Kovacs, PA, PAP, PBM, PD, PE, PG, PG-L. , PJS, PLA, PLH, PLP, PMR, PRN, PTC, PWF, RAO, RAS, RC, RES, RJFL, RV, S. Fauser, S. Kathiresan, SEM, SFAG, SJ, SLRK, SM, SP, S.H.S., T.A.M., T.B.H., T.D.S., T.E., T.H., T.J., T.L., T.L.E., T.M.F., U.T., В. Гуднасон, В. Саломаа, В.В., W.H.-H.S., X.G., X.L., Ю. Лю. Генотипирование участвующих исследований: A. Loukola, AT-H., ASB, A.D’E., AGU, AIdH, AJL, ALM, AM, AMD, APG, APM, APR, ARH, ASB, AV, AWH, AYC , BGN, CAB, CEP, CH, CJP, CK, CL, CM, CM-G., CML, CMvD, CNAP, CS, DFR, DIC, DJC, DJR, DMW, DRN, EDA, EE, EI, EK, ЭМL., E.P.B., E.W.D., F. Karpe, F. Rivadeneira, F.S.C., G. Davies, G. Tromp, G.P.J., G.W.M., H. Kuivaniemi, H.H., H.L.G., H. Li, H.V., I.G., J. Kuusisto, J.A. Перри, JB-J., JCC, JD, JDF, JGD, JIR, JMMH, JSK, JT, K. Strauch, KDT, KES, KM, L. Milani, L. Southam, LAL, LAK, LMY-A., L.-PL, M. Benn, M. Boehnke, M. Gorski, M. Kähönen, MBS, MCHdG, MF, MHB, MIM, ML, MLB, MLG, MLO’D., MM-N., M. -ПД, МПС-Л., ПНР, Нью-Джерси, Нью-Джерси, Нью-ДжерсиW., NvL, Ø.H., PBM, PG-L., PIWdB, PTC, PWF, RAO, RAS, RES, RF-S., RJFL, RL-G., RR, RY, S. Kanoni, S . Kathiresan, SC, SFAG, SFN, SHV, SLRK, SS, SWvdL, TAL, TBH, TE, TH, TL, UV, VV, Wei Zhao, XL, Y. Lu, Y.-DIC, YH, Y. Liu , Ю. Ван. Фенотипирование участвующих исследований: A.A.B., A.-E.F., A.F., A.J. Свифт, А. Патти, А. Петерс, A.R.H., А. Робино, A.S.B., A.T.H., A. Tönjes, A.T.-H., A.U.J., A.V., A.W.H., B.B., B.G.N., B.HT, BK, CAB, CEL, CEP, CH, CJP, CK, CM, CM-G., CML, CNAP, CS, DE, DFR, DIC, DJR, DRN, DRVE, DRW, EC, EDA, EE, EF , EI, EPB, ERBP, ET, EWD, F. Karpe, F. Kee, F. Renström, F. Rivadeneira, FW, GBJ, GL, GPJ, G. Tromp, GWM, HB, HDW, HH, HLG, H . Ли, IJD, IR, JC, JCC, JD, JDF, JF, J.-HJ, J. Kaprio, J. Lindström, JMMH, JMS, JPB, JSK, KEN, K.-HL, KK, KKA, KMH , КН, KRO, KSL, KSS, KTZ, LAK, LEB, LEW, LL, LMY-A., L. Southam, L. Sun, LW, MA, MAI, M. Blüher, M. Brumat, MCHdG, MFF, MIM, MJC, M. Kähönen, M. Karaleftheri, MLB, MM, MM-N., MN, MR, MS, NDP, NF, NG, NJS, NJW, NN, NRL, Ø.H., OHF, OLH, O. Polasek, OR, OTR, PA, PG-L., P. Komulainen, P. Kovacs, PLP, PMR, P. Mitchell, PRK, PRN, PTC, PTE, RdM, RES, RF-S., RM-C. , RR, RSK, RV, RY, SAL, SEM, SFAG, S. Fauser, SHS, SHV, SLRK, SM, SS, ST, TAL, TAM, TBH, TDS, TEG, TJ, TJP, TL, TLE, TNP, В. Гедрайтис, В. Саломаа , VT, WH-HS, XL, XS, Ю. Лю, Ю. Лу. Анализ данных участвующих исследований: A.E.H., A.E.J., A.E.L., A.G., A.J.C., A.J. Slater, A. Lophatananon, AM, APM, APP, A. Pirie, ARW, A. Rasheed, A. Robino, ASB, A. Teumer, AVS, AYC, BK, CAB, CAW, CH, CM-G., CPN , CS, CTH, C.-TL, DFR, DIC, DJT, DMW, DSA, DSC, DV, EBW, EE, F. Rivadeneira, GC-P., G. Davies, GL, GM, G. Thorleifsson, G. Tromp, GV, H. Li, Х. Линь, HMS, HP, HRW, HT, HY, IF, IG, JA Перри, JB-J., JCC, JCG, JEH, JG, JGD, JHZ, J. Haessler, J. Hernesniemi, JIR, J. Kuusisto, J. Li, J. Luan, JMMH, JPB, JPT, JRO ‘ C., JSK, JvS, JWJ, JY, KEN, KES, KET, KLY, KM, KSL, L.-AL, LAL, L. Broer, LFB, LH, LMOL, LMY-A., L. Moilanen, L.-PL, L. Southam, MAN, MC, MCHdG, MCYN, MD, MF, MFF, M. Gorski, M. Graff, ML, MPS-L., MR , MU, MV, NDP, NG, NGDM, NJS, NLH-C., NRR, NvL, Ø.H., PLA, П. Мудгал, PS, PY, RAS, RC, RL-G., RU, RY, SAL, SEA, SG, SJ, SM, SMW, SP, SS, SV, SWvdL, TE, T. Karaderi, T. Korhonen, TLE, TMF, TVV, TWW, VM, В. Стейнторсдоттир, VT, VV, WG, В. Чжан, В. Чжоу, Вэй Чжао, X.G., X.L., X.S., Y.H., Y.J., Y. Lu, Y.S., Y. Wu.

    ИМТ в сравнении с анализом состава тела

    ИМТ, или индекс массы тела, долгое время считался стандартом для измерения нашего веса по отношению к нашему росту. Полученная оценка говорит нам, если у нас недостаточный вес, нормальный вес, избыточный вес или ожирение.

    С другой стороны, состав тела — это другой, более полный способ понять тело, а не только то, «нормальный» вы или «лишний».

    Давайте посмотрим на эти два измерения и выясним, почему состав тела имеет большее значение, если вы пытаетесь быть здоровым.

    Понимание ИМТ

    Ваш ИМТ определяется путем деления вашего веса на квадрат вашего роста. ИМТ в «нормальном» диапазоне находится в диапазоне от 18,5 до 25. Это означает, что если ваш рост 5 футов 10 дюймов, вы захотите весить примерно 130–175 фунтов.

    Проблема с ИМТ в том, что формула не учитывает многие другие важные факторы. Из-за простоты расчета ИМТ никогда не был предназначен для того, чтобы делать больше, чем просто определять диапазон нормального веса для нашего роста.

    Критики говорят, что ИМТ слишком широк, его результаты неточны и он ничего не говорит вам о составе вашего тела. По этой причине BMI подвергается усиленной критике за неспособность предоставить нам более подробную картину.

    История BMI

    ИМТ

    был разработан в начале-середине 1800-х годов бельгийским ученым Адольфом Кетле. Он представил простой способ определить, есть ли у человека лишний вес. В течение почти 200 лет он оставался стандартом, к которому часто обращаются медицинские работники при исследовании ожирения.

    Всемирная организация здравоохранения до сих пор использует его в качестве стандарта для регистрации статистики ожирения. Он также используется для изучения тенденций. Он помогает получить общее представление об общем здоровье и благополучии города или страны, но ИМТ никогда не следует использовать для оценки здоровья на индивидуальном уровне. В этой оценке просто слишком много недостатков.

    Один из самых известных примеров этих недостатков — Арнольд Шварценеггер. Когда он был на пике своей карьеры в бодибилдинге, он был ростом 6 футов 0 дюймов и весил 235 фунтов.Это дало ему ИМТ 31, что ставило его в диапазон ожирения. Мы знаем, что есть много слов, которые можно использовать для описания его телосложения, но «ожирение» определенно не входит в их число.

    Понимание строения тела

    Мы знаем, что ИМТ не дает полной картины здоровья и благополучия. Итак, как нам получить полную картину? Состав тела. Состав тела — это количество жира, безжировой массы тела и воды в вашем теле. Когда вы измеряете худобу, вы должны учитывать эти факторы; это не может быть просто рост и вес.

    По сути, состав тела объясняет, какая часть вашего тела состоит из:

    • жир
    • Сухая масса
    • Вода
    • Все остальное

    Если вы заинтересованы в более продолжительной и здоровой жизни, процентное содержание жира в организме и безжировая мышечная масса имеют большее значение, чем просто ваш вес и ИМТ.

    Состав тела можно определить с помощью анализа биоэлектрического импеданса или BIA, который передает электрический сигнал через ваше тело. В зависимости от того, как этот сигнал взаимодействует с жиром, мышцами и другими элементами вашего тела, устройство может разделить ваш вес, как минимум, на жировую массу и сухую массу тела.

    Наше устройство SECA идет дальше и дает результаты для определения массы скелетных мышц каждой конечности, висцерального жира и воды в организме (внутриклеточной и внеклеточной). Пора начать думать о своем весе с точки зрения того, из чего он состоит (то есть состава тела).

    Почему анализ состава тела лучше, чем индекс массы тела

    Отслеживание процентного содержания жира в организме и безжировой мышечной массы — это не просто хороший внешний вид: это означает, что вы будете жить дольше и здоровее. Высокий процент жира в организме увеличивает риск многих заболеваний, включая диабет и сердечно-сосудистые заболевания.

    Имея полное представление о составе вашего тела, вы сможете определить, какой у вас процент жира в организме: высокий, средний или низкий. Если он высокий, вам нужно сосредоточиться на уменьшении жировой массы. Если процентное содержание жира в организме в норме, но общая мышечная масса находится на низком уровне, то необходимо работать над наращиванием силы и размера мышц.

    Хотя ИМТ уже давно используется для оценки веса, пора начать отслеживать композицию всего тела.

    Состав тела — это не дань моде и не тренд в индустрии здоровья и хорошего самочувствия.Процент жира в организме и сухая масса тела были хорошо изучены и обсуждались в научной литературе на протяжении десятилетий. Определите свое, и вы станете более здоровыми и счастливыми.

    Свяжитесь с TransformВы сегодня, чтобы узнать больше о составе тела и наших многочисленных вариантах здорового похудания.

    Состав тела, кандидатура на трансплантацию легких и исходы для пациентов

    Ожирение представляет собой серьезные долгосрочные риски для здоровья населения в целом, которые включают, помимо прочего, диабет, сердечно-сосудистые заболевания, апноэ во сне и преждевременную смерть (1).Для пациентов, перенесших серьезную операцию, ожирение сопряжено с дополнительным риском анестезиологических осложнений, венозной тромбоэмболии и послеоперационных респираторных проблем. Эти риски имеют прямое отношение к кандидатам на трансплантацию легких и реципиентам. Кроме того, побочные эффекты иммуносупрессии у реципиентов трансплантата легкого могут увеличивать риск осложнений, связанных с ожирением. Ожирение также может увеличивать риски, связанные с трансплантатом легких, такие как первичная дисфункция трансплантата (2). Из-за повышенного риска неблагоприятных последствий из-за ожирения руководящие принципы (3) и согласованные документы (4) рекомендуют, а программы трансплантации часто используют оценки ожирения, чтобы помочь определить кандидатуру и целевые показатели веса до трансплантации легких (например,g., исключить кандидатов с ожирением или патологическим ожирением). В пересмотренном консенсусном документе по отбору кандидатов на трансплантацию легких Международного общества трансплантации сердца и легких (ISHLT) ожирение степени 2 или выше (индекс массы тела [ИМТ] ≥ 35 кг / м 2 ) указывается в качестве абсолютного противопоказания к трансплантации легких, в то время как он перечисляет ожирение 1 степени (ИМТ ≥ 30 до <35 кг / м 2 ) в качестве относительного противопоказания (4).

    На другом конце спектра веса и состава тела, ограниченное количество исследований показало, что кандидаты на трансплантацию легких с недостаточным весом, недостаточным питанием и саркопенией повышают риск неблагоприятных исходов после трансплантации на ранних этапах (5).Предоперационная низкая мышечная масса может повысить риск послеоперационных осложнений, которые отличаются от тех, которые связаны с ожирением, особенно в этой популяции реципиентов трансплантата, у которых есть значительный послеоперационный риск критической миопатии. Таким образом, программы трансплантации могут использовать оценки низкой массы тела, недоедания и низкой мышечной массы, чтобы помочь определить кандидатуру и целевые показатели веса до трансплантации легких (например, для исключения кандидатов с явно недостаточным весом или кахексией). Программы трансплантации также могут использовать низкую массу тела или быструю потерю веса, связанную с хроническим заболеванием легких, в качестве причины для ускорения включения в список для трансплантации. Последнее опубликованное (2006 г.) руководство ISHLT относительно кандидатуры на трансплантацию легких не включало недостаточный вес в качестве противопоказания (3), тогда как в пересмотренном консенсусном документе по выбору кандидатов на трансплантацию легких ISHLT (2014) указывается прогрессирующее или тяжелое недоедание в качестве относительного противопоказания к трансплантации легких (4). ).

    Почему сообщество трансплантологов легких уделяет разное внимание вопросам ожирения / ожирения и проблемам с низкой массой тела / недостаточностью питания / саркопенией? Почему рекомендации по составу тела для кандидатов на трансплантацию легких больше сосредоточены на ожирении / ожирении, чем на низкой массе тела / недоедании / саркопении? Взгляды и ценности относительно связанных с заболеванием состояний, образа жизни пациента и ожидаемых результатов после трансплантации могут направлять мнения и дискуссии в ту или иную сторону.

    Клиницисты довольно часто используют массу тела для определения состава тела. Существует множество методов классификации людей по их весу. BMI использует рост для корректировки веса и дает классификацию недостаточного веса, идеального веса и градации избыточного веса (6). Формула ИМТ делит вес в килограммах на квадрат роста в метрах. Обычно используемая классификация классифицирует ИМТ <18,5 кг / м 2 как недостаточный вес, от ≥18,5 до <25 кг / м 2 как идеальный вес и ≥25 кг / м 2 как с избыточным весом или ожирением.Внутри последней группы классификации обычно используют ИМТ от ≥25 кг / м 2 до <30 кг / м 2 как избыточный вес, ИМТ от ≥30 до <35 кг / м 2 как ожирение I степени, ИМТ от ≥35 до <40 кг / м 2 как ожирение 2 степени, и ИМТ ≥40 кг / м 2 как ожирение 3 степени или патологическое ожирение.

    Многие исследования в различных группах населения показали неблагоприятное воздействие на здоровье для групп с недостаточным весом, избыточным весом и ожирением, определяемых по ИМТ. Интересно, что исследования в общей популяции показали противоречивую связь между ИМТ и смертностью от всех причин.Недавний систематический обзор и метаанализ показали, что по сравнению с группами с нормальным ИМТ в группах с более тяжелым ожирением (2 степени и выше) была повышена смертность от всех причин, тогда как в группах с избыточным весом и ожирением 1 степени — нет (1).

    ИМТ не дифференцирует компонент веса на основе доли веса, обусловленной мышцами, жиром, костями или другими веществами в организме. ИМТ плохо коррелирует с жировой массой и часто недооценивает наличие ожирения, определяемого прямым измерением процентного содержания жира в организме (7).Таким образом, ИМТ может неверно классифицировать ожирение, а также может неверно классифицировать саркопению. Человек с низким ИМТ может иметь нормальную мышечную массу, а человек с высоким ИМТ может иметь низкую мышечную массу (саркопеническое ожирение). Человек с нормальным ИМТ может иметь большую жировую массу (ожирение с нормальным весом). Более того, изменения ИМТ часто не предсказывают изменения жировой или обезжиренной массы.

    Определение содержания жира и мышц может дать очень важную прогностическую информацию. Исследования связывают высокий уровень жира (ожирение) и некоторые типы распределения жира с плохими результатами (8).Исследования также связывают низкую массу скелетных мышц (саркопению) с хрупкостью, падениями, переломами костей, инвалидностью, госпитализацией и снижением выживаемости (9).

    Различные методы, включая двухэнергетическую рентгеновскую абсорбциометрию (DXA) всего тела и анализ биоэлектрического импеданса, существуют для измерения компонентов состава тела — мышечной массы и жира (10). Компьютерная томография или магнитно-резонансная томография могут оценить массу всего тела или региональной скелетной мускулатуры. Уровни циркулирующего лептина, гормона сытости, вырабатываемого жировой тканью, коррелируют с общей массой жировой ткани тела (11), а уровни лептина могут определять ожирение, выступая в качестве корректирующего фактора ИМТ (12). Несмотря на преимущество этих методов над ИМТ для оценки компонентов состава тела, они стали более сложными и дорогостоящими. Кроме того, наличие этих методов не отменяет необходимости в более единообразных и проверенных определениях саркопении и ожирения.

    Исследование Сингера и его коллег (стр. 1012–1021), опубликованное в этом выпуске журнала Journal , оценило связь между предоперационным ИМТ реципиента трансплантата легкого и выживаемостью в течение первого года после трансплантации легкого (13).Кроме того, исследователи использовали DXA всего тела в качестве золотого стандарта для оценки ИМТ как инструмента измерения ожирения и массы скелетных мышц. По сравнению с кандидатами на трансплантацию легких с идеальной весовой категорией ИМТ, у тех, кто находится в категориях ИМТ с пониженным весом и ожирением 2 и 3 степени, риск смерти в течение первого года после трансплантации легкого был выше. Пациенты с большим ожирением, определяемым более высоким уровнем лептина в плазме, также имели повышенный риск. В отличие от предыдущего исследования некоторых соавторов (5), это исследование не выявило связи между избыточной массой тела или ожирением 1-го класса и смертью.Это последнее открытие указывает на необходимость проверки прогностических моделей у других пациентов и в других условиях. Эта потребность в дальнейшей валидации также относится к исследованию, которое показало связь между ожирением и первичной дисфункцией трансплантата (2). До тех пор, пока исследования прогностических моделей не продемонстрируют адекватный уровень доказательств валидности, было бы преждевременно изменять клиническую практику (т.е.отбор пациентов) на основе их выводов.

    Подтверждая результаты исследований пациентов, не перенесших трансплантацию (7), используя DXA всего тела в качестве золотого стандарта, исследование Сингера и его коллег показало, что ИМТ плохо оценивает ожирение и массу скелетных мышц у кандидатов на трансплантацию легких.Важно отметить, что исследование показало высокую распространенность ожирения и саркопении среди людей с идеальным ИМТ. Пятьдесят один процент кандидатов на трансплантацию легких с идеальным ИМТ страдали ожирением, определенным DXA. . . так же хорошо, как подбрасывание монеты.

    Исследование Зингера и его коллег не рассматривало взаимосвязь ожирения с множеством других важных исходов, кроме краткосрочной смертности. Кроме того, в исследовании не оценивались изменения веса, ИМТ, ожирения или саркопении с течением времени, а также не изучалось влияние таких изменений на исходы пациентов.Несмотря на эти ограничения, исследование Сингера и его коллег добавляет важную информацию в медицинскую литературу, а также поднимает множество важных вопросов, требующих дополнительных исследований.

    В исследовании Сингера и его коллег важно выявить некоторые проблемы с использованием ИМТ в качестве суррогатного маркера состава тела у кандидатов на трансплантацию легких. Он также показал некоторые ограничения использования классификаций ИМТ в качестве предикторов краткосрочной смертности у реципиентов трансплантата легкого. Учитывая ограничения ИМТ как классификатора фенотипа и предиктора исходов, авторы руководств по трансплантации легких (согласованные документы) и клиницисты должны продолжать работу по учету оценок мышечной массы и ожирения при принятии решений, касающихся состава тела и пересадить кандидатуру.Они не должны полагаться исключительно на вес или ИМТ в качестве оценки состава тела, чтобы помочь определить кандидатуру на трансплантацию легких или предсказать результаты до и после трансплантации.

    Ссылки

    Раздел:

    ВыбратьВверху страницы Ссылки << СТАТЬИ ДЛЯ СИТУАЦИИ
    1. Flegal KM, Kit BK, Orpana H, Graubard BI. Связь общей смертности с избыточной массой тела и ожирением с использованием стандартных категорий индекса массы тела: систематический обзор и метаанализ. JAMA 2013; 309: 71–82.
    2. Lederer DJ, Kawut SM, Wickersham N, Winterbottom C, Bhorade S, Palmer SM, Lee J, Diamond JM, Wille KM, Weinacker A, et al . ; Группа оценки результатов трансплантации легких. Ожирение и первичная дисфункция трансплантата после трансплантации легкого: исследование ожирения исходов трансплантата легких. Am J Respir Crit Care Med 2011; 184: 1055–1061.
    3. Оренс Дж. Б., Эстенн М., Аркасой С., Конте Дж. В., Коррис П., Иган Дж. Дж., Иган Т., Кешавджи С., Кнуп С., Котлофф Р., и др. .; Легочный научный совет Международного общества трансплантации сердца и легких. Международные рекомендации по отбору кандидатов на трансплантацию легких: обновление 2006 г. — консенсусный отчет Легочного научного совета Международного общества трансплантации сердца и легких. J Пересадка легкого сердца 2006; 25: 745–755.
    4. Weill D, Benden C, Corris P, Dark J, Davis D, Keshavjee S, Lederer DJ, Mulligan M. Согласованный документ для выбора кандидатов на трансплантацию легких: 2014 — обновленная информация из Pulmonary Совет по трансплантологии Международного общества трансплантации сердца и легких. J Heart Lung Transplant (в печати)
    5. Lederer DJ, Wilt JS, D’Ovidio F, Bacchetta MD, Shah L, Ravichandran S, Lenoir J, Klein B, Sonett JR, Arcasoy SM. Ожирение и недостаточный вес связаны с повышенным риском смерти после трансплантации легких. Am J Respir Crit Care Med 2009; 180: 887–895.
    6. Группа экспертов по выявлению, оценке и лечению избыточной массы тела у взрослых. Клинические рекомендации по выявлению, оценке и лечению избыточной массы тела и ожирения у взрослых: резюме. Am J Clin Nutr 1998; 68: 899–917.
    7. Донини Л.М., Поджиогалле Э, Дель Бальцо В., Лубрано С., Фалива М., Опицци А., Перна С., Пинто А., Ронданелли М. Как оценить жировую массу у лиц с избыточным весом и ожирением. Int J Endocrinol 2013; 2013: 285680.
    8. Ху Ф. Б., Уиллетт У., Ли Т., Штампфер М. Дж., Колдиц Г. А., Мэнсон Дж. Э. Ожирение в сравнении с физической активностью в прогнозировании смертности женщин. N Engl J Med 2004; 351: 2694–2703.
    9. Рубенофф Р., Париз Х, Пайетт Х.А., Абад Л.В., Д’Агостино Р., Жак П.Ф., Уилсон П.В., Динарелло, Калифорния, Харрис ТБ. Цитокины, инсулиноподобный фактор роста 1, саркопения и смертность у очень старых мужчин и женщин, проживающих в сообществах: исследование сердца Фрамингема. Am J Med 2003; 115: 429–435.
    10. Хеймсфилд С.Б., Адамек М., Гонсалес М.С., Джиа Г., Томас Д.М. Оценка массы скелетных мышц: исторический обзор и современное состояние. J Cachexia Sarcopenia Muscle 2014; 5: 9–18.
    11. Considine RV, Sinha MK, Heiman ML, Kriauciunas A, Stephens TW, Nyce MR, Ohannesian JP, Marco CC, McKee LJ, Bauer TL, и др. . Концентрации иммунореактивного лептина в сыворотке крови у людей с нормальным весом и ожирением. N Engl J Med 1996; 334: 292–295.
    12. Шах Н.Р., Браверман Э.Р. Измерение ожирения у пациентов: полезность индекса массы тела (ИМТ), процента жира в организме и лептина. PLoS ONE 2012; 7: e33308.
    13. Сингер Дж. П., Петерсон Э. Р., Снайдер М. Э., Кац П. П., Голден Дж. А., Д’Овидио Ф., Баккетта М., Сонетт Дж. Р., Кукрежа Дж., Шах Л., и др. . Состав тела и смертность после трансплантации легких взрослым в США. Am J Respir Crit Care Med 2014; 190: 1012–1021.

    Телесная позитивность против медицинских «истин»: ожирение и культурное производство стыда

    Блог Таниши Джеммы Роуз Спратт

    В августе 2019 года телеведущий из США Билл Махер заявил по национальному телевидению, что для решения растущей в США «проблемы ожирения» необходимо «вернуться» к жиросжиганию.Аргументируя необходимость большего акцента на личной ответственности, когда речь идет о еде и физических упражнениях, Махер утверждал, что «некоторая доля стыда — это хорошо», потому что «стыд — это первый шаг в реформе». Жирный стыд — это практика, при которой люди, живущие с избыточным весом и ожирением, целенаправленно подвергаются стигматизации и им стыдно из-за своего размера. Сторонники жирного стыда часто предполагают, что это может быть полезным способом побудить «немотивированных» людей похудеть. Таким образом, они рассматривают стыд за жир как необходимый акт, который служит критике «самоуничиженного» состояния, которое якобы вызвано таким образом жизни, как переедание и отказ от физических упражнений.Более того, поскольку показатели ожирения ложатся дополнительным бременем на финансируемые государством ресурсы здравоохранения, такие как Национальная служба здравоохранения, то, что можно рассматривать как частную проблему (вес человека), часто концептуализируется как общественная проблема.

    Критики жирного стыда утверждают, что эта практика на самом деле противоречит интуиции, поскольку ее цель — снизить уровень ожирения за счет внушения чувства стыда людям, живущим с ожирением, часто приводит к тому, что эти люди прибавляют в весе дополнительных фунтов за счет увеличения вероятности из них развиваются такие состояния, как компульсивное переедание. Возникновение жирового активизма и бодипозитива в социальных сетях за последнее десятилетие демонстрирует возросшее сопротивление к стыду за жир и воспринимаемой медикализации избыточного веса и ожирения. В Великобритании ожирение с медицинской точки зрения определяется путем расчета ИМТ, объективного показателя, который генерирует балл, показывающий, имеет ли кто-то «здоровый» вес, на основе усреднения его веса и роста. Хотя ИМТ часто используется врачами общей практики во время консультаций при обсуждении ожирения и связанных с ним рисков, врачи обычно не записывают этот показатель для всех пациентов.Скорее, они чаще всего записывают это, когда признают, что у пациента явно избыточный вес или ожирение. В неолиберальных обществах, таких как Великобритания, где размер тела часто воспринимается как показатель образа жизни и даже характера, многие люди с ожирением чувствуют, что их осуждает врач, когда они комментируют свой вес. Поскольку признание врачом их ожирения во многом зависит от их субъективного понимания того, как выглядит ожирение , пациенты часто чувствуют, что их судят по тому, как они выглядят , а не поощряют к изменению своего поведения, чтобы способствовать хорошему здоровью.

    Как стыд переживают те, кто живет в больших телах? Точнее, как может осознание того, что пристрастие к жирам может повлиять на то, как врачи общей практики подходят к теме веса с пациентами, живущими с ожирением? Поскольку в обществе считается, что лишний вес является результатом индивидуального выбора, который делают люди, критика веса человека может рассматриваться как способ критики того, как они предпочитают жить своей жизнью. Это не только рискует обидеть пациентов, страдающих ожирением, но и демикализует ожирение, выводя его из сферы медицинского вмешательства и прямо в сферу личного выбора.Врачи общей практики не являются социальными работниками, и многие утверждают, что им не нужно вмешиваться в личную жизнь своих пациентов. Однако для терапевтов важно оказывать поддержку в снижении веса пациентам, которые этого хотят, и давать им советы о практических способах похудания, которые соответствуют их финансовым бюджетам, ограничениям по времени и физическим способностям. Необходимо, чтобы врачи общей практики прошли более качественную подготовку по вопросам подхода к теме веса во время консультаций, чтобы они могли лучше помогать пациентам, которые хотят похудеть, делать это, не чувствуя при этом личной цели или стыда.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.