Минутка ретро: как Мария Каллас стремительно похудела на 40 килограммов

Мария Каллас

2 декабря 1923 года родилась одна из самых известных оперных певиц XX века — Мария Каллас. Ею восхищались критики, ее называли «величайшей исполнительницей столетия», по ней сходили с ума сотни мужчин. Красивая, талантливая, успешная, она была любима и обожаема поклонниками оперы во всем мире. Однако жизнь Марии Каллас была полна трагизма и горя. О том, что радикально изменило ее судьбу, в нашем материале на SPLETNIK.RU.

Далеко не все знают, что пришлось пережить Марии Каллас, прежде чем стать знаменитой оперной певицей. Имея отнюдь не эктоморфный тип фигуры (эктоморфы — счастливые обладатели худощавого телосложения с минимальным процентом подкожного жира), Мария была очень склонна к полноте. Но оставаться стройной ей было трудно не только по причине генетики — Каллас испытывала настоящую страсть к еде.

Она обожала поесть, особенно она любила торты и пудинги,— рассказал Бруно Тоси, который занимался исследованием ее жизни.

Мария Каллас
Мария Каллас

Однако чего не сделаешь ради того, чтобы быть красивой и нравиться мужчинам? Когда в 1947 году итальянский режиссер оперного и драматического театра Лукино Висконти сказал Марии, что, пока она не похудеет на 30 килограммов, он не будет с ней работать, оперная дива взяла себя в руки. Поняв, что ее карьера может закончиться, не успев начаться, Каллас, вес которой перевалил за отметку в 100 килограммов, решилась на крайние меры. Отказав себе в любимой еде (сладостях, макаронах и других виновниках ненавистных лишних килограммов), певица, отдав предпочтение белковым продуктам и овощам, похудела за год на 48 килограммов.

Она любила еду, в особенности пирожные и пудинги, но сама питалась исключительно мясом и салатом,

— продолжает Бруно Тоси.

Такая диета, разумеется, повлияла не только на внешний вид Каллас, но и на ее центральную нервную систему (певица стала раздражительной, а в 1959 году и вовсе на этой почве потеряла голос) и на метаболизм, который, конечно, вследствие такого радикального ограничения в питании был нарушен.

Настоящей страстью звезды стало коллекционирование рецептов. Много путешествуя, она из каждой поездки привозила рецепты новых блюд, которые порой записывала даже на салфетке.

Для нее было удовольствием записывать эти рецепты, так как она могла попробовать каждое из этих блюд,

— вспоминает Тоси.

Когда Каллас устраивала дома званые вечера, она сама составляла меню, а готовил для нее и гостей ее личный повар. Сама же певица во время вечера практически не ела. Но стоило гостям уйти, она позволяла себе отведать каждое блюдо, правда, попробовав лишь маленький кусочек каждого из них. Вино Каллас не пила вовсе, отдавая предпочтение шампанскому, так как считала, что в игристом напитке калорий намного меньше.

Несмотря на то что Мария Каллас всю жизнь боролась с лишним весом, сильно ограничивая себя и оставаясь красивой и стройной, ее личная жизнь сложилась не самым лучшим образом. Со своим первым супругом, промышленником Джованни Баттистой Менегини, она развелась, а ее роман с Аристотелем Онассисом принес ей только горе и разочарование.

Говорят, что Мария Каллас, скончавшаяся в возрасте 53 лет, умерла от остановки сердца. Хотя как знать, не стали ли главной причиной ее столь раннего ухода из жизни такие радикальные меры в погоне за внешним видом…

Мария Каллас и Аристотель Онассис
Мария Каллас
Мария Каллас

www.spletnik.ru

Мария Каллас: женщина-ребенок, которую недолюбили любимые

Величайшая оперная дива и примадонна XX века, страстная актриса и взбалмошная капризная женщина-ребенок была любима, обожествляема, ненавидима, почитаема и презираема, но никто не мог устоять перед ее голосом, а ее мастерство игры на сцене не оставляло никого равнодушным.

Каллас являлась новатором и творцом как никто другой до или после нее. Когда она умерла в 1977 году, Пьер-Жан Реми, парижский оперный критик, сказал о ней: «После Каллас опера никогда не будет такой же, как раньше».

И, конечно же, она была иконой стиля еще при жизни. Каллас воплощала страстный артистизм на сцене, обладая несравненной внешностью. Ее изменчивая индивидуальность заслужила ей у восхищенной, а иногда и озадаченной публики прозвища Тигрица и Циклон Каллас. Однако одно прозвище все-таки на веки привязалось к ней еще при жизни и осталось доминирующим после ее кончины — Мария Каллас была Медеей, женщиной-жертвой, преданной и растоптанной мужчиной, которого она любила больше, чем саму себя…

Подгоняемая нелюбовью

Сесилия София Анна Мария Калогеропулос родилась зимой 1923 года в Нью-Йорке в семье греческих эмигрантов. Незадолго до рождения Марии ее родители потеряли единственного сына — любимчика матери. Беременная Иванхелия Калогеропулос ходила в трауре и молила Бога, чтобы новорожденный был мальчиком. Когда на свет появилась девочка, мать несколько дней отказывалась даже смотреть на нее.

Великая депрессия не только разорила, но и разрушила семью аптекаря Калогеропулоса. В 1937 году женская часть семьи вернулась в Афины. Уже тогда Мария была глубоко несчастна — ее никто не любил. Когда у Марии обнаружились незаурядные музыкальные способности, мать стала истязать ребенка многочасовыми ежедневными занятиями, рассчитывая выбраться благодаря ее таланту из нищеты. Уже пятнадцатилетней девчонкой Мария зарабатывала пением на жизнь и раньше положенного срока поступила в престижную консерваторию.

Старшая сестра Марии Джекки всегда была любимицей матери. По словам Каллас, «Джекки была красива, умна и общительна», себя же будущая икона стиля находила толстой, уродливой, близорукой, неуклюжей и замкнутой. Она постоянно ела, пытаясь восполнить едой отсутствие привязанности к ней холодной, но требовательной матери и смягчить свою незащищенность.

Ко времени достижения подросткового возраста она была пяти футов и восьми дюймов ростом (172 см), но весила почти две сотни фунтов (90 кг). Это чувство собственной неполноценности и неуверенности привели Каллас к ее классическим сверхдостижениям как к компенсации. Она рвалась к славе с той безрассудностью и упорством, которое сметает с пути даже непреодолимые преграды…

В 1947 году Мария получила первый престижный контракт — ей предстояло петь «Джоконду» на Арене ди Верона. Выступая перед обширной публикой, она приглянулась богатому итальянскому промышленнику, который к тому же был заядлым фанатом оперы Джиованни Батиста Менегини. 24-летняя малоизвестная певица и ее кавалер стали друзьями, потом заключили творческий союз, а через два года обвенчались во Флоренции.

Менегини немедленно занялся всерьез карьерой своей молодой жены — он был ее менеджером, руководителем и компаньоном в течение следующих десяти лет. Мария похудела и научилась одеваться в соответствии с требованиями моды. Триумфально прошло ее дебютное выступление на сцене знаменитой «Ла Скала» в Милане в 1950 году. После которого звезда Марии Каллас засияла на весь мир — именно здесь она была наконец признана бесспорным талантом.

Каллас была раздражительна, угрюма и постоянно больна фактически в каждом городе, где она пела. Она была всегда своим самым строгим критиком, требуя совершенствования, что приводило к борьбе со всеми директорами опер и с большинством актеров, с которыми она работала.

Ее приступы депрессии усиливались попытками похудеть и переутомлением, вызванными нервным напряжением и ее этикой, заставлявшей работать на износ. Она непрерывно искала средства от болезни и нервного истощения. Доктор Коппа уверял ее: «Вы здоровы. У вас нет никаких отклонений, следовательно, вы не нуждаетесь в лечении. Если вы больны, то это связано с вашей головой.»

К 1952 году вокальный гений Каллас достиг пика. Она пела «Норму» в Королевской Опере «Ковент Гарден» в Лондоне, после чего пресса начала издеваться над ее огромными размерами и весом. Один критик написал, что у нее ноги, как у слона. Потрясенная Мария немедленно села на строгую диету и достигла желаемого результата, изменившись фактически до неузнаваемости. «Джоконда 92 кг; Аида 87 кг; Норма 80 кг; Медея 78 кг; Лючия 75 кг; Альцеста 65 кг; Елизавета 64 кг» — Мария готова была на все во имя самосовершенствования. Ее муж рассказывал по секрету, что для избавления от лишнего веса Каллас заразила себя глистами.

Самой легендарной из всех партий Марии Каллас стала Медея — роль, как будто специально написанная для этой чувствительной и эмоционально непостоянной женщины, олицетворяющей трагедию жертвы и предательства. Она впервые спела Медею в «Ла Скала» в 1953 году, и ее трепетное исполнение принесло этой относительно мало известной опере огромный успех.

Каллас была блестяща, но это заключалось, прежде всего, не в ее голосе или игре, а в ее стиле. Леонард Бернстай, который дирижировал ей на том концерте, сказал: «Она была не большая актриса, а великолепная индивидуальность». Однако тогда Мария еще не знала, что впоследствии Медея станет ее альтер-эго. Медея была предана Ясоном так же, как Каллас была предана своим любовником, судостроительным магнатом Аристотелем Онассисом, ради которого она пожертвовала своей карьерой, своим мужем и своим творчеством.

В сентябре 1957 г. на балу в Венеции Каллас познакомилась со своим земляком, мультимиллиардером Аристотелем Онассисом. Ради него Мария оставила верного мужа и переехала в Париж, поближе к любимому. Отныне для Каллас существовал только Он — Мария перестала интересоваться карьерой, отказывалась от выгодных контрактов, славы и денег.

На седьмом году их отношений у Марии появилась последняя надежда стать матерью. Когда она забеременела от Аристотеля, ей было уже 43. Но Онассис безапелляционно поставил ее перед жестоким выбором: или он, или ребенок. Мария отчаянно боясь потерять любимого и согласилась на все условия — она сделала аборт, однако это не спасло их отношений.

В 1969 году Онассис женился на вдове американского президента Жаклин Кеннеди, о чем сообщил Марии через посыльного. В день этой свадьбы Америка негодовала. «Джон умер во второй раз!» — кричали газетные заголовки. И Мария Каллас, отчаянно умолявшая Аристотеля пожениться, но получая в ответ лишь унижения и оскорбления, по большому счету, тоже умерла именно в этот день.

Она потеряла голос, разорвала все контракты и скрылась от людских глаз в четырех стенах своего дома. Последние годы жизни Мария Каллас провела в одиночестве. Она практически не выступала и ответила отказом, когда Менегини предложил ей восстановить их семью после смерти Онассиса в 1975 году.

Мария Каллас умерла 16 сентября 1977 года, по-прежнему оставаясь легендарной оперной певицей и объектом пристального внимания публики.

Секреты красоты Марии Каллас

Эта женщина, бесспорно, стала идолом красоты еще при жизни. Ее неповторимый артистизм и энергия, и, конечно, черты, которые гречанка могла унаследовать только у красивейших людей своего племени, сыграли далеко не последнюю роль в карьере этой безумно талантливой женщины.

Первый муж Марии Джиованни Батиста Менегини, он же ее менеджер, ее инвестор фактически научил Марию быть звездой, что в первую очередь означает быть красивой. Он открыл для нее сияющий мир моды и стиля — именно в это время она нашла свою неповторимую индивидуальность в высоких пышных прическах а-ля струящийся хвост, густой подводке для глаз а-ля Клеопатра, темно-красной помаде, подчеркивающей чувственность губ.

Мария сильно похудела, став тонюсенькой, как Одри Хэпберн, из практически неподъемной толстухи. Она стала одеваться женственней, подчеркивая достоинства фигуры — делая акцент на талии, плечах и груди.

Каллас полюбила дорогие меха, блестящие ткани, ниспадающие драпировкой к ее ногам. Вместе с тем, она ценила тонкую элегантность — не перенасыщала образ массивными драгоценностями и броскими аксессуарами, отдавая предпочтение невесомым шалям и консервативности в одежде.

Ее аккуратность в манере одеваться, изысканность движений оставалась неизменной из года в год. Каллас не бросалась в крайности и не экспериментировала над собой — она практически всю жизнь носила один макияж, одну прическу, один цвет волос и не забиралась на чересчур высокие каблуки.

Мария Каллас предпочитала оставаться леди вместо того, чтобы акцентировать внимание на южной сексуальности, которая всегда выделяла эту женщину из толпы. Даже такой толпы, которая целиком состояла из красавиц…

Майя Александрова

Источник Shopper.ua

 

 

shopper.ua

Почему лишний вес не помеха звездам оперы

Если в шоу-бизнесе любят худых, то на оперной сцене выступает достаточно много артистов «в теле», и считается, что это не случайно

2 декабря 2017 года «великолепной индивидуальности», как говорили о великой Марии Каллас, исполнилось бы 94 года. Пока оперная дива не сбросила 30 килограммов, критики дразнили ее «примадонной с ногами слона». Легендарная певица стала стройной, но счастья ей это не принесло ни в карьере, ни в личной жизни. Через некоторое время после похудения Каллас потеряла свой божественный голос. Что это было: случайность или нет? И почему в оперном мире достаточно много артистов с лишним весом?

Козочка и солитер

wikiquote

В начале карьеры Мария Каллас считала себя просто крупной женщиной. Подчеркивала, что при росте 173 см, она никогда не весила больше 92 кг. Однако партнеры по сцене частенько указывали на ее обжорство, предлагали взвеситься, чтобы у Марии глаза на лоб полезли от увиденной цифры.

В 1953 году пышнотелая певица, ради партии Медеи, решилась на кардинальную смену имиджа – избавления от лишних килограммов. Каллас жаловалась, как она сильно потеет, что не может толком двигаться на сцене. Говорила, что от такой себя очень устала. И всего за один год пышка превратилась в изумительную тонкую красавицу с худым лицом без малейших признаков бывшей толстушки.

Всех интересовал ее метод похудения. Мария рассказывала, что ела много мяса и сырых овощей, зелени без соли и масла, «как козочка». Полностью отказалась от алкоголя, изредка позволяя себе немного вина. На ее ошеломительном успехе по избавлению от лишнего веса попытались заработать нечистые на руку дельцы. Одна из итальянских компаний по производству пасты подбросила репортерам горячую новость: Каллас стала стройной благодаря их «физиологическим макаронам». Певице даже пришлось судиться с обманщиками.

Самый легендарный миф о ее похудении: дескать, Мария проглотила ленточного солитера, который и вытянул из нее все соки вместе с жиром. Впрочем, никаких доказательств этому не нашлось, но многие до сих пор верят и порой используют этот изуверский способ, пытаясь избавиться от полноты.

Уже в 60-х годах критики стали замечать, что похудевшей Каллас стало труднее поддерживать свой голос. В итоге она его потеряла, а вот легкий лишний вес сохранила до конца своих дней.

wikimedia

Булочка в золотом горле

«Хулиганка» на сцене Анна Нетребко, которую обожает публика, всегда была худой, а пополнела после родов. Сегодня она больше похожа на сдобную булочку. Некоторые «критики» ее за это поругивают, намекая на то, что пора бы уже прийти в форму. Но певица приводит в пример ту же Марию Каллас, потерявшую свой дар после похудения. Как уверяют, Нетребко лишь иногда садится на диету собственного изобретения: один гамбургер в день.

Не назовешь худым и супруга артистки, тенора Юсифа Айвазова.

Анна Нетребко. wikimedia

Статная Елена Образцова однажды скинула 28 кг за два месяца. Ныне покойная певица тогда вспоминала, как во время распевания не смогла взять си-бемоли и вообще очень высокие ноты. Пришлось ей налечь на булочки и кофе со сливками, чтобы восстановить вокальную форму.

Елена Образцова. globallookpress.com

Тяжеловес оперной сцены Монсеррат Кабалье уверена, что «чрезвычайно важно держать диафрагму, а для этого нужны объемы. В худеньком теле все это просто негде разместить». Да и публика забывает об излишне пышных формах дивы, когда слышит ее чудный голос.

Монсеррат Кабалье. wikimedia

Лучано Паваротти не волновал лишний вес до тех пор, пока он не стал страдать одышкой и другими проблемами со здоровьем. Артист, в худшие времена весивший 150 килограмм при росте 190 сантиметров, тратил много сил на то, чтобы похудеть, и даже нанял диетолога, который жил в его доме и сопровождал его на гастролях. Сбросить 10-15 килограммов для Паваротти было настоящим успехом – но, так как он отличался большим аппетитом, они быстро возвращались. Паваротти сильно похудел в конце жизни – из-за серьезных проблем со здоровьем (несколько лет он боролся с раком поджелудочной железы).

Три великих тенора: Хосе Каррерас, Лучано Паваротти и Пласидо Доминго. globallookpress.com

Нет добра без худа

Специалисты насчет влияния полноты на голос спорят уже давно – и прийти к однозначному выводу так и не могут. Одни утверждают, что именно жировые отложения вокруг гортани придают голосу красивый тембр, бархатное звучание, убирая все дефекты звука. Якобы у полных певиц даже самые высокие ноты не бывают звенящими, «металлическими», режущими слух.

Еще одно мнение в плюс: оперным исполнителям необходима сильная диафрагма, чтобы их хорошо было слышно и на галерке. А растягивается она благодаря именно лишнему весу, как и держится за счет него.

Оппоненты аргументируют тем, что избыточная масса никак не влияет на качество пения. И пока они выигрывают. Вот уже несколько лет в Европе пытаются избавиться от «слоних» на сцене. Руководители театров, концертных залов считают, что очень комично выглядит, когда партии Джульетты и Кармен исполняют одышливые дамы весом за центнер. Это не эстетично, и пора бы внести изменения.

Так в 2004 году дирекция английского «Ковент-Гардена» расторгла контракт с Деборой Войт (сопрано), которой из-за ее пышных форм не подошел сценический костюм главной героини оперы Иоганна Штрауса «Ариадна на Наксосе». Партия досталась более стройной певице. Интересно, что Дебора сделала операцию по уменьшению желудка и скинула 60 кг.

Впрочем, если учесть, что XXI стал эпохой моделей «плюс сайз», можно предположить, что дискриминация по весу на оперной сцене долго не продлится. Конечно, речь не идет о болезненной полноте, когда лишних килограммов уже настолько много, что страдает здоровье.

www.eg.ru

Экстремальные и нелепые диеты старого Голливуда

Сейчас от знаменитых мужчин ожидают спортивного мускулистого телосложения, но в 1960-е годы певцы и актеры стремились к худобе: например, Пол Маккартни весил 68 килограммов. Элвис Пресли в начале карьеры весил 77 килограммов при росте 182 сантиметра, но наркотическая зависимость и вредные привычки в еде довели звезду до 117 килограммов.

Питание Пресли было по меньшей мере невероятным. На завтрак он съедал обжаренное в масле домашнее печенье, котлеты и омлет из четырех яиц, иногда с жареным беконом. Его повар Мэри Дженкинс в документальном фильме 1995 года рассказала, какие певец ел бутерброды: поджаренный хлеб, арахисовое масло, нарезанные бананы и несколько полосок бекона, обжаренного в большой ложке сливочного масла.

Певец мог съесть целую буханку хлеба без мякиша, пустив туда целую банку арахисового масла, банку виноградного желе и полкилограмма бекона. Один такой бутерброд содержал 8000 калорий, что примерно в три раза превышает дневную норму. По словам Дженкинс, Пресли мог попросить ее приготовить бутерброд в любое время суток: утром, как только просыпался, и даже в два часа ночи. Время и место было неважно для Пресли, когда дело доходило до еды: он даже просил Мэри приносить ему вредную еду в больницу, когда должен был придерживаться здорового питания. Однажды певец признался своей помощнице, что только еда делает его счастливым.

У Пресли была настолько нелепая диета, что в честь него называли блюда — например, «Фрикадельки Элвиса для вечеринки», представлявшие из себя большую порцию говяжьего фарша в беконе.

Чтобы сбросить набранные 50 килограммов, певец, по слухам, использовал «спящую» диету. Ее суть в том, что время сна влияет на похудение. Поэтому Пресли мог спать по три дня, чтобы только не есть и влезть потом в свой фирменный белый костюм. В конце концов странные пищевые привычки и наркотики довели звезду до запоров, глаукомы, повышенного давления, повреждения печени и увеличения толстой кишки. В последний день перед смертью певец удивил домработницу, сказав ей, что не хочет есть. Наутро его нашли мертвым.

fishki.net

5 знаменитостей, которые превратились из толстяков в худышек – bit.ua

Публичность обязывает быть худым, поэтому большинство селебритис живут в режиме постоянной борьбы с лишним весом. Но некоторым из них удалось уменьшиться в 2 раза.

Карл Лагерфельд – минус 43 кг

В 2001 году знаменитый дизайнер всего за 13 месяцев сбросил 43 килограмма. Диетолог Жан-Клод Удре специально для Карла разработал особую программу на основе большого количества рыбы и низкого уровня потребления калорий. Вместе они выпустили книгу “Диета Карла Лагерфельда” с подробно описанными деталями диеты, а ее тираж составил 200 тыс. экземпляров. Уже больше десятилетия Карл не смотрит в сторону снеков и сладостей, а его возникшая после похудения  нетерпимость к полноте породила в сети шквал карикатур.

Мария Каллас – минус 36 кг

После того, как один из лондонских журналистов едко отозвался о ее могучей внешности, Мария похудела чуть ли не втрое: в 1952 году за 12 месяцев она сбросила почти 40 килограмм. Злые языки утверждают, что от лишнего веса звезда оперной сцены избавилась самым радикальным образом – проглотив ленточного гельминта (т.н. солитера). Поговаривают, что в тот период она писала в письмах «мы», подразумевая себя и глиста.

Мария с детства была тучной, но в какой-то момент вес стал угрожать ее карьере, поэтому пришлось выбирать: еда или сцена. «Она любила поесть, особенно торты и пудинги, но сидела в основном на салатах и стейках. Вес она потеряла за счет того, что следовала диете, основанной на йодсодержащих коктейлях. Это был опасный режим, влияющий на центральную нервную систему, он изменил ее метаболизм, зато из гадкого утенка Каллас превратилась в прекрасного лебедя», – рассказывает президент The International Maria Callas Association (Международная ассоциация Марии Каллас) Брюно Този.

Келли Осборн – минус 23 килограмма

Новую фигуру Келли общественность оценила на церемонии награждения Эмми-2010, когда 25-летняя звезда вышла на красную дорожку в узком платье от Tony Ward. Путь к стройности Осборн начался с момента приглашения в телепроект Dancing with the Stars (“Танцы со звездами”), для участия в котором нужно было сбросить 10 кг. Келли так увлеклась, что за полгода избавилась от 23-х: она ежедневно минимум по полчаса проводит на беговой дорожке, работает с тренером по фитнесу, а также изменила свой рацион питания. Питаться правильно певицу и дизайнера научил ее партнер по танцам: “Он приучил меня к отварной курице и салатам, объяснив, что диета, насыщенная белком, а не углеводами, дает больше энергии. Когда я заметила, что начала “таять”, поняла, что стратегия работает”. Ранее основу рациона Осборн составляли гамбургеры, картошка фри и наркотики, а вместо спортзала звезда потела в ночных клубах, сейчас же блондинка красуется на обложке Shape.

Дженнифер Хадсон – минус 36 кг

Фотографиями Хадсон в духе “до и после” пестрит интернет. Удивительно для Голливуда, ведь девушка стала звездой, будучи очень полной: 2007 году она получила премию “Оскар” за лучшую женскую роль второго плана в фильме “Девушки мечты”, в котором, по сюжету, ее возлюбленный выбирает более стройную коллегу по группе (ее сыграла Бейонсе). Худеть Дженнифер решила во время беременности, и сразу же после родов занялась перекраиванием тела с помощью отказа от жареной пищи и активными тренировками – бегом, боксом, баскетболом и сайклингом (тренировкам на велотренажере). Пример Дженнифер оказался заразительным: теперь своим телом занимаются все члены ее семьи, которые уже сбросили 2000 фунтов на всех.

Рене Зеллвегер – минус 13 кг

Рене – чемпион Голливуда по весовым качелям. Впервые она поправилась на 13 килограмм ради роли в фильме “Дневник Бриджит Джонс”. После съемок актриса пыталась прийти в форму, налегая на чаи и добавки для похудения, но в результате лишь испортила нервную систему. Тогда она наняла диетолога и фитнес-тренера – с тех пор она может управлять своим весом. Основой питания стала диета Аткинса, скорректированная под индивидуальные особенности организма. Рене ест много мяса, рыбы, круп, овощей, фруктов и зелени без соли и масла, сахар заменяет чайной ложкой меда в день, а каждый прием пищи завершает стаканом грейпфрутового сока. За 2 месяца интенсивных тренировок и жесткой диеты 15 килограмм актрисы испарились.

 

Наш YouTube-канал

bit.ua

Третья страсть Марии Каллас — История кухни

Современники утверждали, что сильнее всего великая певица была одержима тремя страстями: музыкой, Аристотелем Онассисом и хорошей кухней.

Если в XX веке кто-то и мог претендовать на звание примадонны, то это она, магнетическая Мария. Ее голос (волшебный, божественный, волнующий, похожий на голос колибри, сверкающий, как бриллиант, — каких только эпитетов не навертели критики!) и ее биография, сравнимая с древнегреческой трагедией, принадлежат всему миру. И по меньшей мере четыре страны имеют самые серьезные основания считать ее «своей».

Во-первых, Соединенные Штаты, где она родилась, — в Нью-Йорке, 2 декабря 1923-го, в семье греческих эмигрантов, получив при крещении длинное имя — Сесилия София Анна Мария. Вместе с труднопроизносимой фамилией отца — Калогеропулос — это было совсем уж не по-мерикански, и скоро девочка стала Марией Каллас.  В маму-Америку Каллас будет возвращаться несколько раз: в 1945 году ученицей — брать уроки пения, в середине 50-х уже звездой, что-бы солировать на сцене «Метрополитен-оперы», и в начале 70-х — преподавать.

Во-вторых, Греция, историческая родина, куда после разрыва между родителями Мария переехала в 1937 году с матерью и старшей сестрой. В Афинах она училась в консерватории и впервые вышла на профессиональную сцену.

В-третьих, Италия, ее творческая родина. В 1947 году 23-летнюю Каллас пригласили в Верону — выступить на ежегодном музыкальном фестивале. Там же она по-знакомилась с будущим мужем — производителем кирпича и меценатом Джованни Баттистой Менегини, который был старше почти на тридцать лет. Город Ромео и Джульетты, а после Милан, где с 1951 года Мария стала петь в знаменитом театре «Ла Скала», и старинный Сирмион на берегу озера Гарда — станут ее домом. И, наконец, Франция. Здесь королева бельканто пережила один из самых грандиозных триумфов своей жизни — в декабре 1958-го, впервые выступив в парижской Опере с сольным концертом.

Французская столица — ее последний адрес. В своей парижской квартире 16 сентября 1977 года она встретила преждевременную смерть — без любви, без голоса, без нервов, без родных и друзей, с пустым сердцем, утратив вкус к жизни…

Итак, четыре таких непохожих друг на друга ее главных государства. Хотя, конечно, в кочевой жизни артистки и стран, и городов было гораздо больше, и многие оказались для нее чрезвычайно важны, памятны, судьбоносны. Но нас-то интересует иное: как они повлияли на гастрономические пристрастия примадонны?

Чемодан рецептов

«Хорошо готовить — это все равно, что творить. Тот, кто любит кухню, любит и выдумывать», — утверждала Каллас. И еще: «Я с огромным воодушевлением берусь за любое дело и убеждена, что по-другому нельзя». Это касалось и кухни.

Готовить всерьез она начала, став замужней дамой. Синьор Менегини, ее первый мужчина и единственный законный муж, любил поесть, к тому же из-за возраста и тучности еда, итальянское счастье, почти заменила ему секс.

В своих склонных к преувеличениям мемуарах Менегини описывал, какими вкусными блюдами баловала его молодая жена, обнаружившая в себе кулинарный талант. И якобы у плиты она с некоторых пор проводила гораздо больше времени, чем за фортепиано.

Став женой обеспеченного господина и приобретая все большую известность, а вместе с ней и гонорары, Мария все чаще и чаще бывала в ресторанах. Тем более во время гастролей. Попробовав где-нибудь то или иное блюдо, она, не стесняясь, расспрашивала поваров и тут же записывала рецепты на салфетках, меню, конвертах, да где придется. И прятала в сумочку.

Эти рецепты она собирала повсюду. Из Рио-де-Жанейро привезла способ приготовления курицы с авокадо, из Нью-Йорка — супа из черных бобов, из Сан-Паулу — фейжоаду, от шефов миланского заведения Savini, где бывала регулярно, узнала эталонный рецепт ризотто по-милански. Даже когда она путешествовала с Онассисом на его похожей на дворец яхте, все равно не избежала соблазна — коллекционеры ее поймут! — расспросить главного кока, дабы пополнить свое собрание рецептом сырного крема с белыми трюфелями.

Спросите, откуда я это все знаю? Два года назад в итальянском издательстве Trenta Editore вышла книга La Divina in cucina («Божественная на кухне») с подзаголовком «Потаенные рецепты Марии Каллас». История появления этой поваренной книги интригует: якобы недавно был найден чемодан, принадлежавший то ли самой Каллас, то ли ее мажордому, набитый рукописными рецептами. В книгу вошло около ста. Далеко не факт, что Мария хоть раз воплотила всю эту кулинарную премудрость лично, а с годами она решительно отказалась от многих любимых блюд, включая пасту и десерты. Причина банальная — борьба с весом.

Искусство требует жертв!

Это похоже на сон, на сказку или, как сказали бы сегодня, на пиаровский ход. Так ведь сохранились фотографии — красноречивые свидетели чудесного превращения «слонихи» в античную статую.

С детства и едва ли не до тридцати лет Мария Каллас имела избыточный вес, а затем довольно быстро, за год, сбросила чуть ли не сорок килограммов! «Заедать» обиды она начала еще девочкой, считая и, вероятно, справедливо, что мать не любит ее, неуклюжую и близорукую, отдавая все внимание и нежность старшей дочери. Незадолго до смерти Каллас с горечью напишет: «Я с 12 лет работала как лошадь, чтобы прокормить их и удовлетворить непомерное честолюбие мамы. Я делала все, как они хотели. Ни мать, ни сестра теперь не помнят, как я кормила их во время войны, давая концерты в военных комендатурах, расходуя свой голос на непонятно что, лишь бы добыть для них кусок хлеба».

«Отдушинами в ее жизни были музыка и пристрастие к еде, — пишет один из биографов Каллас француз Клод Дюфрен. — С утра до вечера она поглощала конфеты, медовые коврижки, рахат-лукум. За обедом с аппетитом ела макароны. Вскоре — а кто нас побалует лучше, чем мы сами, — она встала за плиту и придумала свое любимое кушанье: два яйца под греческим сыром. Эту пищу нельзя было назвать легкой, но ребенок нуждался в столь калорийном питании, чтобы хорошо петь: в те времена многие придерживались мнения, что хорошая певица не может быть худой. Этим и объясняется, почему мать чудо-ребенка не препятствовала пристрастию дочери к еде».

К девятнадцати годам вес Марии перевалил за 80 килограммов. Она жутко комплексовала, училась скрывать недостатки фигуры под «правильной» одеждой, а тем, кто осмеливался насмехаться, отвечала со всей силой взрывного южного темперамента. Когда однажды рабочий сцены Афинского оперного театра отпустил за кулисами что-то ироничное в адрес ее внешности, молодая певица швырнула в него первое, что подвернулось под руку. Это была табуретка…

Отгремела Вторая мировая, проблем с продуктами стало меньше, и Мария прибавила еще килограммов двадцать. Вот как описывает Менегини, ее будущий муж и продюсер, впечатления от первой встречи летом 1947 года в веронском ресторане «Педавена»: «Она была похожа на неуклюжую бесформенную тушу. Лодыжки ее ног были одной толщины, что и икры. Она с трудом передвигалась. Я не знал, что сказать, а насмешливые улыбки и презрительные взгляды иных гостей говорили сами за себя».

И хотя Менегини отводят в судьбе Каллас роль Пигмалиона, это верно лишь отчасти: если бы его голосистая Галатея сама не пожелала избавиться от оков жира, вряд ли бы кто-то смог повлиять на строптивую диву. Известно, что режиссер Лукино Висконти поставил ей ультиматум: их совместная работа на сцене «Ла Скала» возможна лишь в том случае, если Мария похудеет. Главным стимулом отказаться от сладкого, мучного и многих других продуктов, истязать себя массажем и турецкими банями явилась для нее лишь жажда новых ролей. В творчестве, а с появлением в ее жизни миллиардера Онассиса и в любви она страдала той же булимией, ненасытностью, обжорством.

Лишний вес Каллас истребила якобы самым радикальным образом — проглотив ленточного гельминта, другими словами, солитера. Возможно, это всего лишь легенда, скверный анекдот. Но, говорят, что в тот период она стала писать в письмах «мы», подразумевая себя и червяка.

Не исключено, что солитер завелся в ее организме от диеты, где главным блюдом был тартар — мелко рубленое сырое мясо со специями и травами. «Она любила поесть, особенно торты и пудинги, — свидетельствует Брюно Този, президент The International Maria Callas Association (Международная ассоциация Марии Каллас), — но сидела в основном на салатах и стейках. Вес она потеряла за счет того, что следовала диете, основанной на йодсодержащих коктейлях. Это был опасный режим, влияющий на центральную нервную систему, он изменил ее метаболизм, зато из гадкого утенка Каллас превратилась в прекрасного лебедя».

Пресса, которая когда-то нередко отпускала шуточки по поводу ее щедрого тела, теперь писала, что у Каллас талия тоньше, чем у Джины Лоллобриджиды. К 1957 году Мария весила 57 килограммов при росте 171 сантиметр. Директор нью-йоркской «Метрополитен-оперы» Рудольф Бинг по этому поводу отозвался так: «Вопреки тому, что обычно происходит с внезапно похудевшими людьми, ничто в ее облике не напоминало, что совсем недавно она была невероятно толстой женщиной.

Она держалась на удивление свободно и непринужденно. Казалось, точеный силуэт и грация достались ей от рождения». Увы, «просто так» ей не доставалось ничего. «Сначала я потеряла вес, затем я потеряла голос, теперь я потеряла Онассиса» — эти слова поздней Каллас подтверждают мнение, что «чудесное» похудение в конце концов катастрофически сказалось на ее вокальных данных и на ее сердце.  На закате жизни La Divina написала в одном из писем к вероломному Онассису, который предпочел ей вдову президента Кеннеди: «Я все время думаю: почему мне все давалось с таким трудом? Моя красота. Мой голос. Мое короткое счастье…»

lady.mail.ru

Мария Каллас – биография, фото, личная жизнь, песни, арии

Биография

Мария Каллас — женщина, голос которой называют феноменом. Оперная певица, исполнение которой заставляло и заставляет слушателя затаить дыхание, а «Каста Диво», «Бахиана» и «Аве Мария» до сих пор любимы поклонниками классической оперы. После смерти Марии Каллас известный музыкальный критик того времени Пьер-Жан Реми напишет:

«После Каллас опера никогда не будет такой же, как раньше».

Однако мало кто знает, что помимо аплодисментов и всеобщего обожания биография Марии Каллас была наполнена болью разочарований и потерь.

Детство и юность

Мария Сесилия Каллас, крещеная как Мария Анна София Кекилия Калогеропулу, родилась 2 декабря 1923 года в Нью-Йорке. Рождению девочки предшествовала трагедия в семье: родители потеряли единственного сына Базиля. Страшное потрясение толкнуло Георгеса, отца Марии, принять решение о переезде из Греции в Соединенные Штаты. Мать Марии, Евангелия, на тот момент носила третьего ребенка (в семье уже была старшая дочь Синтия). Женщина мечтала родить мальчика, который заменил бы умершего сына.

Певица Мария КалласПевица Мария Каллас

Рождение второй дочери стало для Евангелии ударом: мать отказывалась даже смотреть в сторону новорожденной в течение нескольких дней после родов. Достаточно быстро стало понятно, что девочка родилась одаренной. Мария с трех лет слушала классическую музыку, игрушки девочке заменяли пластинки с оперными ариями. Мария Каллас часами вслушивалась в музыкальные произведения, не чувствуя скуки. В пять лет девочка стала осваивать фортепиано, а в восемь — брать уроки пения. Уже в десять лет Мария производила впечатление на слушателей необыкновенным голосом.

Мария Каллас в молодостиМария Каллас в молодости

Мать Марии как будто старалась исправить разочарование от рождения девочки, постоянно настаивая на том, чтобы та добивалась совершенства, заслуживая хорошее отношение со стороны родительницы. В 13 лет девочка участвовала в популярном радио-шоу, а также в детском вокальном конкурсе в Чикаго.

Постоянная требовательность матери оставила неизгладимый след в характере Марии: до последнего часа певица будет стремиться к совершенству, превозмогая саму себя и внешние обстоятельства. Позже сестра Каллас будет вспоминать, что красивая и талантливая Мария считала себя толстой, бесталанной и неуклюжей.

Мария Каллас за фортепианоМария Каллас за фортепиано

Нелюбовь матери заставляла девочку искать изъяны в себе и стремиться доказать собственную значимость. Эта детская травма останется с Каллас на всю жизнь. Уже будучи знаменитой, женщина признается журналистам:

«Я никогда не уверена в самой себе, меня постоянно гложут разнообразные сомнения и опасения».

Когда Марии исполнилось 13 лет, мать девочки, поссорившись с мужем, забрала дочерей и вернулась в родные Афины. Там женщина приложила максимум усилий, чтобы устроить дочь учиться в Королевскую консерваторию. Загвоздка оказалась в том, что прием был разрешен только с 16 лет, поэтому Мария солгала о возрасте. Так начался серьезный творческий путь Марии Каллас.

Музыка

Училась Мария с удовольствием, делая успехи. В 16 лет девушка окончила консерваторию, завоевав главный приз в традиционном выпускном консерваторском конкурсе. С тех пор юная дива начала зарабатывать деньги необыкновенным голосом. В военные годы это пришлось как нельзя более кстати: у семьи не было денег. Когда девушке было 19, она спела свою первую партию в опере «Тоска». Гонорар по тем временам оказался царским — 65 долларов.

Мария КалласМария Каллас

В 1945-м Мария Каллас отправилась в Нью-Йорк. Встреча с любимым отцом омрачилась присутствием новой жены мужчины: той не понравилось пение Марии. Следующие два года отмечены для Каллас постоянными кастингами и пробами в Нью-Йорке, Чикаго и Сан-Франциско.

Наконец, в 1947-м Марии предложили контракт на выступления в итальянской Вероне. Там певицу ждал триумф: партии в «Джоконде» и «Пуританах» потрясли музыкальную общественность. Каллас постоянно приглашали на новые роли, благодаря чему Мария побывала в Венеции, Турине, Флоренции.

Италия стала для женщины новым домом, подарившим Каллас признание, восхищение и любящего мужа. Карьера певицы шла в гору, от приглашений не было отбоя, а фото Марии Каллас украшали многочисленные афиши и плакаты.

В 1949-м Мария выступает в Аргентине, в 1950-м — в Мехико. Постоянные разъезды стали не лучшим образом сказываться на здоровье дивы: женщина набирала вес, который грозил стать препятствием для дальнейших выступлений. Однако тоска по близким людям и ставшей родной Италии заставляли Марию «заедать» переживания.

Располневшая Мария КалласРасполневшая Мария Каллас

Наконец, вернувшись в Италию, Мария дебютировала в культовом оперном театре «Ла Скала». Женщине досталась «Аида». Успех оказался колоссальным — Каллас признали гениальной певицей. Однако строжайшим критиком для Марии по-прежнему была она сама. Детский страх быть отверженной матерью постоянно жил внутри Каллас, заставляя стремиться к совершенству. Лучшей наградой стало приглашение в официальную труппу «Ла Скала» в 1951-м.

В 1952-м Каллас исполняет «Норму» в лондонской Королевской опере. 1953-й отмечен «Медеей» в «Ла Скала». Непопулярная до той поры, «Медея» становится, как сейчас сказали бы, хитом: чувственное исполнение Марии Каллас подарило музыкальному произведению новую жизнь.

Мария Каллас в спектакле "Норма"Мария Каллас в спектакле «Норма»

Несмотря на потрясающий успех, Каллас страдала из-за постоянных депрессий. Женщина пыталась похудеть, стресс из-за недоедания дополнялся утомительными переездами из города в город и длительными репетициями. Начало сказываться нервное истощение, Каллас стала отменять выступления.

Это не могло не отразиться на мнении общественности: за певицей закрепилась слава взбалмошной и капризной женщины. Отмены представлений влекли за собой судебные разбирательства, а разгромные статьи в прессе только усугубляли стресс Марии.

Мария Каллас и Грейс КеллиМария Каллас и Грейс Келли

Последовавшие за этим события в личной жизни еще больше подорвали репутацию Марии Каллас. В 1960-м и 1961-м певица выступила лишь несколько раз. Последнюю партию дива исполнила в опере «Норма» в 1965-м в Париже.

В 1970 году певица согласится на съемки в фильме: Марию Каллас пригласили на роль Медеи. Режиссером был гениальный Пазолини. Позже мастер скажет о Марии:

«Вот женщина, в каком-то смысле самая современная из женщин, но в ней живет древняя женщина — странная, мистическая, волшебная, с ужасными внутренними конфликтами».

Личная жизнь

Первым мужем Марии Каллас стал мужчина по имени Джованни Баттиста Менегини. Каллас познакомилась с ним в Италии. Джованни страстно любил оперу, и не менее страстно полюбил Марию. Будучи состоятельным человеком, Менегини отказался от успешного бизнеса, чтобы посвятить жизнь возлюбленной. Менегини был вдвое старше Каллас, и возможно, благодаря разнице в возрасте, мужчине удалось стать для супруги любовником и другом, чутким отцом и внимательным менеджером.

Мария Каллас и Джованни Баттиста МенегиниМария Каллас и Джованни Баттиста Менегини

В 1949 году влюбленные венчались в католической церкви. Спустя 11 лет этот факт станет препятствием для союза Марии с новым возлюбленным: ортодоксальная греческая церковь откажет женщине в разводе. Первые годы брака с Менегини оказались счастливыми, Мария даже подумывала оставить сцену, родить ребенка и посвятить жизнь семье. Однако этому не суждено было сбыться.

В 1957-м Мария познакомилась с Аристотелем Онассисом, состоятельным судовладельцем и бизнесменом из Греции. Спустя два года медики рекомендовали певице проводить больше времени на море: морской воздух должен был помочь женщине справиться с усталостью и нервным истощением. Так Мария снова встречается с Онассисом, приняв приглашение совершить круиз на яхте миллиардера.

Мария Каллас с Аристотелем ОнассисомМария Каллас с Аристотелем Онассисом

Эта поездка стала последней точкой в браке Каллас. Между Марией и Аристотелем завязались страстные отношения. Привлекательный мужчина вскружил голову оперной диве, которая позже признавалась, что порой не могла дышать от переполнявшего чувства к Аристотелю.

После круиза Мария перебирается в Париж, чтобы быть ближе к возлюбленному. Онассис развелся с женой, готовый жениться на Марии, однако венчание в католической церкви не позволило женщине разорвать предыдущий брак, тем более, что Менегини приложил массу усилий для отсрочки развода.

Мария Каллас и Аристотель ОнассисМария Каллас и Аристотель Онассис

Несмотря на бурю чувств, личная жизнь Марии Каллас оказалась вовсе не безоблачной. В 1966-м женщина забеременела от Аристотеля, однако тот оказался категоричен: аборт. Мария была сломлена. Женщина избавилась от ребенка из-за страха потерять возлюбленного, однако до последнего жалела об этом решении.

Аристотель Онассис и Жаклин КеннедиАристотель Онассис и Жаклин Кеннеди

В отношениях начал назревать разлад, пара постоянно ссорилась. Мария Каллас пыталась сохранить любовь, отказываясь от концертов и отменяя выступления, только чтобы быть рядом с Аристотелем. К сожалению, как часто случается, жертвы оказались напрасными. Пара распалась, а в 1968-м Аристотель женился на Жаклин Кеннеди. После разрыва с Онассисом Мария Каллас так и не смогла найти свое счастье.

Смерть

Уход возлюбленного, окончание карьеры и предыдущие нервные потрясения подкосили жизненную волю и здоровье Марии. Последние годы жизни бывшая звезда провела в одиночестве, не желая ни с кем общаться.

Мария КалласМария Каллас

Мария Каллас умерла в 1977 году, женщине было 53 года. Причиной смерти медики назовут остановку сердца, к которой привел дерматомиозит (серьезное заболевание соединительной ткани и гладкой мускулатуры), диагностированный певице незадолго до смерти.

Существует также версия, что смерть Марии Каллас не случайна. Якобы певицу отравила Вассо Деветци, подруга Марии. Однако эта история не нашла подтверждения. Прах дивы, согласно завещанию Марии, развеян над Эгейским морем.

Мария Каллас в последний год жизниМария Каллас в последний год жизни

В 2002 году Франко Дзеффирелли, бывший другом Марии, снял фильм «Каллас навсегда». Певицу сыграла неподражаемая Фанни Ардан.

Партии Марии Каллас

  • 1938 — Сантуцца
  • 1941 — Тоска
  • 1947 — Джоконда
  • 1947 — Изольда
  • 1948 — Турандот
  • 1948 — Аида
  • 1948 — Норма
  • 1949 — Брунгильда
  • 1949 — Эльвира
  • 1951 — Елена

24smi.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о