Содержание

Тесты

Читайте в номере журнала за август
GOOD LIFE BUSINESS SHOP

ТЕСТЫ


    Фитнес программа лично для вас

    Каждая из нас - уникальное творение природы. И, как любое ее творение, 
    индивидуальна. Молекулы нашего ДНК сотканы в генетическую формулу, второй 
    такой не найти - мы неповторимы, как капля дождя или снежинка. Однако при 
    всей уникальности между нами есть нечто общее на чисто физиологическом уровне. 
    Эти признаки ученые объединили в три группы - соматотипы. Принадлежность к 
    одному из них определяет развитие тела и его контуры, в то время как формула 
    ДНК наделяет нас индивидуальными чертами, доставшимися от предков.
Соматотип объясняет некоторые психологические особенности нашего поведения. Обожаете веселые компании? Или, наоборот, не можете понять, как люди могут без устали проводить часы за шумным застольем? Силитесь сбросить лишние килограммы, в то время как коллега с удовольствием приобрела бы парочку? Программа, благодаря которой у подруги теперь идеальная фигура, не приносит вам никаких видимых результатов? Ключ к разгадке - соматотип! Определив его с помощью нашего теста и вооружившись знаниями о правильном питании и подходящей программе тренировок, вы сможете, наконец, создать то тело, о котором мечтаете. А там и до счастья недалеко! В основе деления на соматотипы лежат данные научных экспериментов и исследований, а значит, и названия их научные: эктоморфы, мезоморфы и эндоморфы. Большинство из нас не относится к какому-то определенному типу в его абсолютном проявлении.
Более характерным является сочетание в одном человеке элементов всех трех, и причислить себя к одному из них следует по большинству его проявлений. Остается заметить, что окончательно соматотип складывается к 2025 годам при нормальном питании. ТЕСТ ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СОМАТИПА: 1) В общих чертах ваше телосложение можно описать скорее как: а) полноватое: вам свойственны округлые формы, у вас широкая кость, но узкие стопы и кисти рук; б) широкое: контуры вашего тела симметричны и ближе, скорее, к фигуре квадрата или прямоугольника; в) длинное: вытянутое в линию, худощавое, узкокостное. 2) Ваша кожа: а) мягкая и гладкая, обычно не доставляет вам никаких неудобств; б) толстая, шероховатая и упругая, легко загорает; в) тонкая, сухая и бледная. 3) О вашей грудной клетке можно сказать, что она: а) является наиболее развитой и широкой частью вашего тела; б) развита симметрично плечам и бедрам; в) довольно узкая и развита не очень хорошо.
далее >>
Copyright &copy Демахин В., Сафонов А.’2006

«Вы же не подбираете команду по знакам Зодиака?» / Хабр

В то, что успех совместной работы зависит, в том числе, от атмосферы в коллективе и совместимости участников проекта, верит большинство менеджеров. Кто-то формирует команду, исходя из личного опыта, кто-то старается найти своим решениям теоретическую основу, разделяя людей на категории, а иногда даже обращаясь к тестированию.

О том, как предсказать, сработаются ли коллеги, есть ли смысл в психологических тестах при приеме на работу и можно ли классифицировать людей по типам личности, мы поговорили с Надеждой Морошкиной — ученым, кандидатом психологических наук.

— Сама идея о существовании психологических типов людей связана с глубинной потребностью в классификации?

— Традиция эта действительно очень давняя. Попытки классифицировать людей, чтобы понять, как вести себя с ними, можно найти в античности — достаточно вспомнить разделение по типам темперамента. В клинической психологии тоже неоднократно делались более или менее успешные попытки связать, например, соматотип с определенным психотипом. Общая же идея в том, что у человека есть набор постоянных личностных свойств, черт или диспозиций, убеждений, установок, благодаря которым он будет вести себя сходным образом в самых разных ситуациях. И если мы сумеем каким-либо образом эти постоянные характеристики измерить, это позволит предсказывать поведение человека и в принципе объяснит нам, почему люди могут вести себя по-разному. Сами же попытки описать человека и определить набор его свойств базировались на самых разных основах.

В первой половине ХХ века развивается статистика — появляется математический аппарат, который позволяет проводить количественные измерения. Вслед за этим начинается разработка разнообразных тестов. Многие, наверное, слышали про 16-факторный личностный опросник Кеттелла, миннесотский опросник MMPI, фрайбургский FPI и т. д. Все они построены на самоотчетах испытуемых. Т. е. вы даете участникам эксперимента опросник, они отвечают на вопросы из серии «насколько вы общительны» или «насколько общительным вас считают другие люди». Далее с помощью статистических методов можно попытаться выявить некоторые глубинные переменные, значение которых влияет на отдельные группы ответов. Эти переменные, возможно, — как раз те самые личностные свойства, которые мы ищем. Собственно, 16-факторный опросник так называется потому, что подразумевает наличие 16 таких глубинных факторов.

— Число 16 здесь не связано четыремя типами темперамента в античной традиции?

— Факторная структура подразумевает ортогональность — важно, что эти глубинные переменные не связанны между собой. Число их выводится индуктивно. Вначале вы набираете огромный объем эмпирических данных, потом ищете в них внутренние связи, корреляции, далее пытаетесь эту структуру описать. При этом понятно, что один и тот же набор данных можно описать с помощью разных моделей, взяв за основу любое число: хоть четыре, хоть 16, хоть пять. Сегодня как раз более популярна большая пятерка — Big Five, о которой наверняка слышали все, кто психологией интересуется.

Существует и достаточно популярная, в том числе почему-то среди инженеров, концепция соционики — ее часто соотносят с опросником Майерс-Бриггс, также созданным по мотивам юнговской классификации. Она менее признана в научных кругах и ее не очень жалуют, хотя я знаю работы, где она используется. В ней много вещей непроверенных и недоказанных, т. ч. эта теория типов личности рассчитана скорее на обывателя, чем на серьезного специалиста.

— Существует ли наиболее правильная методика психологического тестирования? И может ли тест, пройденный кандидатом, помочь направить его на самый подходящий участок работы?

— В первой половине прошлого века таких опросников сделали очень много, и проверка показывает, что они могут быть достаточно надежны. Человек отвечает на вопросы, делает самоотчет и самостоятельно определяет свою принадлежность к определенному типу. Через некоторое время вы снова даете ему тест, созданный по той же методике — и процент совпадения результатов двух опросов будет довольно велик. Авторы и стремятся к тому, чтобы создать методику с наибольшей тестовой надежностью и внутренней согласованностью.

Но нас больше интересует другой аспект — прогностические возможности методики: можем ли мы с ее помощью предсказать поведение человека, например, хорошо ли он будет работать. Здесь все оказалось не так оптимистично. Например, мы измерили человека по психодиагностической методике и выяснили, что он честный или добрый, или, допустим, экстраверт. Насколько мы можем предсказать, что в какой-то конкретной ситуации он будет более общительным, чем другой испытуемый, который по методике оказался интровертом? Оказалось, не особенно успешно. Корреляции, которых мы достигаем, — 0,16, 0,2, максимум 0,3. Это значит, что коэффициент детерминации (объяснительной силы) не превышает 0,3, возведенных в квадрат. Т. е. только 9 % дисперсии можно объяснить, используя этот психодиагностический инструмент.

— Получается, тесты совсем ничего не объясняют?

— Очень мало. Если вам показать два корелляционных облака, одно из которых соответствует нулевой корреляции, а другое — корреляции 0,3, на глаз вы их вряд ли различите. Связь очень зыбкая.

До распространения тестов исследовали не требовали от испытуемых самоотчетов, а наблюдали за их поведением, пытаясь обнаружить кросс-ситуативную согласованность. Например, в 20-е Ньюкомб в летнем лагере наблюдал за подростками, чтобы определить, насколько устойчивыми личностными характеристиками они обладают. Допустим, есть такая характеристика — общительность, экстраверсия. Если мы считаем человека общительным, думаем, что он будет много разговаривать и в столовой, и во время тихого часа, и на прогулке. Т. е. предполагаем проявление качества в разных ситуациях. Но, согласно наблюдениям, согласованность оказалась как раз на уровне 0,14 — очень низкой на уровне реального поведения. То есть, на уровне реального поведения очень низкой.

При этом согласованность поведения внутри одной и той же ситуации может быть велика — например, если кто-то разговорчив за обедом сегодня, он, скорее всего, будет таким за обедом и завтра. Но захочется ли ему поговорить после еды, мы фактически предсказать не в состоянии. А наличие устойчивой личностной черты, предполагает ее проявление в самых разных обстоятельствах.

— Не упирается ли проблема в качество измерений?

— Некачественные измерительные процедуры долго пытались усовершенствовать. Но сегодня предполагается, что ситуативные переменные намного важнее для понимания поведения, чем личностные. Если мы что-то знаем о ситуации, лучше сможем предсказать поведение людей, чем если мы что-то знаем о самих людях.

— Но ведь Big Five и различные теории классификации личности не признаны ошибочными на 100 %?

— Зайдем с другой стороны. Спросим себя: какая идея о природе человека лежит за теорией личностных диспозиций? Например, силясь понять поведение человека, который проявил агрессию, мы думаем: «Наверное, это потому что агрессивность — одна из его личностных особенностей». Не звучит ли это странно? Вместо того чтобы объяснить поведение, мы просто постулировали наличие некоей сущности, которая якобы за это поведение отвечает. Это похоже на размышления о каких-то физических или химических реалиях, популярные в определенные эпохи. Почему опий усыпляет? Потому что в нем есть «снотворная сила». Почему человек агрессивный? Потому что у него есть «сущность агрессивности». Но, по сути, это лишь внесение неких сущностей, против которых, как вы помните, протестовал Оккам. Строго говоря, теория личностных диспозиций ничего не объясняет. На каком-то этапе психологии она была полезна, потому что позволила описать некую феноменологию. Но по большому счету сама теория основана на обыденных представлениях.

— Наподобие «упитанный» — значит «добрый»?

— Да, это как раз представление о связи соматотипа и психотипа. Постулирование сущностей не облегчает нам задачу предсказания поведения. Это все очень напоминает френологию: у этой женщины есть шишка влюбчивости — поэтому она занимается проституцией. А у этого мужчины имеется шишка гениальности — поэтому он совершает научные открытия. Сегодня мы только улыбнемся, услышав подобное. Но при этом сайты по френологии можно найти до сих пор.

— Если применение экзотической теории — той же френологии — случайно окажется успешным, останется только окончательно поверить в нее? Не в этом ли секрет популярности психологических тестов?

— С этим тоже нужно разобраться. Если диспозиционный подход настолько слабо работает, откуда у людей такие мощные ожидания относительно внутриличностной согласованности поведения? При этом подтверждено, что люди ожидают очень высокой кроссситуативной согласованности поведения других, хотя в самих экспериментах ее не наблюдается. Но если бы мы постоянно видели, что окружающие ведут себя непредсказуемо, вряд ли бы стали навешивать на них ярлыки определенных черт. Значит, возможно, эта внутренняя согласованность действительно присутствует в жизни, хотя природа ее связана вовсе не с ложной идеей о постоянном наборе личностных характеристик человека.

Низкая прогностическая способность личностных тестов спровоцировала исследования в этой области, и результаты говорят о том, что в жизни согласованность выше, чем в экспериментах. Дело в том, что в экспериментах переменные изолированы друг от друга, потому что мы пытаемся смоделировать «чистую» ситуацию. Но в жизни таких ситуаций не бывает, ситуативные и личностные факторы здесь постоянно смешиваются. Один и тот же человек чаще попадает в одни и те же обстоятельства, но не потому, что он таков, а потому что такова окружающая его реальность. Например, знакомых людей мы обычно наблюдаем в рамках какого-то стандартного набора ситуаций, в которых есть масса незаметных факторов.

Например, на работе присутствует фактор статуса — кто начальник, а кто подчиненный; есть демографический — больше ли вокруг мужчин или женщин и т. д. Коллегу вы регулярно наблюдаете в какой-то повторяющейся ситуации, и, видя, что он ведет себя согласованно, приписываете его характеру некоторые черты. На самом деле, важным может быть исключительно постоянное совпадение одних и тех же ситуативных факторов. Но человек для вас — фигура, а ситуация — всего лишь фон. Поэтому и возникает ощущение, что диспозиционные теории личности подтверждаются, которое подкрепляет дальнейшее ожидание высокой согласованности.

— Но ведь два человека в похожих условиях могут повести себя совершенно по-разному?

— Скорее всего, в этом случае ситуация для них не одинаковая. К тому же, ситуативные факторы не бывают представлены в чистом виде. Личная история человека, прошлый опыт, воспитание, сценарии, принятые в тех компаниях, где ему приходилось общаться — все это влияет на интерпретацию обстоятельств. Но велика вероятность, что хорошо знакомый человек в неожиданной ситуации вас удивит — ожидания, основанные на личностных диспозициях, в этом случае окажутся неадекватными. Другое дело, что с хорошо знакомыми людьми мы в необычные ситуации попадаем крайне редко.

Еще один аспект заключается в том, что нам удобно, когда окружающие люди — те, с кем мы работаем или живем — действуют предсказуемо. Поэтому мы поощряем согласованное поведение и не поощряем несогласованное. Согласитесь, «ты ведешь себя непоследовательно» — это упрек. Т. е. последовательность оказывается важнее того, хорошо ли ты поступаешь, с точки зрения собеседника, или плохо.

Поэтому так остро стоит проблема ярлыков. Например, если в школе парень однажды попал в категорию хулиганов, окружение начинает работать на то, чтобы он все время хулиганил, —этого от него и ожидают. Легко перескочить в другую категорию ему никто не позволит. В свою очередь человек, обладая свободой воли, может и сам подобрать среду, которая будет способствовать его внутренней согласованности. Получается, что в реальности согласованность довольно высока, хотя ее причины вовсе не в типе личности.

— Но личностные особенности у человека все-таки существуют?

— У человека есть общие способности — например, интеллект — и специальные способности — например, к музыке или спорту. Тестируя их, можно довольно надежно предсказать академическую успеваемость, возможные успехи в пении или легкой атлетике. Способности больше определены биологическими факторами: за этим стоят гормональные особенности, особенности нервной системы и т. д.

— Разве, например, реакция на стресс не может определяться биологическими факторами?

— Вклад индивидуальных особенностей здесь будет довольно невелик. Возьмем какую-нибудь черту — например, смелость — и пронаблюдаем все ситуации в жизни человека, где она могла проявляться. Мы увидим, что человек не везде ведет себя одинаково смело. В принципе, мы при этом можем построить распределение смелости и даже вычислить ее условную среднюю величину. Проблема в том, что дисперсия окажется так велика, что не поможет нам прогнозировать поведение испытуемого. Где-то он может повести себя, как трус, где-то — как отчаянный храбрец, а в среднем покажется самым обычным человеком

Плюс не совсем правильно говорить, что такая сущность как «смелость» в принципе существует. Правильнее рассматривать поведение человека в типичных для него обстоятельствах. Потому что его поведенческие сценарии сильно завязаны на ситуации, с которыми человек сталкивался или не сталкивался в прошлом.

— То есть биография человека скажет нам о его потенциальной агрессии или решимости гораздо больше, чем любой тест?

— Безусловно. Это тренд современной организационной психологии — опираться на биографические методы больше, чем на личностные.

— Но вполне серьезные и технически подкованные люди верят даже в цветовые тесты.

— Цветовые тесты или тесты с пятнами Роршаха в принципе наименее надежные, доказательств их валидности почти нет. Поскольку отсутствует репликация их результатов —они оказываются никак не согласованны друг с другом, если тесты проводят разные люди.

То есть применение, допустим, теста Роршаха позволит вам обосновать принятое ранее решение о приеме человека на работу. Но вопрос об эффективности этого решения остается открытым. И подкрепление тестом к ответу нас ничуть не приближает.

— Может быть, польза от изучения тестов и чтения литературы о психологических типах просто в том, что они помогают понять: люди разные?

— И с этой точки зрения, наверное, читать стоит не о тестах и типах, значительно полезнее была бы, скажем, книга Ли Росса и Ричарда Нисбетта «Человек и ситуация». Сейчас в психологии набирает обороты качественный анализ поведения человека. За этим стоит идея: люди осмысляют мир в разных категориях, и если мы эти категории сумеем вытащить, приблизимся к пониманию, как человек воспринимает ту или иную ситуацию. При этом оценивает ее он действительно не так, как мы. Идеографический подход в принципе предполагает, что каждый человек уникален, а распихивать людей по полочкам — безнадежная задача. Меня всегда умиляли, например, 12 знаков Зодиака. Возвращаясь к прогнозам, можно спросить — вы же не выясняете, кто Овен, а кто Лев, при приеме на работу?

— Наверняка можно найти менеджера, который признается, что свою команду набрал именно так. И это сработало.

— Если кто-то использует такие схемы для обоснования своих решений… Что ж — лишь бы самому человеку нравилось. Психологическая культура у нас такова, что в представлениях людей много пара- и псевдонаучных представлений, которые смешиваются. Точно так же самые разные тесты могут привлекаться, именно чтобы подвести якобы теоретическую базу под чье-то авторитетное мнение. И здесь возникает опасность переоценить надежность своих прогнозов. Ведь проверить в реальной ситуации, хорошее ли решение вы приняли, иногда невозможно. Допустим, вы не стали приглашать кандидата на работу — что вы теперь о нем знаете? Может, он был бы для вас прекрасным коллегой и принес бы вашей компании серьезную прибыль. Но если тот, кого вы выбрали вместо него, с задачами скорее справляется, вы опять подкрепите гипотезу о верном алгоритме отбора. С кем вам его сравнивать?

В жизни очень много таких ловушек, позволяющих укрепиться в изначально ошибочном решении. Психологические эксперименты прекрасно показывают, насколько сильно развита установка на подтверждение собственной гипотезы. Люди склонны видеть только то, что ей соответствует, и не замечать фактов, которые в нее не укладываются. Можно, напротив, видеть факты, которые на самом деле существуют только в воображении. Классический пример ложной корреляции — вы вспоминаете о своем друге, и в этот момент он вам звонит. Вы думаете: телепатия! Но, чтобы подтвердить эту корреляцию, нужно рассмотреть все случаи, когда вы о нем думали, а он не звонил, и все случаи, когда он звонил, хотя вы думали вовсе не о нем. Когда мы соберем всю статистику, окажется, что его последний звонок — случайное совпадение. Просто все прочие звонки и случаи, когда вы о своем друге думали, забываются.

При построении научного исследования мы такие вещи отсекаем. Но в жизни-то это все работает. Так что переоценка своих прогнозов людьми довольно высока, а прикрываться при этом тестами — защитная функция. Так же любая история успеха — апелляция к диспозиционной теории. В основе ее лежит представление о том, что успешный человек якобы обладает особыми свойствами. Но если мы восстановим ситуативные факторы, которые совпали в его жизни, увидим, что это обстоятельства сложились так, что именно для этого человека оказалось возможным добиться того, чего он добился.

— Получается, решения, которые мы принимаем, формируя команду, — абсолютная лотерея? Понятно, что есть профессиональные компетенции, согласно которым вы подбираете людей. Но то, как они будут работать друг с другом или заказчиком, с точки зрения психологии, непредсказуемо?

— Вам может повезти или не повезти. Но в жизни согласованность поведения все-таки довольно высокая — а значит, есть и предсказуемость — благодаря тому, что ситуации повторяются. Поэтому, если вы можете наблюдать коллегу в нужных вам ситуациях на протяжении некоторого времени, накопленные данные будут неплохим основанием для прогноза. Человек чаще всего использует наработанные схемы поведения, если они у него сформировались, то при повторении ситуации он, скорее всего, обратиться к ним. Что, впрочем, не значит, что он не способен ни к чему другому.

— Сейчас в серьезных исследованиях ученые-психологи прибегают к опросникам и тестам? Могут ли их результаты представлять научный интерес?

— Эта традиция не умерла окончательно, хотя и пошатнулась — многие продолжают работать в диспозиционном ключе. В конце концов, этот подход тоже дает корреляции, просто они очень низкие. И как раз с исследовательской точки зрения, это может быть полезным. Например, если мы хотим спрогнозировать статистическую тенденцию некоей общности людей, можем получить результат. Другое дело, что предсказать индивидуальное поведение любого члена этой общности тесты нам помочь не смогут. В науке мы часто занимаемся исследованием некоего среднестатистического человека, который в жизни, конечно, не встречается.

НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева, официальный сайт

1. Ткаченко И.В., Тесленко Б.В., Цейтлин Г.Я., Румянцев А.Г. Комплексная реабилитация детей с острым лимфобластным лейкозом в период длительной клинико-гематологической ремиссии. Онкогематология. 2009;(2):42–51.

2. Ткаченко И.В., Цейтлин Г.Я., Румянцев А.Г. Социально-психологическая характеристика семей, имеющих детей с онкологическими заболеваниями. Верхневолжский медицинский журнал. 2009;7(3, вып. 3):16–19.

3. Гусева М.А., Богданова Н.В., Цейтлин Г.Я. Реабилитационная лагерная программа в детской онкологии. Вопросы гематологии/онкологии и иммунопатологии в педиатрии. 2011;10(4):39–43.

4. Цейтлин Г.Я., Володин Н.Н., Румянцев А. Г. Современные подходы и направления реабилитации детей с онкологическими заболеваниями. Вестник восстановительной медицины. 2014;(5):2–9.

5. Цейтлин Г.Я., Сидоренко Л.В., Володин Н.Н., Румянцев А.Г. Организация медицинской и психолого-социальной реабилитации детей и подростков с онкологическими и гематологическими заболеваниями. Российский журнал детской гематологии и онкологии. 2014;(3):59–65.

6. Цейтлин Г.Я., Литвинов Д.В., Коновалова М.В. и др. Организационные и методические проблемы клинического питания в детской онкологии. Российский журнал детской гематологии и онкологии. 2014;(1):32–36.

7. Кокорева М.Е. Социокультурные аспекты реабилитации инвалидов в России. Этносоциум и межнациональная культура.2014;(8):21–26.

8. Кокорева М.Е. Роль и функции семьи в социальной адаптации индивидов, перенесших инсульт головного мозга. Знание, понимание, умение. 2015;(1):34–40.

9. Кокорева М.Е. Структура десоциализации лиц с инвалидностью. Социально-гуманитарные знания. 2015;(5):44–51.

10. Гусева М.А., Лебедь О.Л, Цейтлин Г.Я. Репродуктивные ориентации и поведение семей, имеющих ребенка с онкологическим заболеванием. Социология. 2011;(4):14–24.

11. Антонов А.И., Гусева М.А., Цейтлин Г.Я., Лебедь О.Л. Социолого-демографическое исследование репродуктивного поведения семей с онкологическим заболеванием ребенка. Детерминация демографических процессов. Серия: Демографические исследования. Выпуск 21. М., 2012. С. 124–146.

12. Гусева М.А., Барчина Е.Т., Цейтлин Г.Я. Проблема сиблингов в детской онкологии. Вопросы гематологии/онкологии и иммунопатологии в педиатрии. 2013;12(2):38–47.

13. Гусева М.А., Барчина Е.Т. Работа психолога в онкологическом стационаре с детьми, переживающими множественную психологическую травму (супервизионное обсуждение) Журнал практической психологии и психоанализа. 2015;(2):4.

14. Гусева М.А. Особенности репродуктивного поведения семей, имеющих ребенка c онкологическим заболеванием (социологическое исследование). Социология. 2016;(2):64–78.

15. Гусева М.А. Аксиологические основания репродуктивного поведения семей, имеющих ребенка с онкологическим заболеванием, в условиях медикализации и социального контроля. Социодинамика. 2017;(5):98–107.

16. Гусева М.А. Потребность в детях и условия ее реализации в семьях, имеющих ребенка с онкологическим заболеванием. Политика и общество. 2017;(6):92–101. Импакт-фактор: 0.571

17. Лебедь О.Л., Гусева М.А. Особенности родительского поведения в ситуации тяжелого заболевания ребенка. Сборник научных трудов «Девиантология родительства» под ред. проф. Е.В. Кукановой. М.: ИИУ МГОУ, 2016. С. 109–114.

18. Гусева М.А. Особенности репродуктивного поведения семей, имеющих ребенка c онкологическим заболеванием (социологическое исследование). Социология. 2016;(2):64–78.

19. Руднев С.Г., Цейтлин Г.Я., Вашура А.Ю. и др. Соматотип детей и подростков с онкологическими заболеваниями в состоянии ремиссии и возможности его биоимпедансной оценки.

Педиатрия. 2017;96(1):186–193. Импакт-фактор: 0.828

20. Цейтлин Г.Я., Гусева М.А., Антонов А.И., Румянцев А.Г. Медико-социальные проблемы семей, имеющих ребенка с онкологическим заболеванием, и пути их решения в практике детской онкологии. Педиатрия. 2017;96(2):173–181. Импакт-фактор: 0.828

21. Гусева М.А. Аксиологические основания репродуктивного поведения семей, имеющих ребенка с онкологическим заболеванием, в условиях медикализации и социального контроля. Социодинамика. 2017;(5):98–107. Импакт-фактор: 1.562

22. Гусева М.А. Семейный стресс и возможности психолого-социальной адаптации семьи в детской онкологии. Социология медицины. 2017;16(1):18–22. Импакт-фактор: 0.510

24. Цейтлин Г.Я., Кокорева М.Е., Бородина И.Д. и др. Качество жизни детей с онкологическими заболеваниями после окончания специального лечения и их родителей. Вестник Национального медико-хирургического Центра им. Н.И. Пирогова 2017;12(3 приложение):15–18. Импакт-фактор: 0.

123

25. Руднев С.Г., Анисимова А.В., Синдеева Л.В. и др. Методические вопросы изучения вариаций подкожного жира: сравнение различных типов калиперов. Вестник Московского университета. Серия XXIII Антропология. 2017;(3):4–26. Импакт-фактор: 0.197

26. Медико-социальная работа в онкологии: курс лекций. Московский гуманитарный университетт, факультет экономики и управления, кафедра социологии. Автор-составитель Г.Я. Цейтлин. М.: Изд-во Московского гуманитарного ун-та, 2012. 90 с.

129636 (Конституциональная психология Кречмера и Шелдона) — документ, страница 2

За этим вниманием к телосложению и его измерению стоит глубокое убеждение, что наследственные биологические факторы имеют огромное значение в детерминации поведения, и вера в то, что загадка человека будет разрешаться, только углублением знаний об этих факторах. Полноценная психология не может существовать в биологическом вакууме. Таким образом, в психологическом мире, фиксированном на проблемах транзакций в среде, мы обнаруживаем Шелдона, отворачивающегося от внешнего мира и вглядывающегося вместо этого в телесные структуры, стоящие за всеми поведенческими феноменами. Его допущение состоит в том, что именно здесь, в телосложении, психолог может найти константы, прочные субструктуры, столь необходимые, чтобы в изучение человеческого поведения внести регулярность и согласованность. Это обозначено в следующем утверждении: «Становилось все более ясно, что ситуация взывает к биологически ориентированной психологии или же такой, которая в качестве операциональной системы координат берет обоснованное описание структуры, (вместе с поведением) самого человеческого организма. Наверное, равносильно сказать, что психология нуждается для своей поддержки в конституциональной антропологии, сформулированной в терминах компонентов, или переменных, которые могут быть измерены и количественно описаны как со структурной, так и с поведенческой — антропологической и психологической — стороны структурно-поведенческого континуума, составляющего человеческую личность» (1949). Шелдон — ученый, любящий крайние утверждения и умеющий подбирать словесные образы, чтобы их отстоять.

Структура телосложения

Одна из привлекательных сторон теории Шелдона — в ее простоте и обстоятельности. В отличие от многих теорий личности, которые оставляют неограниченное количество «незаполненных чеков», которые могут быть заполнены для создания запутанных поведенческих уравнений, Шелдон определяет ограниченное количество переменных, относящихся к телосложению и темпераменту, которые имеют первичное значение для репрезентации человеческого поведения. Впрочем, он оставляет свободу для дальнейшей разработки и совершенствования и не выступает безумным апологетом идеи плодотворности этих переменных в настоящем. В соответствии с подходом большинства других конституциональных психологов, Шелдон пытается определить удобные критерии для описания физических компонентов человеческого тела. Важно понять, что он не просто ищет средство классификации или описания внешности. Он претендует на большее — дать «ярлык биологической идентификации». Он допускает, что генетические и другие биологические детерминанты играют важнейшую роль в развитии индивида. Он полагает также, что возможно получить некоторую репрезентацию этих факторов посредством системы измерений, базирующихся на внешнем облике. С его точки зрения, существует гипотетическая биологическая структура (морфогенотип), стоящая за внешним, наблюдаемым сложением (фенотип) и играющая важную роль не только в детерминировании физического развития, но и в оформлении поведения. Соматотип представляет попытку оценки морфогенотипа, хотя должен идти к этой цели не прямо, и его выведение во многом основано на измерении фенотипа (сложения).

Измерение телосложения

Хотя Шелдон прекрасно знал о попытках своих предшественников типологизировать или измерить внешний облик, он начал действовать индуктивно. Первая проблема, с которой он столкнулся, — обеспечение большого количества «внешностей», которые можно было бы подвергнуть многократному исследованию. Чтобы сделать эту процедуру практичной и эффективной, он создал фотографическую методику, предполагавшую изображение индивидов на стандартном фоне спереди, сбоку и сзади. Эта процедура была названа «Тест представления соматотипа» и детально описана в шелдоновском «Atlas of men» (1954). В первом: значительном своем исследовании человеческого телосложения Шелдон получил около четырех тысяч стандартных фотографий мужчин — студентов колледжа. Эти изображения были затем внимательно изучены несколькими судьями с целью выделения главных переменных, отвечающих за физические различия или составляющих их основу. Если данная характеристика предположительно была первичной, она оценивалась по следующим критериям: (1) Возможно ли классифицировать все четыре тысячи субъектов на основании этой характеристики? (2) Могли ли различные судьи независимо достичь согласия в классификации внешности с точки зрения этой характеристики? (3) Нельзя ли рассмотреть эту переменную в терминах уже выделенных переменных?

Первичные компоненты телосложения

После значительного периода исследований и обсуждений этих изображений Шелдон и его сотрудники заключили, что, получив три компонента, они исчерпали возможности выделения новых. Эти три параметра стали сердцевиной методики измерения внешней структуры тела, и следующая стадия исследований Шелдона была посвящена тщательному описанию и измерению. Первый компонент — эндоморфность. Индивид, чьи показатели по этому компоненту высоки, а по двум другим — низки, характеризуется мягкостью и округлостью форм. С мягкостью и округлостью согласуется недоразвитие костей и мышц и относительно низкий коэффициент отношения поверхности и массы. У таких индивидов низкий удельный вес и высокая плавучесть. Тот факт, что у них сильно развиты пищеварительные органы и то, что функциональные элементы этих структур изначально развиваются из эндодермального эмбрионального слоя, определяет использование термина «эндоморфность». Второй компонент обозначается как мезоморфность. При высоком развитии этого компонента и низком развитии двух других телосложение крепкое и прямоугольное, с преобладанием костей и мускулов. Мезоморфное тело сильное, крепкое, обладает сопротивляемостью к повреждениям, в целом «оснащено» для напряженной и тяжелой деятельности. Атлет, авантюрист, профессиональный солдат должны быть наделены этим типом сложения. Доминирующая часть этого сложения выводится в первую очередь из мезодермального эмбрионального слоя, отсюда и термин «мезоморфный». Третий компонент был обозначен как эктоморфность. Индивид, у которого этот компонент более выражен, чем два других, тонок, высок и хрупок, с плоской грудью и узким телом. Обычно он худ и со слабо развитой мускулатурой. Относительно массы площадь поверхности тела у эктоморфа больше, чем у других типов; поверхность преобладает над массой. Он обладает также — в пропорции к размерам — наибольшим мозгом и центральной нервной системой.

Из этого Шелдон заключает, что его сложение определяется — более, чем у других, — тканями, производными от эктодермального эмбрионального слоя. Эктоморф, в связи с большей относительной поверхностью, сверхоткрыт внешней стимуляции. Это — тип сложения, слабо «оснащенный» для соревновательной деятельности или длительной физической активности. Между общим определением первичных компонентов и конечным определением соматотипа лежат тонкости объективной методики измерения. Подходящая измерительная процедура была выведена из сложной смеси рейтинговых оценок или классификаций, сделанных судьями, и разработанной системы измерений телосложения. Каждый из четырех тысяч субъектов был оценен с точки зрения каждого из первичных компонентов. Было возможно получить многочисленные антропометрические показатели — по большей части диаметры различных частей тела и определить, насколько различались эти параметры у индивидов, получивших у судей высокие или низкие оценки по каждому компоненту.

Те физические показатели, которые различались у субъектов, по-разному оцененные судьями с точки зрения трех первичных компонентов, были оставлены, остальные — отвергнуты. В итоге была сохранена группа из семнадцати антропометрических показателей, каждый из которых представлял отношение диаметра той или иной части тела к росту индивида. Вскоре было обнаружено, что эти диаметры могут быть измерены по фотографии не менее точно, чем при работе с телом субъекта. Таким образом, технические показатели, полученные по стандартной фотографии, заменили показатели, полученные на основании непосредственного измерения тела. Все четыре тысячи субъектов были оценены судьями по тому, насколько в их внешнем облике присутствовал каждый из трех первичных компонентов. Кроме того, каждый субъект получил оценку от одного до семи баллов по каждому компоненту. Таким образом, для каждого рейтинга или оценки по каждой переменной существовал ряд конкретных иллюстраций в виде индивидов, оригинальных моделей, которым был приписан этот рейтинг. Кроме того, для каждого индивида существовал набор физических показателей, по которым, как было показано, различались индивиды с различным рейтингом по трем компонентам.

Теперь для Шелдона оказалось возможным разработать процедуру, посредством которой, имея семнадцать показателей, можно было объективно получить рейтинг по каждому из трех компонентов. В один из моментов исследования сотрудничавший с Шелдоном С.С.Стивенс создал аппарат, который, хотя и нуждался в человеке-операторе, сводил приписывание оценок к относительно простому, хотя и многочисленному, набору манипуляций. С использованием оператора, не знакомого с процедурой соматотипизации за исключением инструкций, необходимых для работы с аппаратом, оказалось возможным показать для одной сотни случаев корреляцию 0.94 между рейтингами, данными машиной, и теми, что были получены более первичным методом наблюдения. Шелдон сообщает (1954), что индивиды, привычные к соматотипизации группы из колледжа, обычно обнаруживали корреляцию около 0.90 или выше между своими независимыми оценками. Физические измерения не только привели к общей картине каждого компонента; они дали возможность рейтинга этих компонентов для пяти различных областей тела: голова-шея, грудь-туловище, руки, животтуловище и ноги.

Полное описание процесса соматотипизации мужского тела содержится в Шелдоновском «Atlas of men» (1954), включающем репрезентативные фотографии более тысячи мужчин, взятых из общего набора из 46 000 фотографий. Хотя создание машины вычисления соматотипа было полезно с точки зрения демонстрации, Шелдон счел, что такой подход к соматотипу слишком медлителен, механистичен и негибок. На практике процедура выявления соматотипа обычно начинается с таблиц распределения известных соматотипов по различным отношениям, выведенным путем деления роста субъекта на кубический корень его веса. Таким образом, если мы знаем рост, вес и возраст субъекта, мы можем подойти к соответствующей таблице, где мы обнаружим незначительное число соматотипов (обычно, не более четырех-пяти) как наиболее типичных. Затем возможно выбирать подходящий саматотип, изучив актуальные физические показатели или же простым осмотром. Этот процесс осмотра облегчен рядом фотографий из «Atlas of men», где изображения упорядочены так, чтобы пользователь мог быстро находить фотографии желательного соматотипа.

С тех пор Шелдон разработал метод приписывания соматотипических оценок, который можно считать почти полностью объективным. Этот метод объективно учитывает три переменные и почти во всех случаях дает статистически выверенную оценку соматотипа. Три используемые переменные: соматотипический индекс веса (рост/кубический корень веса), индекс тела (отношение верхней части тела (грудь) к нижней (живот)), выводимый в первую очередь из фронтального изображения на стандартной соматотипической фотографии, рост во взрослом возрасте. Еще до полного описания метода он был использован в нескольких эмпирических исследованиях (Livson & McNeil, 1962; McNeil & Livson, 1963).

Эти исследователи сообщают, что корреляции между старым и новым методом оценки соматотипа превышают 0.70. В главной публикации конца 70-х (Sheldon, Lewis & Теппеу, 1969) Шелдон представил полное обсуждение этих базовых соматотипических переменных, сопроводив серией таблиц («Базовые таблицы для объективной соматотипизации»), позволяющих точно установить соматотип на основании оценок по трем переменным.

Соматотип индивида — это структурирование первичных компонентов телосложения, выраженный тремя числовыми показателями, выведенными на основании семнадцати вышеупомянутых измерений или некоторой эквивалентной системы операций, с учетом адекватной истории индивида. Первый из этих показателей всегда относится к эндоморфности, второй — к мезоморфности и третий — к эктоморфности.

Показатели варьируют от 1 до 7, где 1 представляет абсолютный минимум компонента, 7 — максимально возможную выраженность. Таким образом, индивид, получивший оценку 7-1-1 имеет исключительно высокий показатель эндоморфности и очень низкие — по мезоморфности и эктоморфности. Индивид, получивший оценку 4-6-1 имеет средний показатель эндоморфности, очень высокий — мезоморфности и при этом явно дифициентен по эктоморфности. Помимо трех полярных, или крайних, телосложений, где полностью доминирует один компонент, мы представляем несколько вариантов более типичных или сбалансированных телосложений. Большинство индивидов подпадает под один из относительно сбалансированных соматотипов. Как уже указывалось, соматотип рассматривается как средство оценки или приближения к базовым и неизменным биологическим детерминантам поведения (морфогенотипу) через показатели, относящиеся в основном к внешне наблюдаемому телу (фенотипу). Шелдон пишет: «Принципиальная проблема конституциональной психологии — пролить предварительный таксономический свет на действие морфогенотипа в человеке. Но невозможно иметь дело непосредственно с морфогенотипом. Все, что вы можете увидеть, потрогать, измерить, взвесить — это фенотип.

Фенотип — это живое тело, как оно представлено чувственному восприятию в данный момент. У фенотипа, по определению, нет четвертого измерения, нет временной продолжительности. Но работать с генотипом невозможно, поскольку в данный момент он всего лишь концептуальная абстракция. Поэтому было необходимо ввести новое понятие — соматотип — который не является ни фенотипом, ни генотипом, но есть отражение непрерывности, которая явно существует между этими двумя аспектами органической жизни… Выявлять соматотип — это пытаться бросить свет на фиксированный край континуума посредством многократной записи его изменчивого края, доступного чувствам в последовательных исследованиях фенотипа» (1954, с.19).

Таким образом, соматотип — это компромисс между морфогенотипом и фенотипом. Это более, чем индивидуальное телосложение в настоящее время, но явно менее, чем биологически детерминированная структура тела, независимая от влияний среды. Шелдон полагает, что если мы серьезно заинтересованы в лучшей оценке морфогенотипа, нам, в идеале следует не только иметь полную историю индивида, но и летопись его предков и потомков. Кроме того, соматотипические фотографии следует получать через регулярные промежутки времени на протяжении жизни индивида, в дополнение к возможно большему количеству биологических тестов. Обычный соматотип, разумеется, далек от этого идеала; но предположительно он движется к нему от простого статистического описания телосложения в настоящее время. С этим согласуется данное Шелдоном определение соматотипа: «По определению, соматотип есть предсказание будущих последовательностей фенотипов, которые явит живой индивид при условии, что питание останется постоянным или будет варьировать в нормальных пределах. Более формально мы определяем соматотип как траекторию или путь, по которому пойдет живущий организм при стандартных условиях питания и в отсутствии серьезной патологии» (1954, с. 19).

В четырех тысячах первоначально изученных Шелдоном случаев он смог выявить 76 отчетливых соматотипических стереотипов. Он допускал возможность открытия дополнительных стереотипов, но не полагал, что их количество существенно приблизится к 343 теоретически возможным. Его проницательность в этом случае подтверждается тем, что после изучения телосложения более сорока тысяч мужчин он смог сообщить лишь о 88 различных соматотипах. Однако картина драматическим образом изменилась с появлением нового метода определения соматотипов, и он сообщил о 267 наблюдаемых соматотипах (Sheldon, Lewis & Tenney, 1969). Шелдон отчетливо сознает, насколько соматотип предполагает абстрагирование от огромной сложности любого конкретного телосложения. Первичные компоненты служат тому, чтобы поставить пределы классификации телосложений, но внутри каждой классификации соматотипов все же есть «комнатка» для отклонения. Это отклонение отсекается или приписывается ряду вторичных компонентов. Шелдон считает, что первичные компоненты дают возможность адекватной классификации, но остаются дополнительные измерения, которыми должен интересоваться исследователь, желающий более полно описывать телосложения. К этим дополнительным компонентам мы и обратимся.

Вторичные компоненты

В чем разница между эктоморфом, мезоморфом и эндоморфом / Бери и делай

Существует теория, гласящая, что структура тела каждого человека предопределена заранее. В рамках этого подхода выделяют 3 типа телосложения (соматотипа): эктоморф, мезоморф и эндоморф. Знания в этой области помогут вам лучше разобраться в своей физиологии.

«Бери и Делай» подготовил это краткое руководство, чтобы объяснить основные характеристики каждого типа телосложения и помочь вам определить, какой из них ваш.

Соматотипы

Эктоморф

Эктоморф отличается худощавой и поджарой фигурой. У людей этого типа обычно маленькие суставы, длинные конечности и узкие плечи и бедра. У них мало подкожного жира, довольно незаметная мускулатура и быстрый метаболизм. Увеличить вес или набрать мышечную массу с таким соматотипом довольно сложно, так как калории сгорают очень быстро.

Мезоморф

У мезоморфа среднего размера кости, плечи обычно шире бедер, но они бывают и примерно одинаковы в обхвате. У людей данного соматотипа сильные ноги и руки, тонкая талия и умеренное количество подкожного жира

, что делает их не худощавыми и не полными. Кроме того, они с легкостью сбрасывают и набирают вес.

Поскольку мезоморфы предрасположены к наращиванию мышечной массы, им необходимо потреблять больше калорий и белка для поддержания своей мускулатуры, чем людям с другими типами телосложения.

Эндоморф

У эндоморфов больше подкожного жира, чем у мезоморфов, и у них может быть склонность к избыточному весу. У них тяжелая костная структура, талия шире, а плечи уже. У людей с таким соматотипом отложения обычно концентрируются на бедрах и в нижней части живота.

Эндоморфам зачастую сложнее похудеть, так как они быстро набирают вес. Но это возможно при соблюдении правильной диеты и регулярных тренировках.

Как определить свой соматотип

Одним из самых простых способов определения типа вашего телосложения является следующий тест:

  1. Обхватите правой кистью левое запястье.
  2. Попробуйте протянуть большой палец за средний.

🔷 Результаты

  • Эктоморф: большой палец заходит за средний.
  • Мезоморф: большой палец соприкасается со средним.
  • Эндоморф: большой палец не дотягивается до среднего.

Еще один простой способ узнать ваш тип телосложения — это измерить ширину бедер и плеч. Результаты будут следующими:

  • Эктоморф: плечи шире бедер.
  • Мезоморф: плечи и бедра примерно одинаковы.
  • Эндоморф: плечи немного уже или имеют ту же ширину, что и бедра.

❗ Стоит учитывать, что по результатам тестов у вас может получиться комбинация из 2 типов. Хотя тест на обхват запястья связан с вашим естественным соматическим типом, он мог измениться из-за различных факторов, таких как питание, лекарства, физическая активность и так далее.

Тест на тип телосложения: какой у тебя соматотип?

Тип кузова

Знаете ли вы свой тип телосложения? Эта информация необходима для выбора диеты, режима тренировок и здорового образа жизни в целом. Если вы не задумывались о форме своего тела или не уверены в этом, этот быстрый тест Тип телосложения выделит ключевые признаки одного из трех выдающихся типов.

Если вы думаете о знаменитых формах тела, таких как груша или песочные часы, вы идете в неправильном направлении.Все это формы тела, которые определяются пропорциями частей вашего тела.

Таким образом, песочные часы образуются, когда у человека пропорциональные плечи и бедра, а талия тонкая. Груша – форма с более тяжелой нижней половиной, в основном бедрами и бедрами. Перевернутый треугольник указывает на более широкие плечи и узкие бедра. Это формы, которые люди используют для описания тел.

Тип кузова совсем другой. Вы можете быть любой формы, но определенного типа. Существует трех типов телосложения , определенных доктором Ф.Шелдон еще в 1940-х годах. Также известны так называемые соматотипы, которые определяются генетически и, по мнению Шелдона, не могут быть изменены.

Он определил три основных соматотипа:

  • эндоморф
  • мезоморф
  • эктоморф

Эндоморф

Для этого соматотипа характерны мягкие изгибы и предрасположенность к высокому проценту жира в организме. Такие люди легко набирают вес, а не теряют его. Их форма отличается мягкостью и округлостью.Также считается, что они меньшего роста. В целом они имеют более широкое телосложение.
Доктор Шелдон также охарактеризовал эндоморфов как легкомысленных и экстравертных типов.

Мезоморф

Этот тип характеризуется спортивным мастерством. Такие люди быстро набирают мышечную массу и имеют более прямоугольные формы во всем (включая и общую форму тела). У них узкая талия, но часто можно заметить более широкие плечи.

По характеру доктор описал этих людей как энергичных, динамичных и несколько агрессивных.

Эктоморф

Последний тип самый тонкий из всех. Эти люди с трудом набирают вес и не склонны к наращиванию больших мышц. Они выше и имеют более длинные конечности в целом. Грудь у них обычно узкая, а также запястья и лодыжки.

Это самый интровертный тип из трех. Он был описан как чувствительный и вдумчивый.
Хотя принято определять только эти три типа и придерживаться их, реальность показывает нам, что между группами есть много людей.На самом деле, я бы сказал, что большинство людей демонстрируют несколько смешанные признаки, а чистые типы встречаются редко. Таким образом, если вам сложно определить свой тип телосложения самостоятельно, это совершенно естественно. У вас могут быть более тонкие суставы, но вы легко набираете вес. Вы можете быть долговязым, но вам легко и приятно накачать впечатляющую мускулатуру.

Этот тест типа телосложения направлен не на то, чтобы подогнать вас под строгий тип и сказать «это все». Здесь мы будем под доминирующим типом вашего телосложения, поскольку он всегда показывает больше.Позже вы можете использовать эту информацию, чтобы выбрать лучшие режимы тренировок и диеты для ваших личных нужд!

Говоря о красоте, мы встречались раньше? Ты выглядишь просто как звезда! Пройди тест на знаменитость и узнай, кто из них!

Как проверить соматотип? – JanetPanic.com

Как проверить соматотип?

Соматотип чаще всего измеряется с использованием системы измерения Хита-Картера, в которой рейтинги эндоморфии, мезоморфии и эктоморфии рассчитываются с использованием различных антропометрических измерений, а также иногда в сочетании со стандартизированными фотографиями (фотоскопический метод).

Какая фигура лучше всего подходит мужчине?

#1 – Форма тела в виде перевернутого треугольника. Что это? Самый простой тип одежды для фигуры «перевернутый треугольник» означает, что у вас плечи намного шире бедер, как правило, благодаря генетической структуре костей и физическим упражнениям. Считается, что это «идеальный» тип мужского тела, и большая часть одежды создается с учетом этой формы.

Как узнать, эктоморф я, мезоморф или эндоморф?

Напоминаем, что существует три типа:

  1. Эктоморфы – сухощавые, худощавого типа.Иногда называют скинни фэт. Они костлявые, имеют быстрый метаболизм и низкое содержание жира в организме.
  2. Эндоморфы – крупнее, имеют мягкую округлость и плохо теряют жировые отложения.
  3. Мезоморфы – мускулистые, худощавые и атлетичные от природы, легко набирают мышечную массу.

Какие бывают мужские типы телосложения?

Существует три основных типа телосложения: эктоморф, мезоморф и эндоморф.

Точны ли соматотипы?

Методами соматотипирования Хита-Картера и Шелдона были выделены три группы преимущественно эндоморфных (N = 27), мезоморфных (N = 35) и эктоморфных (N = 30) женщин.Дискриминантный анализ показал 100% точность определения группы соматотипа.

Могу ли я изменить свой тип телосложения?

Нет научных доказательств того, что мы можем изменить телосложение, с которым родились, но выполнение определенных упражнений может помочь людям приблизиться к своему идеалу. Бауэрс признает, что есть пределы способности любой тренировки трансформировать фигуру.

Что означает слово соматотип?

соматотип, форма тела человека и тип телосложения. Термин соматотип используется в системе классификации физических типов человека, разработанной У.С. психолог У.Х. Шелдон.

Что такое соматотип телосложения?

Тип телосложения, или соматотип, относится к идее о том, что существует три общих состава тела, которые предопределены для людей. Концепция была теоретизирована доктором У.Х. Шелдон еще в начале 1940-х годов назвал три соматотипа эндоморфом, мезоморфом и эктоморфом.

Что такое Соматотип телосложения?

Какие мужские части тела нравятся женщинам больше всего?

Торс. Согласно исследованию 2017 года, проведенному онлайн-провайдером медицинских услуг доктором Феликсом, 24% женщин считают грудь самой привлекательной частью мужчины, а 13% выбрали область живота, а это означает, что туловище обладает большей силой тяги. чем любой другой придаток.

Знаете ли вы свой соматотип?

Знание своего соматотипа — независимо от того, являетесь ли вы эктоморфом, мезоморфом или эндоморфом — может быть ключом к получению желаемых результатов от вашего режима питания и упражнений. Пройди этот тест из 10 вопросов и узнай, какой у тебя тип телосложения.

Какие существуют три соматотипа человеческого тела?

Имейте в виду, что это обобщения и что у большинства из нас есть признаки двух или даже всех трех соматотипов. Люди рождаются с унаследованным типом телосложения, основанным на скелете и строении тела.Большинство людей представляют собой уникальное сочетание трех типов телосложения: эктоморфа, мезоморфа и эндоморфа.

Что такое тест типа телосложения?

Тест на тип телосложения поможет вам определить, какой тип соматотипа (тип телосложения) подойдет вам лучше всего. Примечание. При появлении запроса введите действительный адрес электронной почты. Это электронное письмо будет использоваться только для доставки вам программы Body Type Blueprint, ТОЛЬКО если вы решите приобрести программу Body Type Blueprint.

Каково среднее распределение соматотипов?

[7] Другое исследование мужчин и женщин показало, что среднее распределение соматотипов составляет 51.6% эндоморфы/мезоморфы, 17,1% мезоморфы/эндоморфы, 16,7% мезоморфы/эндоморфы, 6,1% сбалансированные мезоморфы и 3,0% эктоморфы/мезоморфы.

Преподавание клинической психологии — Соматотипы

Преподавание клинической психологии — Соматотипы

Соматотипы

После того, как учащиеся оценили свой тип телосложения в соответствии с приведенным ниже раздаточным материалом, я прошу их пройтись и найти других учеников, у которых такая же оценка.Я предлагаю им обсудить, кажется ли теория соматотипа точной. Это упражнение часто приводит к интересным дискуссиям о возможной биологической основе темперамента и личности. Поскольку некоторые люди чувствительны к своему образу тела, я убеждаю студентов, что это упражнение не является обязательным (что верно почти для всех моих упражнений).

Соматотипы

В 1940-х годах Шелдон предложил теорию о том, что существуют определенные типы телосложения («соматотипы»), которые связаны с определенными личностными характеристиками. Он утверждал, что таких соматотипов три: эндоморфный, мезоморфный и эктоморфный. Вы можете оценить себя по каждому из этих трех параметров, используя шкалу от 1 (низкий) до 7 (высокий) со средним значением 4 (средний). Следовательно, человек, который является чистым мезоморфом, будет иметь счет 1-7-1. Чистый эндоморф был бы 7-1-1. Чистый эктоморф набрал бы 1-1-7. В основном средний человек, который имеет некоторые эндоморфные тенденции, имел бы оценку 6-4-4… и т. д. В полях ниже оцените степень, в которой, по вашему мнению, вы обладаете каждым из трех типов телосложения.

Эндоморфный тип телосложения:

  • мягкий корпус
  • недоразвитые мышцы
  • круглый
  • чрезмерно развитая пищеварительная система
Связанные черты личности:
  • любовь к еде
  • толерантный
  • ровность эмоций
  • любовь к комфорту
  • общительный
  • хорошее настроение
  • расслабленный
  • потребность в любви

Мезоморфный тип телосложения:

  • твердое, мускулистое тело
  • чрезмерно зрелый вид
  • прямоугольной формы
  • толстая кожа
  • прямохождение
Ассоциированные черты характера:
  • предприимчивый
  • стремление к власти и господству
  • мужественный
  • равнодушие к тому, что думают или хотят другие
  • напористый, смелый
  • стремление к физической активности
  • конкурентоспособный
  • любовь к риску и случаю

Эктоморфный тип телосложения:

  • тонкий
  • плоский ящик
  • тонкое телосложение
  • молодой внешний вид
  • высокий
  • слегка мускулистый
  • сутулый
  • большой мозг
Связанные черты личности:
  • застенчивый
  • предпочтение конфиденциальности
  • интроверт
  • заблокирован
  • социально тревожный
  • художественный
  • умственно напряженный
  • эмоционально сдержанный


Вопросы для рассмотрения:

Черты личности, связанные с вашими оценками, кажутся точными?

Как вы думаете, верна ли эта теория соматотипа для большинства людей?

Знаете ли вы людей, для которых эта теория работает или не работает?

Какие могут быть проблемы с этой теорией?


вернуться на страницу с упражнениями в классе
вернуться на домашнюю страницу «Преподавание клинической психологии»

Связь между соматотипом и статусом питания: кросс-секционное исследование взрослых самцов сабар из Пурулии, Западная Бенгалия, Индия | Международный журнал антропологии и этнологии

  • Бекхед, Ф. , Р.Э. Лей, Дж.Л. Зонненбург, Д.А. Петерсон и Дж.И. Гордон. 2005. Хозяин-бактериальный мутуализм в кишечнике человека. Наука 307 (5717): 1915–1920. https://doi.org/10.1126/science.1104816.

    Артикул Google ученый

  • Балтаджиев А.Г. 2013. Соматотипические характеристики больных сахарным диабетом 2 типа. Folia Medica (Пловдив) 55 (1): 64–69. https://doi.org/10.2478/folmed-2013-0007.

    Артикул Google ученый

  • Басу, А., С. Мухопадхьяй, П.П. Маджумдар, С.К. Рой, Б. Мукхопадхьяй, П. Бхарати и др. 1987. Пищевые практики в контрастных группах населения: антропологическое исследование шерпов, лепчей, ораонов и махишьев Западной Бенгалии. Информация по социальным наукам 26 (4): 847–868. https://doi.org/10.1177/053

  • 7026004007.

    Артикул Google ученый

  • Бхасин М.К. и С. Джейн. 2007. Биология племенных групп Раджастана, Индия: возрастные изменения соматотипа. Антрополог 9 (4): 257–265.

    Артикул Google ученый

  • Бозе К., Ф. Чакраборти, С. Бисаи, А. Хатун и Х. Баури. 2006. Индекс массы тела и статус питания взрослых племен Савар округа Кеонджхар, штат Орисса, Индия. Азиатско-Тихоокеанский журнал общественного здравоохранения 18 (3): 3–7. https://doi.org/10.1177/10105395060180030201.

    Артикул Google ученый

  • Брукнер П.Д. и К.Л. Беннелл. 2008. Стрессовые переломы: их причины и принципы лечения. В Стопа Бакстера и лодыжка в спорте , изд. Д.А. Портер и Л.К. Шон, 2-е изд., 45–72. Филадельфия: Мосби. https://doi.org/10.1016/B978-0-323-02358-0.X1000-7.

  • Карраско Аларкон В., К. Мартинес Салазар, К. Альварес Лепин, К. Хоркера Агилера и Н.Агилар Фариас. 2015. Вариации соматотипа и окружности талии в выборке студентов университетов в период с 2012 по 2014 год в Темуко, Чили. Nutricion Hospitalaria 32 (1): 373–378. https://doi.org/10.3305/nh.2015.32.1.9022.

    Артикул Google ученый

  • Картер, Дж. Э. 2002. Руководство по эксплуатации антропометрического соматотипа Хита-Картера . Сан-Дейго: SN

    Google ученый

  • Картер, Дж.Э.Л. и Б.Х. Хит. 1990. Соматотипирование — разработка и применение . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, Великобритания.

    Google ученый

  • Картер, Дж. Э. Л., В. Д. Росс, В. Дюке и С. П. Обри. 1983. Достижения в методологии и анализе соматотипов. Ежегодник физической антропологии 26 (S1): 193–213. https://doi.org/10.1002/ajpa.1330260509.

    Артикул Google ученый

  • Перепись населения Индии.2011. Управление Генерального регистратора и Комиссии по переписи населения . Нью-Дели: Правительство Индии.

    Google ученый

  • Чакрабарти С. и П. Бхарати. 2012. Экономика домохозяйства и статус питания среди племени шабар, проживающего в охраняемой лесной зоне штата Орисса, Индия. Обзор биологии человека 1 (1): 22–37.

    Google ученый

  • Чандел, С.и С.Л. Малик. 2012. Антропометрический соматотип кшатрия и курми из Уттар-Прадеша: популяционные и гендерные различия. Обзор биологии человека 1: 1–15.

    Google ученый

  • Чандель, С., А. Рецо, С.Л. Малик и М. Кулшрешта. 2018. Связь между телосложением и физической подготовкой: поперечное исследование племенной общины Дадра и Нагар-Хавели, Индия. Международный журнал прикладной физиологии упражнений 7 (1): 11–20.

    Артикул Google ученый

  • Криттенден А. Н. и С.Л. Шнорр. 2017. Современные взгляды на питание охотников-собирателей и эволюцию рациона человека. Американский журнал физической антропологии 162 (Приложение 63): 84–109.

    Артикул Google ученый

  • Дас, К., К. Мукерджи, М. Чанак, С. Пал, С. Гангули, С. С. Багчи и К. Бозе. 2019.Сосуществование высокого уровня недоедания и гипертонии среди самцов сабар из Пурулии, Западная Бенгалия, Индия: парадокс. Международный журнал достижений в области исследований в области наук о жизни 2 (4): 38–47.

    Артикул Google ученый

  • Дас, К., К. Мукерджи, М. Чанак, С. Пал, С. Гангули, С. С. Багчи и К. Бозе. 2020. Возрастные тенденции недоедания среди самцов сабар из Пурулии, Западная Бенгалия, Индия. Журнал экологии человека 70 (1–3): 110–117.

    Google ученый

  • Дэвид, Л.А., К.Ф. Морис, Р. Н. Кармоди, Д.Б. Гутенберг, Дж. Э. Баттон, Б.Э. Вульф, А.В. Линг, А.С. Девлин, Ю. Варма, М.А. Фишбах, С.Б. Биддингер, Р.Дж. Даттон и П. Дж. Тернбо. 2014. Диета быстро и воспроизводимо изменяет микробиом кишечника человека. Природа 505 (7484): 559–563. https://doi.org/10.1038/nature12820.

    Артикул Google ученый

  • Дхаргупта, А., А. Госвами, М. Сен и Д. Мазумдер. 2009. Исследование влияния социально-экономических параметров на состояние здоровья племен тото, сантал, сабар и лодха в Западной Бенгалии, Индия. Исследования племен и племен 7 (1): 31–38.

  • Дхар, Дж.В. 2005. Соматотипы среди мальчиков Пнар из Мегхалаи. Бюллетень антропологии 33: 85–92.

  • Фрисон, Э.А., И.Ф. Смит, Т. Джонс, Дж. Черфас и П.Б. Эйзагирре. 2006. Сельскохозяйственное биоразнообразие, питание и здоровье: изменение ситуации с голодом и питанием в развивающихся странах. Бюллетень пищевых продуктов и питания 27 (2): 167–179. https://doi.org/10.1177/156482650602700208.

    Артикул Google ученый

  • Гахар И., С.Л. Малик. 2002. Возрастные изменения и половые различия в соматотипах среди джатов Дели. Антрополог 4 (Специальный выпуск): 115–125.

    Артикул Google ученый

  • Гангули С., С. Пал К.Дас, Р. Банерджи и С.С. Багчи. 2019. Набор микробных данных кишечника племени собирателей из сельской местности Западной Бенгалии — понимание истинного и переходного микробного изобилия. Краткие данные 25: 103963. https://doi.org/10.1016/j.dib.2019.103963.

    Артикул Google ученый

  • Гао, С., М. Чжан, Дж. Сюэ, Дж. Хуанг, Р. Чжуан, С. Чжоу, Х. Чжан, К. Фу и Ю. Хао. 2018. Различия индекса массы тела в кишечной микробиоте зависят от пола. Frontiers in Microbiology 9: 1250. https://doi.org/10.3389/fmicb.2018.01250.

    Артикул Google ученый

  • Гаур Р., С. Г. Синг и М. Лакханпал. 1999. Соматотипы городских мейтейсов Импхала, Манипур. Антрополог 1 (4): 235–240. https://doi.org/10.1080/09720073.1999.118.

    Артикул Google ученый

  • Гаур Р.и Р. П. Сингх. 1997. Возрастные различия соматотипов мужчин Гархвали в возрасте 17-60 лет. Американский журнал биологии человека 9 (3): 285–290. https://doi.org/10.1002/(SICI)1520-6300(1997)9:3<285::AID-AJHB1>3.0.CO;2-Y.

    Артикул Google ученый

  • Genovese, J.E.C. 2009. Можно ли использовать индекс массы тела (ИМТ) в качестве показателя соматотипа? Журнал социальных наук 46 (2): 390–393. https://doi.org/10.1016/ж.соц.2009.04.007.

    Артикул Google ученый

  • Гош, М., С. Бхандари и К. Бос. 2018. Антропометрические характеристики и статус питания взрослых сабаров округа Банкура, Западная Бенгалия. Обзор биологии человека 7 (1): 71–83.

    Google ученый

  • Гош С. и С.Л. Малик. 2010. Вариации телосложения санталов: индейское племя. Collegium Antropologicum 34 (2): 467–472.

    Google ученый

  • Гуха, А. 2016. Должны ли Лодхи стать индуистами? ВПЕРЕД Нажмите. https://www.forwardpress.in/2016/07/lodhas-living-among-inhuman-indians/. По состоянию на 29 апреля 2020 г. 

  • Хит, Б.Х. и Дж.Э.Л. Картер. 1967. Модифицированный метод соматотипа. Американский журнал физической антропологии 27: 57–74.

    Артикул Google ученый

  • Хьюм, П.А. и Т. Экленд. 2017. Физическая и клиническая оценка статуса питания. В Питание является профилактикой и лечением болезней , изд. А. Коулстон, К. Боуши, М. Ферруцци и Л. Делаханти, 4-е изд., 71–84. Нидерланды: Эльзевир.

  • ИСАК. 2011. Международные стандарты антропометрической оценки . Лоуэр-Хатт: руководство ISAK Международного общества развития кинантропометрии (ISAK).

    Google ученый

  • Каличман Л., Г. Лившиц и Е. Кобылянский. 2004. Связь между соматотипами и артериальным давлением у взрослого населения Чуваши. Анналы биологии человека 31 (4): 466–476. https://doi.org/10.1080/03014460412331281728.

    Артикул Google ученый

  • Каур Г., С.П. Сингх и А.П. Сингх. 2018. 2018. Тенденции компонентов соматотипа сельских женщин Пенджаба. Обзор биологии человека 7 (1): 84–93.

    Google ученый

  • Каур, Х.и С.Л. Малик. 2016. Величина половых различий в телосложении сайни из Пенджаба. Обзор биологии человека 5 (1): 72–85.

    Google ученый

  • Колева М., Начева А., Боев М. 2002. Соматотип и распространенность заболеваний у взрослых. Обзоры по гигиене окружающей среды 17 (1): 65–84. https://doi.org/10.1515/reveh.2002.17.1.65.

    Артикул Google ученый

  • Кшатрий Г.К. и С.К. Ачарья. 2016. Тройное бремя ожирения, недоедания и риска сердечно-сосудистых заболеваний среди индейских племен. PLoS Один 11 (1): e0147934. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0147934.

    Артикул Google ученый

  • Леонардо Мендонса, Р. К., И. Соспедра, И. Санчис, Х. Маньес и Х. М. Сориано. 2012. Сравнение соматотипа, оценки питания и рациона питания среди студентов, занимающихся спортом и сидячим образом жизни. Medicina Clínica (Барселона) 139 (2): 54–60. https://doi.org/10.1016/j.medcli.2011.03.034.

    Артикул Google ученый

  • Лонгкумер, Т. 2014. Физическая активность и соматотип среди мальчиков Ао Нага. Антрополог 17 (2): 669–675.

    Артикул Google ученый

  • Лонгкумер, Т. 2016. Возрастные и половые различия в телосложении человека и их связь с питанием: перекрестное исследование среди детей Ао из Нагаленда, Северо-Восточная Индия. Indian Journal of Nutrition 3 (2): 132.

    Google ученый

  • Маллик, А., А. Бхаттачарья и С.К. Рой. 2018. Пространственная и временная изменчивость соматотипа в чайном саду Ораон и сельскохозяйственных рабочих округа Алипурдуар, Западная Бенгалия. Восточный антрополог 18 (2): 297–309. https://doi.org/10.1177/0976343020180208.

    Артикул Google ученый

  • Менни, К., М.А. Джексон, Т. Паллистер, С.Дж. Стивс, Т.Д. Спектор и А.М. Вальдес. 2017. Разнообразие микробиома кишечника и потребление большого количества клетчатки связаны с более низким долгосрочным набором веса. Международный журнал ожирения 41 (7): 1099–1105. https://doi.org/10.1038/ijo.2017.66.

    Артикул Google ученый

  • Милтон, К. 2000. Диета охотников-собирателей — другая точка зрения. Американский журнал клинического питания 71 (3): 665–667.https://doi.org/10.1093/ajcn/71.3.665.

    Артикул Google ученый

  • Мукерджи, К., Х. Харихар, П.Н. Венугопал, А. Алам и Б. Рават. 2015. Индекс массы тела и хронический дефицит энергии среди взрослых популяции тхару, Уттаракханд, Индия. Международный журнал биомедицинских исследований 6: 475–478.

  • Нанди, К. 2019. Развитие, «невыполненные» обещания решают судьбу кандидатов в племени Бенгалии .Внешний вид. https://www.outlookindia.com/website/story/india-news-development-unfulfilled-promises-to-decide-fate-of-candidates-in-tribal-bengal/329684. По состоянию на 29 апреля 2020 г.

  • Немер, Л., Х. Гелбанд и П. Джа. 2001. Рабочий документ КМЗ № WG5:11: Комиссия по макроэкономике и здоровью. В Доказательная база для вмешательств по сокращению недоедания у детей в возрасте до пяти лет и детей школьного возраста в странах с низким и средним уровнем дохода . Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения.

  • Оньянго А., К.Г. Коски и К.Л. Такер. 1998. Разнообразие продуктов питания по сравнению с выбором грудного вскармливания при определении антропометрического статуса сельских кенийских детей ясельного возраста. Международный журнал эпидемиологии 27 (3): 484–489. https://doi.org/10.1093/ije/27.3.484.

  • Организация WH. 1995. Использование интерпретации антропометрии – Доклад комитета экспертов ВОЗ , Серия технических представителей ВОЗ 854. Женева: Всемирная организация здравоохранения.

    Google ученый

  • Организация WH.2013. ЦРТ 1: Искоренение крайней нищеты и голода . Швейцария: Всемирная организация здравоохранения.

  • Организация WH. 2020. Информационные бюллетени ВОЗ по недоеданию . Швейцария: Всемирная организация здравоохранения.

    Google ученый

  • Пенгалих, М.Х.С.Т., Х.Н.Надия, Ф.Фаджри, П.Диана, Д.П.С. Мария, I.N.F. Вината и др. 2016. Определение соматотипа, нутритивного статуса, потребления пищи и жидкости у спортсменов-юношей, занимающихся спортивной гимнастикой. Азиатско-Тихоокеанский журнал клинического питания 8: 1–8.

    Google ученый

  • Press Trust of India. 2018. После 7 смертей правительство Бенгалии обеспечило Сабаров питательной пищей, Лодхас . Бизнес Стандарт. https://www.theweek.in/wire-updates/national/2018/12/05/cal6-wb-tribal-food.html. По состоянию на 29 апреля 2020 г.

  • Рамос-Хименес, А., А. Уолл-Медрано, Р. П. Эрнандес-Торрес и М. Мургуиа-Ромеро.2019. Соматотип и образ тела как предикторы общего и абдоминального ожирения у студентов колледжей из северной Мексики. Revista Iberoamericana de Psicología del Jercicio y el Deporte 14 (1): 2–7.

    Google ученый

  • Рой С.К. и Т. Кунду Чоудхури. 2013. Различия в отдельных характеристиках здоровья между профессиональными группами среди ораонов округа Джалпайгури, Западная Бенгалия. Журнал антропологии 7: 582036.

    Google ученый

  • Сахани Р., Р.К. Гаутам, А. Х. Голнаби и Н. Ведван. 2018. Сравнительное исследование хронического дефицита энергии среди взрослых мужчин Андаманских и Никобарских островов и их сверстников. Антропологический обзор 81 (1): 1–8. https://doi.org/10.2478/anre-2018-0001.

    Артикул Google ученый

  • Шекар, М., Дж. Какиетек, Дж. Д.Эбервейн и Д. Уолтерс. 2017. Инвестиционная основа для питания: достижение глобальных целей по отставанию в росте, анемии, грудному вскармливанию и истощению. Направления развития . Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк. https://doi.org/10.1596/978-1-4648-1010-7.

    Книга Google ученый

  • Шелдон, В.Х., С.С. Стивенс и В.Б. Такер. 1940. Разновидности телосложения человека . Нью-Йорк: Харпер и братья.

    Google ученый

  • Шимра, К., С. Каур, Г. Каур и С. Чандель. 2020. Характеристики соматотипа мусульман-суннитов: перекрестное исследование. Восточный антрополог 20 (1): 113–124. https://doi.org/10.1177/0972558X20913699.

    Артикул Google ученый

  • Сингал П. и Л.С. Сидху. 1984. Возрастные изменения и сравнение соматотипов в период от 20 до 80 лет у женщин Джат-Сикх и Баниа Пенджаба (Индия). Anthropologischer Anzeiger 42 (4): 281–289.

    Google ученый

  • Сингал, П., Л.С. Сидху и Д.П. Бхатнагар. 1988. Оценка содержания жира, минералов в костях, общего количества воды в организме и твердых веществ в клетках у женщин из двух общин Пенджаба, Индия. Anthropologischer Anzeiger 46 (1): 51–57. https://doi.org/10.1127/anthranz/46/1988/51.

    Артикул Google ученый

  • Сингх, Л.Д. 2011. Соматотипы богатых и небогатых мальчиков Мейтей из Манипура, Индия. Антрополог 3: 9–16.

    Артикул Google ученый

  • Сингх, Р.К., Х.В. Чанг, Д. Ян, К.М. Ли, Д. Укмак, К. Вонг, М. Абрук, Б. Фараник, М. Накамура, Т.Х. Чжу, Т. Бутани и В. Ляо. 2017. Влияние диеты на микробиом кишечника и последствия для здоровья человека. Журнал трансляционной медицины 15 (1): 73. https://doi.org/10.1186/s12967-017-1175-y.

    Артикул Google ученый

  • Шривастава А., С.Э. Махмуд, П.М. Шривастава, В.П. Шротрия и Б. Кумар. 2012. Пищевой статус детей школьного возраста. Сценарий городских трущоб в Индии. Архив общественного здравоохранения 70 (1): 8. https://doi.org/10.1186/0778-7367-70-8.

    Артикул Google ученый

  • Сент-Онж, член парламента, и Д. Галлахер. 2010. Состав тела меняется с возрастом: причина или результат изменения скорости метаболизма и окисления макронутриентов? Питание 26 (2): 152–155.https://doi.org/10.1016/j.nut.2009.07.004.

    Артикул Google ученый

  • Тернбо, П.Дж., Р.Э. Лей, М.А. Маховальд, В. Магрини, Э.Р. Мардис и Дж.И. Гордон. 2006. Микробиом кишечника, связанный с ожирением, с повышенной способностью собирать энергию. Природа 444 (7122): 1027–1031. https://doi.org/10. 1038/nature05414.

    Артикул Google ученый

  • Улияшек С.Дж. и Д.А. Керр. 1999. Погрешность антропометрических измерений и оценка статуса питания. Британский журнал питания 82 (3): 165–177. https://doi.org/10.1017/S00071145948.

    Артикул Google ученый

  • Уррутия-Гарсия, К., Т. Мартинес-Сервантес, О. Салас-Фрайр и Н. Гевара-Нери. 2015. Соматотип пациентов с сахарным диабетом 2 типа в университетской больнице Мексики. Medicina Universitaria 17 (67): 71–74.https://doi.org/10.1016/j.rmu.2015.01.006.

    Артикул Google ученый

  • Вайс, С.А. 1997. Вера в магию: психология суеверий . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Уокер, А.В., Дж. Инс, С.Х. Дункан, Л. М. Вебстер, Г. Холтроп, X. Зе, Д. Браун, М. Д. Старс, П. Скотт, А. Бержерат, П. Луис, Ф. Макинтош, А.М. Джонстон, Г.Э. Лобли, Дж. Паркхилл и Х. Дж. Флинт. 2011. Доминирующие и реагирующие на диету группы бактерий в микробиоте толстой кишки человека. Журнал ISME 5 (2): 220–230. https://doi.org/10.1038/ismej.2010.118.

    Артикул Google ученый

  • Wan, Y., J. Yuan, J. Li, H. Li, K. Yin, F. Wang, et al. 2020. Статус избыточного и недостаточного веса связан со специфической кишечной микробиотой и промежуточными продуктами кишечного цикла трикарбоновых кислот. Клиническое питание S0261-5614 (20): 30062–30065.

    Google ученый

  • Уильямс С.Р., Дж. Гудфеллоу, Б. Дэвис, У. Белл, И. Макдауэлл и Э. Джонс. 2000. Соматотип и ангиографически определяемая атеросклеротическая болезнь коронарных артерий у мужчин. Американский журнал биологии человека 12 (1): 128–138. https://doi.org/10. 1002/(SICI)1520-6300(200001/02)12:1<128::AID-AJHB14>3.0.CO;2-X.

    Артикул Google ученый

  • Ву, Г.Д., Дж. Чен, К. Хоффманн, К. Биттингер, Ю.Ю. Чен, С.А. Кейлбо, М. Бьютра, Д. Найтс, В.А. Уолтерс, Р. Найт, Р. Синха, Э. Гилрой, К. Гупта, Р. Бальдассано, Л. Нессель, Х. Ли, Ф.Д. Бушман и Дж. Д. Льюис. 2011. Связь долгосрочных моделей питания с кишечными микробными энтеротипами. Наука 334 (6052): 105–108. https://doi.org/10.1126/science.1208344.

    Артикул Google ученый

  • Оценка соматотипа с помощью однокамерной системы трехмерного сканирования тела

    1.Введение

    Соматотип — это подход к количественной оценке телосложения (форма и состав тела) (Hume & Ackland, 2017). Первоначально он был разработан в попытке связать телосложение с интеллектом, моральной ценностью и будущими достижениями, хотя идея о том, что тип телосложения является показателем темперамента, с тех пор оспаривается (Carter, Carter & Heath, 1990; Sheldon, 1954; Шелдон). , Стивенс и Такер, 1940; Вертинский, 2007). Однако в настоящее время широко используется соматотипирование, особенно метод Хита-Картера, который представляет формы тела по трем шкалам на основе ручных измерений (антропометрический метод) или визуальных фотоскопических оценок (фотоскопический метод) в попытке связать телосложение. и спортивные характеристики (Carter et al., 1990; Олдс, Дэниэл, Петков и Дэвид Стюарт, 2013 г.).

    Carter, Ackland, Kerr, and Stapff (2005) and Martín-Matillas et al. (2014) указали, что соматотип людей связан с их игровыми позициями в командных видах спорта. Moss, McWhannell, Michalsik, and Twist (2015) и Bacciotti, Baxter-Jones, Gaya, and Maia (2018) сравнили соматотип спортсменов разного уровня и обнаружили, что гандболисты элитного уровня, как правило, имеют центральный класс соматотипа, в то время как субэлитные гимнасты имеют значительно более высокие компоненты мезоморфа по сравнению с гимнастами-любителями.Это говорит о том, что элитные спортсмены в конкретном виде спорта, как правило, имеют другие характеристики телосложения по сравнению с населением в целом. Райан-Стюарт, Фолкнер и Джобсон (2018), а также Яннопулос, Вагенас, Нуцос, Барзука и Бергелес (2017) показали, что соматотип может быть даже связан с конкретными спортивными характеристиками, такими как атакующая эффективность в волейболе и анаэробная производительность (например, 3). повторение максимального жима лежа и приседания со спиной). Следовательно, предыдущая литература предполагала, что соматотип может использоваться в различных приложениях, таких как выявление и развитие спортивных талантов (Buśko, Lewandowska, Lipińska, Michalski, & Pastuszak, 2013; Milić et al., 2017).

    Оборудование, используемое как для ручного измерения, так и для процедур визуальной оценки, легкодоступно и просто для калибровки. Следовательно, использование инструментов ручного измерения преобладает в прикладной спортивной практике и исследованиях, и в настоящее время доступны как национальные, так и международные базы данных этих измерений (Hume, Sheerin, & de Ridder, 2018). Тем не менее, ручное измерение и визуальная оценка требуют технической экспертизы, чтобы свести к минимуму ошибки внутри и между наблюдателями, а фотоскопический соматотип может быть объективно оценен только теми, у кого была установлена ​​достоверность и надежность по сравнению с опытным критерием (Hume & Marfell-Jones). , 2008; Перини, де Оливейра, Орнеллас и де Оливейра, 2005).

    В попытке преодолеть потребность в технической экспертизе в предыдущих исследованиях изучались альтернативные методы получения соматотипов Хита-Картера. Анисимова, Година, Николаев и Руднев (2016) использовали анализ биоэлектрического импеданса (BIA) и регрессионные модели для прогнозирования шкал эндоморфа и мезоморфа. Олдс и др. (2013) применили методы 3D-сканирования для извлечения антропометрических данных, включая длину сегментов, ширину, обхват и объемы, для характеристики кластеров соматотипов с использованием методов машинного обучения.Однако обе попытки не могут оценить точные значения всех трех шкал Хита-Картера. Ранее не разрабатывалась модель для оценки шкалы эктоморфа по BIA. Метод, разработанный Olds et al. (2013) могут указывать только конкретные кластеры вместо реальных значений (чисел) всех трех шкал Хита-Картера.

    Недавно в продажу поступили новые методы 3D-реконструкции, в которых используются недорогие камеры глубины для создания 3D-моделей человека, что повышает доступность 3D-сканирования (Newcombe et al. , 2011). Пригодность этих систем дополнительно подтверждается отчетами с приемлемой точностью 3D-реконструкции, например, Chiu et al. (2019) указали, что разница между моделями, полученными с помощью 3D-реконструкции и коммерческой системы 3D-сканирования, составляет менее 1 см. Некоторые коммерческие решения также разработали методы автоматического измерения тела, которые извлекают антропометрические данные без необходимости в технической экспертизе для ручной постобработки данных (Ng, Hinton, Fan, Kanaya, & Shepherd, 2016).Вонг и др. (2019) использовали эти методы для получения антропометрических данных и оценки состава тела с помощью моделей машинного обучения. Доступность этой технологии облегчает извлечение показателей, выходящих за рамки обычных антропометрических данных (сегментарная длина, ширина, обхват, площадь поверхности и объем), таких как основные компоненты трехмерной вариации формы тела; которые могут дополнять существующие антропометрические показатели при оценке метаболитов крови, состава тела и функциональной силы (Ng et al. , 2019). Используя основные компоненты, можно более точно прогнозировать эти факторы, чем просто использовать обычные антропометрические данные (Ng et al., 2019). Насколько известно авторам, не было создано модели для оценки всех трех шкал соматотипа Хита-Картера с использованием методов 3D-сканирования. Таким образом, это исследование направлено на разработку моделей машинного обучения, которые позволяют оценивать соматотипы Хита-Картера по основным компонентам вариации формы тела с использованием системы трехмерного сканирования с одной камерой.

    2. Материалы и методы

    2.1. Участники

    Перед началом исследования было получено официальное этическое одобрение. Все тесты проводились в лабораториях университетского городка с комфортной температурой. К участию в исследовании были приглашены добровольцы старше 18 лет, трудоспособные (люди без ампутаций или отсутствующих конечностей), не беременные. В этом исследовании было набрано 63 участника, и все участники дали письменное согласие перед участием. Участники были разделены на две группы: набор для обучения/проверки ( n  = 46 участников) для разработки модели; тестовый набор ( n  = 17 участников) для оценки модели. Характеристики участников перечислены в таблице 1. Каждый участник был измерен с использованием традиционных ручных антропометрических методов, а данные 3D-сканирования были получены с помощью системы 3D-сканирования с одной камерой (Chiu et al., 2019). Всем участникам было предложено носить некомпрессионные облегающие шорты, а женщинам-участникам также требовалось носить облегающий некомпрессионный спортивный топ во время сбора данных.Табл. .

    2.2. Традиционное ручное измерение

    Антропометрические данные, полученные от участников, включали: рост, массу, кожные складки трицепса, подлопаточной, надостной, медиальной части голени, обхват бицепса (согнутого и напряженного) и голени, а также ширину костей плечевой и бедренной костей.Все ручные измерения были собраны аккредитованным антропометристом (уровень ISAK 1 или 2) в соответствии со стандартными протоколами и оборудованием Международного общества развития кинантропометрии (Stewart, Marfell-Jones, Olds, & De Ridder, 2011). Соматотипы Хит-Картера рассчитывали в программе Excel (Microsoft, США). Соматотип Хита-Картера, полученный традиционным ручным измерением, использовался в качестве эталонной шкалы для разработки и оценки модели.

    2.3. Процедуры испытаний с однокамерной системой 3D-сканирования

    Однокамерная система 3D-сканирования (Chiu et al., 2019) использовали для получения 3D-данных. Эта система 3D-сканирования с одной камерой состояла из Microsoft Kinect V2, установленного на вращающейся установке камеры с центральной стационарной платформой для захвата изображений глубины участников с разных направлений. Microsoft Kinect V2 был установлен на высоте от 0,8 до 1,0 метра и на расстоянии захвата от 1,4 до 1,7 метра. Высота и расстояние захвата были скорректированы в соответствии с ростом каждого участника, чтобы можно было получить изображения глубины всего их тела.Методы KinectFusion (Newcombe et al., 2011) были применены для завершения 3D-реконструкции и создания 3D-облаков точек из захваченных изображений глубины (рис. 1a). Для участников набора для обучения/проверки были применены три повторяющихся испытания сканирования, чтобы мы могли иметь больше точек данных для разработки эффективной модели с меньшими отклонениями и дисперсией ошибок (Brain & Webb, 2000). Для участников тестового набора применялись два повторных сканирования.

    Оценка соматотипа с помощью однокамерной системы трехмерного сканирования тела https://doi.org/10.1080/17461391.2021.1921041

    Опубликовано в Интернете:
    16 мая 2021 г.

    Рисунок 1. Обзор постобработки 3D-данных в этом исследовании. (а) 3D-облако точек, полученное с помощью однокамерной системы 3D-сканирования. (б) 3D-облако точек после удаления шума. (c) реконструированная сетка из отфильтрованного трехмерного облака точек. (d) линейная модель с деформированной кожей для нескольких человек (синяя), которая соответствует реконструированной сетке (красная). (e) деформированная линейная модель с несколькими людьми.

    2.4. Постобработка 3D-данных

    Консенсус случайных выборок (Fischler & Bolles, 1981) и дистанционные фильтры были применены для удаления шума в трехмерных облаках точек, полученных от системы сканирования, таких как пол, сканирующая платформа или отражения (рис. 1б).Затем была использована экранированная реконструкция поверхности Пуассона (Каждан и Хоппе, 2013 г.) в библиотеке Open3D (Чжоу, Парк и Колтун, 2018 г.) для создания индивидуальной трехмерной модели человека, как показано на рисунке 1с.

    Сгенерированные индивидуальные 3D-модели человека были сопоставлены с деформируемой моделью, «линейной моделью с несколькими людьми с кожей» (Loper, Mahmood, Romero, Pons-Moll, & Black, 2015), как показано на рисунках 1d и e.

    Соответствие между реконструированными 3D-моделями человека и линейными базовыми моделями с несколькими людьми с кожей было получено с помощью 3D-CODED (Groueix, Fisher, Kim, Russell, & Aubry, 2018).Методы оптимизации «BOBYQA» (Powell, 2009) с помощью программного пакета NLopt (Johnson, 2020) использовались для настройки параметров положения и формы (т.е. основных компонентов) для минимизации различий между деформируемыми моделями и их соответствия. В качестве извлеченных признаков для оценки соматотипов рассматривались скорректированные параметры формы (основные компоненты формы тела).

    2.5. Разработка модели

    LIBSVM (Chang & Lin, 2011) использовалась для поиска трех регрессионных моделей для оценки шкал соматотипа Хита-Картера (т.е. эктоморфия, эндоморфия и мезоморфия). Характеристики формы (параметры формы деформируемой линейной модели с несколькими людьми) и пол использовались в качестве входных данных модели. Значения трех шкал соматотипов рассматривались как результат каждой модели. Данные, собранные из набора для обучения/проверки, использовались для обучения веса и систематической ошибки регрессионных моделей LIBSVM. Была применена рандомизированная оптимизация параметров, чтобы найти наилучшую необучаемую настройку параметров регрессоров опорных векторов.

    2.6. Оценочные тесты

    Разработанные модели, построенные с оптимизированным весом, смещением и необучаемыми параметрами, затем применялись для оценки соматотипов участников тестовой выборки. Пол каждого участника с двумя наборами черт фигуры, полученными из повторных испытаний, использовался для оценки двух наборов соматотипов. Всего было получено 34 набора соматотипов, оцененных от 17 участников тестовой группы. Средние шкалы соматотипа каждого участника, полученные с помощью 3D-сканирования, сравнивали с эталонным набором соматотипов, полученным в результате традиционного ручного измерения.Анализ Бленда-Альтмана, стандартные ошибки, коэффициенты внутриклассовой корреляции (ICC), стандартизированная средняя разница и коэффициент вариации (CV) были рассчитаны для определения точности предложенных методов. Точность повторных испытаний повторных испытаний из тестового набора также рассчитывали путем сравнения предполагаемых соматотипов повторных испытаний и количественно оценивали с помощью среднеквадратичных ошибок, ICC, стандартизированной разности средних и CV.

    3. Результаты

    Измеренные и предсказанные соматотипы участников показаны на стандартных соматодиаграммах (рис. 2а и б).Относительная техническая ошибка измерения внутри наблюдателя для всех трех антропометристов составила менее 5% для кожных складок и 1% для всех других измерений, как показано в дополнительной таблице 1. Мезоморфия (результат ручного измерения: 5,1 ± 1,5) была доминирующим компонентом для участников этого исследования. Результаты оценочных тестов представлены в Таблице 2.

    Оценка соматотипа с помощью однокамерной системы трехмерного сканирования тела .Результаты испытаний в этом исследовании. Соматодиаграмма для участников, полученная с помощью (а) ручной антропометрии и (б) 3D-сканирования (средний прогноз для каждого участника) этого исследования. (Красный: набор для обучения/проверки; синий: набор для тестирования).

    Рис. 2. Результаты испытаний в этом исследовании. Соматодиаграмма для участников, полученная с помощью (а) ручной антропометрии и (б) 3D-сканирования (средний прогноз для каждого участника) этого исследования. (Красный: набор для обучения/проверки; синий: набор для тестирования).

    Оценка соматотипа с помощью однокамерной системы трехмерного сканирования тела https://doi.org/10.1080/17461391.2021.1921041

    Опубликовано в Интернете:
    16 мая 2021 г.

    Для всех участников тестовой группы средние ошибки для всех трех компонентов были менее 0,5. Среднеквадратическая ошибка повторных измерений была менее 0,5 для всех компонентов. ICC как для точности, так и для надежности были выше 0,8 для всех участников тестовой группы.По сравнению с мезоморфией и эктоморфией модель оценивала эндоморфию с более высокими 95 % пределами согласия для тестовых групп со всеми участниками.

    Разработанные модели показывают различия в производительности участников мужского и женского пола. Разработанные модели дают большую погрешность (абсолютную среднюю ошибку) для женского компонента эктоморфа и мезоморфа. Разработанная модель имеет тенденцию занижать шкалы эндоморфов для участников мужского пола, но показывает противоположную тенденцию для шкал эндоморфов женщин.Среднеквадратическая ошибка у мужчин меньше, чем у женщин. ИКК для точности шкал женского эндоморфа были меньше, чем для мужчин. Рассчитанный CV достоверности мужской эктоморфии был выше, чем у женщин.

    Большинство абсолютных значений разностей стандартизированных средних как для точности, так и для надежности были менее 0,2. CV для точности мезоморфа (9,14%) был меньше, чем для точности эндоморфа и эктоморфа (17,66% и 11,68%). Аналогичная тенденция была также показана в CV для надежности.Надежность CV для мезоморфа составляла менее 5%, в то время как CV для эндоморфа и эктоморфа обычно превышала 5%.

    4. Обсуждение

    Целью данного исследования была разработка моделей машинного обучения, позволяющих оценивать соматотипы Хита-Картера по основным компонентам вариаций формы тела с использованием однокамерной системы трехмерного сканирования. Используя методы 3D-сканирования, можно избежать технической экспертизы для традиционных ручных измерений и визуальной оценки. Предлагаемые методы выполняют автоматическую постобработку полученных данных 3D-сканирования, сводя к минимуму требования к экспертным знаниям, необходимым в предыдущих подходах к кластеризации (Olds et al., 2013). В отличие от подходов кластеризации (Olds et al., 2013), предложенный метод оценивал реальные значения для каждой из шкал соматотипов, предоставляя дополнительную информацию для измерения и мониторинга тела. Предлагаемые методы позволяют избежать необходимости инвазивного контакта с телом во время ручного измерения и процедур ориентировки тела, которые использовались в предыдущих методах 3D-сканирования (Olds et al., 2013). Разработанные алгоритмы также могут быть применены к данным коммерческих систем 3D-сканирования.

    Результаты оценки показывают, что предложенные модели могут оценивать соматотип с небольшой средней ошибкой (<0,000).5) и высокий ICC для точности (> 0,8). Стандартные ошибки предложенных методов (< 0,3) были намного меньше по сравнению с ошибками, полученными с помощью BIA (> 0,5; Анисимова и др. (2016)). Кроме того, предлагаемый метод позволяет оценить шкалы эктоморфов, которые не могут быть оценены с помощью подходов, разработанных Анисимовой и соавт. (2016). Таким образом, предлагаемый метод представляет собой альтернативу традиционным мануальным и визуальным рейтинговым подходам соматотипирования по сравнению с BIA. Было показано, что предложенные методы могут определять соматотипы и объединять предыдущие исследования для прогнозирования спортивных результатов (например,грамм. анаэробная работоспособность), выявление и развитие спортивных талантов.

    Предел согласия 95 % и CV были выше для предсказанной эндоморфии по сравнению с эктоморфией и мезоморфией, что позволяет предположить, что предложенные модели демонстрируют различия в точности предсказания каждого из трех компонентов соматотипа. Это потенциально связано с разницей между распределением эндоморфии в группе обучения/валидации (3,0 ± 1,3) и в тестовой группе (3,4 ± 1. 4). Разница в эндоморфии была больше, чем в других компонентах. Это различие может также вызвать большое смещение для мужской и женской эндоморфии (абсолютная средняя ошибка > 0,5). Участники этого исследования были классифицированы преимущественно в области мезоморфов соматодиаграммы, а это означает, что для обучения регрессионных моделей было меньше различий в типах телосложения и составе (рис. 2а и б). Точно так же меньшее количество участников-женщин могло вызвать большее смещение (ошибки абсолютного среднего), чем у участников-мужчин.Поскольку модели, обученные как с мужчинами, так и с женщинами, смещение для мужской и женской группы показывает противоположные направления (например, недооценка для мужского эндоморфа и переоценка для женского эндоморфа). Меньшее количество участников-женщин может привести к большому смещению шкал мезоморфов и эктоморфов. Необходимо провести дальнейшие исследования по сбору данных от большой когорты участников мужского и женского пола с более широким диапазоном характеристик типа телосложения и соматотипов для переобучения и тестирования предложенных моделей, повышения точности оценки соматотипа человека по всем трем компонентам.

    Предлагаемый метод позволяет избежать использования BIA для извлечения признаков. Кроме того, использование параметрических моделей (линейная модель с несколькими людьми с кожей) для сопоставления данных сканирования, чтобы избежать вариаций позы и извлечь «инвариантные по позе» функции (Hume & Ackland, 2017). Это минимизировало влияние шума (например, различия в позе между повторными испытаниями) и привело к хорошему уровню точности предлагаемого метода (RMSE <0,5, ICC для надежности> 0,9). Нг и др. (2019) также показали, что использование аналогичных методов для сбора и обработки 3D-данных позволяет оценить другие характеристики (например,грамм. состав тела) надежно. Однако разница в повторных испытаниях все еще существует из-за случайных ошибок, возникающих в процессе захвата изображения глубины и выделения признаков. Кроме того, это вызвало большую ошибку повторного тестирования для участников с экстремальными типами телосложения (например, шкалы эктоморфов были близки к 0 в тестовой группе мужчин), что привело к высокому CV достоверности в мужской эктоморфии. Необходимо провести дальнейшие исследования для улучшения качества данных камеры глубины, надежности извлечения признаков для оценки соматотипа, а также оценки более полезных характеристик тела для использования в спортивных науках (например,грамм. состав тела) по данным 3D-сканирования.

    Три антропометриста участвовали в сборе измерений тела в рамках этого исследования, чтобы повысить эффективность сбора данных. Было установлено, что все три антропометриста соответствуют требованиям надежности внутри наблюдателя в соответствии с ISAK. Модели могут оценивать соматотипы с меньшим личным эффектом, чем те, которые были созданы одним измерителем. Хотя антропометристы уровня 1 и 2 ISAK повышают точность и надежность ручных измерений (Perini et al., 2005), техническая ошибка измерения внутри и между наблюдателями (TEM) потенциально все еще влияет на разработку модели и результаты анализа. Настоятельно рекомендуется пригласить антропометриста уровня 3 или 4 ISAK для контроля качества сбора данных для будущих исследований по улучшению и проверке модели.

    Основным ограничением этого исследования является когорта участников. Хотя мезоморфия была доминирующим компонентом для участников этого исследования, это может отражать типичные сценарии в приложениях спортивной науки.Однако это означает, что разработанные модели не смогли обеспечить стабильную производительность при оценке участников эктоморфа или эндоморфа и вызвать разницу в CV для точности и надежности. В результате текущая модель может оказаться непригодной для использования в других приложениях, таких как медицинские науки, где люди демонстрируют более широкий диапазон типов телосложения. Несбалансированное соотношение полов в этом исследовании привело к тому, что разработанные модели продемонстрировали различия в точности и надежности для участников мужского и женского пола.Небольшое количество участников также привело к низким стандартизированным средним различиям. Насколько известно авторам, это исследование является первым исследованием, в котором оцениваются шкалы соматотипов Хита-Картера на основе данных 3D-сканирования с использованием моделей машинного обучения. Дальнейшее исследование должно увеличить количество участников обоих полов с различными соматотипами и обучить гендерно-специфичные модели для повышения эффективности прогнозирования с группами, не относящимися к мезоморфам, и минимизировать гендерные различия.

    5. Заключение

    В этом исследовании были разработаны модели машинного обучения, которые позволяют оценивать соматотипы Хита-Картера по основным компонентам форм тела, извлеченным с помощью системы трехмерного сканирования с одной камерой.Разработанный метод сводит к минимуму потребность в технической экспертизе и обеспечивает хороший уровень точности и прецизионности по сравнению с другими методами оценки. Необходимо провести дальнейшее исследование, чтобы улучшить текущую модель с большим набором данных, чтобы разработать эффективную альтернативу традиционным подходам к соматотипам (ручное измерение или визуальная оценка). Предложенный метод после повышения точности и надежности соматотипирования может быть использован для прогнозирования спортивных результатов (например, анаэробных результатов), выявления и развития спортивных талантов, а также может быть расширен для прогнозирования дополнительных характеристик, таких как состав тела.

    Рис. 1. Обзор постобработки 3D-данных в этом исследовании. (а) 3D-облако точек, полученное с помощью однокамерной системы 3D-сканирования. (б) 3D-облако точек после удаления шума. (c) реконструированная сетка из отфильтрованного трехмерного облака точек. (d) линейная модель с деформированной кожей для нескольких человек (синяя), которая соответствует реконструированной сетке (красная). (e) деформированная линейная модель с несколькими людьми.

    Соматотипы канадских мужчин и женщин в JSTOR

    Абстрактный

    Канадская программа YMCA-LIFE (общенациональная программа тестирования для оценки образа жизни и физической подготовки) предоставила возможность изучить характеристики соматотипа большой выборки взрослого населения Канады. В общей сложности 13 599 человек (8 970 мужчин и 4 629 женщин) в возрасте от 15 до 69 лет были соматотипированы с помощью антропометрического рейтингового метода Хита-Картера в рамках программы тестирования YMCA, проводившейся в течение трех лет с 1976 по 1978 год.Распределения соматотипов для возрастных и половых подгрупп сравнивались с использованием дисперсионного анализа для проверки различий между средними соматотипами, а также для проверки различий в дисперсии соматотипов между группами. Результаты показали, что мужчины в возрасте 30 лет и старше были более эндомезоморфны, чем мужчины более молодого возраста. Существенного сдвига мужских соматотипов после 30 лет не наблюдалось. У женщин не было различий в соматотипе среди лиц в возрасте от 15 до 39 лет или среди лиц в возрасте 40 лет и старше, однако пожилые женщины были значительно менее эктоморфны и более мезоэндоморфны, чем более молодые женщины.Во всех возрастах половой диморфизм был сходным, женщины были более эндоморфны и менее мезоморфны, чем мужчины, при этом оба пола были сходны по эктоморфности. Дисперсия соматотипов была последовательной по группам, что указывает на отсутствие возрастных или половых тенденций с точки зрения дисперсии. Средний соматотип у мужчин 30 лет и старше был 4-5¹/², у мужчин до 30 лет 3½-5-2. У женщин 40 лет и старше средний соматотип был 5-4½-2, а у женщин до 40 лет 4½-4-2½.

    Информация о журнале

    Всемирный форум для обсуждения самых современных идей, методов и техник в этой области. Биология человека фокусируется на генетике в ее самом широком смысле.В эту рубрику включены: генетика человеческой популяции, эволюционная и генетическая демография, количественная генетика, эволюционная биология, исследования древней ДНК, биологическое разнообразие, интерпретируемое с точки зрения адаптации (биометрия, физическая антропология), и междисциплинарные исследования, связывающие биологическое и культурное разнообразие (выведенные из языковая изменчивость, этнологическое разнообразие, археологические свидетельства и т. д.)

    Информация об издателе

    Издательство Уэйнского государственного университета является выдающимся городским издательством, стремящимся поддерживать основную исследовательскую, учебную и сервисную миссию своего головного учреждения, создавая высококачественные научные и общие работы, представляющие глобальный интерес.Через свою издательскую программу пресса распространяет исследования, продвигает образование и служит местному сообществу, одновременно укрепляя международную репутацию прессы и университета.

    (PDF) Влияние доминирующего соматотипа на аэробную способность тренироваться

    группы соматотипа. Действительно, среднее значение в VV

    ˙

    O

    o

    2max

    , относительные

    V

    ˙

    o

    2max

    (экспрессируется на ML кг

    21

    мин

    21

    и за мл кг

    20.75

    мин

    21

    ), а V

    ˙

    O

    2

    2

    на VT2 были выше, когда компоненты Meso и ECTO

    были сбалансированы, как это имеет место в группе ECTO-MESO

    . Улучшения были несколько ниже у испытуемых с преобладанием мезо. Таким образом, по-видимому, существует морфологический тип, способствующий кардиореспираторной адаптации к аэробным тренировкам. Количественная оценка вклада доминирующего соматотипа

    в улучшение аэробной подготовленности затруднена.

    Однако исследования монозиготных и гетерозиготных близнецов и

    других субъектов с семейным сходством показали заметное генетическое влияние на соматотип, особенно на уровне

    экто-компонента.

    34

    С другой стороны, V

    ˙

    o

    2max

    , индекс

    аэробной подготовленности, зависит от генетических факторов и факторов окружающей среды

    7

    4.

    35

    Генетические факторы действительно влияют на развитие

    V

    ˙

    o

    2max

    , но обучение позволяет его улучшить.Тот же автор

    показал, что на способность V

    ˙

    o

    2max

    тренироваться в значительной степени влияет наследственность. В зависимости от генотипа одна и та же программа тренировок

    может иметь разный эффект, в пределах от 0% до 30%.

    35

    Согласно этим исследованиям существует потенциальная связь

    между генетическими переменными, такими как мышечные ферменты (то есть

    митохондриальная ДНК), и изменениями в V

    обучение.Тем не менее, в отличие от определения соматотипа

    , что достаточно просто, изучение генетического типа спортсмена

    в настоящее время является несколько проблематичным. Новый вопрос,

    , который недавно был поднят и может помочь объяснить различия в реакциях на тренировку на выносливость, касается роли

    гена ангиотензинпревращающего фермента (ACE)

    , особенно его аллельного варианта I.

    36

    Одним из возможных объяснений

    значительного улучшения аэробной способности в мезо-экто

    и мезогруппах является более высокая распространенность полиморфизма вставок гена ACE

    в этих группах.

    Кроме того, влияние взаимодействия соматотипа и аэробной тренировки

    на улучшение аэробной способности также зависит от

    взаимосвязи между V

    ˙

    o

    2max

    и биометрическими данными, такими как

    0 массы тела и поверхности тела. Таким образом, аллометрический

    подход используется для сравнения особей различных размеров и размеров.

    37 38

    Многие исследования показали, что относительная

    V

    ˙

    o

    2max

    отрицательно коррелирует с массой тела.

    39

    Однако

    также представляется важным учитывать, как распределяются

    сегменты. Как указали Кавана и Крам в отношении

    бега,

    40

    , более высокие затраты энергии были зарегистрированы, когда нижние

    конечности были тяжелее. Размеры кузова также влияют на расход энергии при работе, но по этой теме был представлен относительно противоречивый отчет.

    41

    Эти факторы должны учитываться

    исследователями, пытающимися объяснить взаимосвязь

    между соматотипом и эффектом аэробной тренировки. Масса жира

    также могла влиять на аэробную способность. Большинство исследований

    показали, что высокие уровни ожирения снижают аэробные

    возможности, выраженные по отношению к массе тела.

    42

    Наконец,

    различия в этническом/расовом происхождении также должны учитываться при интерпретации результатов субъектов, отличающихся

    расовым происхождением. Этот момент не рассматривается в настоящем исследовании

    , поскольку все испытуемые были одного происхождения.Кроме того, измерение соматотипа

    основано на нескольких критериях, которые не зависят от этнического происхождения. Насколько нам известно,

    и согласно литературным данным, нет

    различий в обучаемости между черными и белыми субъектами

    одной и той же группы соматотипов.

    Результаты нашего исследования показывают, что соматотип

    может частично объяснить различия в физиологических адаптивных

    реакциях на аэробные интервальные тренировки. Антропометрические признаки

    , характеризующие мезоэкто- и мезо-соматотип

    , могут объяснить эти различия. Однако, по-видимому,

    генетические факторы играют значительную роль в проявлении физиологической адаптации, в которую может внести важный вклад ассоциация соматотип-тренировка

    .

    В заключение, результаты настоящего исследования указывают на

    значительные эффекты взаимодействия соматотипа и аэробной тренировки

    , которые могут внести важный вклад в установление адаптивного ответа на

    прерывистую аэробную тренировку. .Соматотип в основном повлиял на прибыль в

    аэробная мощность, в частности VV

    ˙

    o

    2max

    , относительные V

    , относительные V

    ˙

    O

    2max

    и

    относительно V

    ˙

    O

    2

    на второй ВТ. Значимых посттренировочных

    различий между группами не наблюдалось; Мезо-экто и

    Мезосубъекты оказались особенно предрасположены к

    пользе аэробных тренировок. Связь аэробной тренируемости с соматотипом и генетическими факторами требует дальнейшего изучения.

    Выводы

    Это исследование показывает, что соматотип является структурным фактором

    тренируемости в аэробной форме и может быть полезен при выявлении

    талантливых людей для соревнований на выносливость.

    Тем не менее, нелегко точно установить вклад

    эффектов взаимодействия соматотип-тренировка в

    детерминанты аэробной способности.Многие факторы, включая генетический вклад, могут быть детерминантами как соматотипа, так и способности адаптироваться к тренировкам; это может быть дополнительно исследовано.

    БЛАГОДАРНОСТЬ

    Это исследование было проведено при финансовой поддержке Министерства науки

    Recherche Scientifique, de la Technologie et du Development des

    Competences, Тунис.

    Принадлежности авторов

    ………………….

    M Chaouachi, M Chtara, Y Feki, M Amri, Laboratoire de Physiologie de

    la Nutrition , Faculte´ des Sciences de Tunis, El Manar 1060 Tunis, Tunisia

    A Chaouachi, K Chamari, Centre National de la Me´decine et des

    Sciences du Sport, Unite´ de Recherche »Evaluation, Sport, Sante» ‘,

    CNMSS, El Menzah, Tunisia

    F Trudeau, De’partement des Sciences de l’Activite’ Physique, Universite’

    du Que’bec a` Trois-Rivieres, Que’bec, Canada

    Конкурирующие интересы: не заявлены

    РЕФЕРЕНЦИИ

    1 Myburg KH. Что делает спортсмена на выносливость спортсменом мирового класса? Не просто физиологическая головоломка. Comp Biochem Physiol A Mol Integr Physiol

    2003;136:171–90.

    2 Whipp BJ, Ward SA, Lamarra N, et al. Показатели дыхательной и газовой

    динамики обмена при физической нагрузке. J Appl Physiol 1982; 52: 1506–13.

    3 Майкселл К.А., Гэри А.Д. Влияние интенсивных тренировок на выносливость на аэробную силу бегунов на длинные дистанции. Med Sci Sports Exerc

    1984; 16 (4): 371–5.

    4 Bouchard C, Dionne FT, Simoneau JA, et al. Генетика аэробной и

    анаэробной производительности. Exerc Sport Sci Rev 1992; 20: 27–58.

    Что уже известно по теме

    Вклад морфологических факторов, таких как сомато-

    тип, в спортивные результаты широко изучался. Около

    авторов показали влияние доминирующего соматотипа на

    функциональных реакций при пиковых нагрузках. Однако немногие исследовали влияние морфологических факторов на физиологическую

    адаптацию к тренировкам.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.