Содержание

Биография Исаака Шварца — РИА Новости, 13.05.2013

В 1958 году Шварц дебютировал в кинематографе, став автором музыки к картинам «Неоплаченный долг», «Наш корреспондент» и «Балтийское небо». Он написал музыку более чем к 110 фильмам, многие из которых вошли в золотой фонд отечественного и мирового кинематографа: «Братья Карамазовы», «Живой труп», «Дикая собака Динго», «Семейное счастье», «Карусель», «Бегство мистера Мак Кинли», «Соломенная шляпка», «Егор Булычов», «Станционный смотритель», «Сто дней после детства», «Дерсу Узала», «Из жизни отдыхающих», «Избранные», «Белое солнце пустыни», «Звезда пленительного счастья», «Обрыв», «Нас венчали не в церкви», «Мелодии белой ночи», «Блондинка за углом», «Проверка на дорогах», «Каникулы Кроша», «Необычайное пари», «Не стреляйте в белых лебедей», «Последняя жертва».

Исаак Шаварц успешно сотрудничал с такими известными кинорежиссерами как Иван Пырьев, Михаил Ромм, Владимир Венгеров, Михаил Швейцер, Юлий Карасик, Владимир Мотыль, Сергей Соловьев, Николай Губенко, Григорий Аронов, Анатолий Бобровский, Алексей Герман, Петр Тодоровский, Родион Нахапетов, Сергей Бодров, Павел Лунгин, Владимир Бортко, Евгений Татарский.

С композитором в кино работали замечательные дирижеры Юрий Темирканов, Эмин Хачатурян, Евгений Колобов, Вахтанг Джордания, Марк Эрмлер.

Исаак Шварц — автор балетов «Накануне» (1961), «Страна чудес» (1967), симфонических произведений, камерно инструментальной музыки. Для знаменитых «Хореографических миниатюр» балетмейстера Леонида Якобсона Шварцем были написаны музыкальные номера «Сильнее смерти», «Подвиг», «Вакханалия» и «Лирический вальс».

Плодотворным были многолетние дружба и сотрудничество Исаака Шварца с поэтом Булатом Окуджавой. На стихи Окуджавы композитор написал более 30 песен, наиболее известными из которых стали Песенка кавалергарда из кинофильма «Звезда пленительного счастья», песня «Ваше благородие, госпожа разлука» («Белое солнце пустыни»), Капли датского короля («Женя, Женечка и «Катюша»), романс «Наряд подвенечный» («Нас венчали не в церкви»), а также песни из кинофильма «Соломенная шляпка».

В 2000 году композитор создал Концерт для оркестра «Желтые звезды» (или «Пуримшпиль в гетто») в семи частях, посвятив его памяти шведского дипломата Рауля Валленберга, в годы Второй мировой войны спасшего от смерти десятки тысяч евреев.

В 1984 году Шварц получил звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. В 1996 году стал народным артистом России. Трижды становился лауреатом национальной кинопремии «Ника» за музыку к фильмам «Луна парк» и «Белый король, красная королева» (1992), l»Послушай, не идет ли дождь» (2000),  «Дикарка» (2001).

В 1997 год за музыку к кинофильму «Белое солнце пустыни» был удостоен Государственной премии РФ в области литературы и искусства.

В 2000 году Шварцу была присуждена Царскосельская художественная премия «За уникальное собрание романсов на стихи русских поэтов 19-20 веков».

Был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2003).

В 2003 году Исааку Шварцу было присвоено звание почетного гражданина Ленинградской области.
В мае 2008 года композитор стал лауреатом премии Правительства Санкт Петербурга за сюиту для симфонического оркестра «Мелодии белой ночи» и концерт для оркестра «Желтые звезды».

С 1964 года композитор практически безвыездно жил в поселке Сиверский недалеко от Гатчины в Ленинградской области.

27 декабря 2009 года Исаак Шварц скончался. Был похоронен на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге.

Шварц был женат дважды. Дочь от первого брака — Галина Лапшова.

Вторая супруга — Антонина Нагорная-Шварц по профессии была экономистом, с 2011 года является директором Мемориального дома-музея И.И. Шварца в Сиверском.

Шварц Евгений Львович

Евгений Львович Шварц

Шварц Евгений Львович (1896 — 1958), прозаик, драматург. Родился 9 октября (21 н.с.) в Казани в семье врача.

После окончания гимназии поступил на юридический факультет Московского университета (1914 — 16). В студенческие годы продолжает, как и в гимназии, увлекаться театром и сочинять шуточные стихи.

Однако события, происходящие в стране, заставляют будущего писателя изменить свои планы. Он уезжает в Ростов-на-Дону и устраивается в Театральную мастерскую (1917 — 21). В 1921 вместе с труппой переезжает в Петроград и расстается со сценой. В это время он сближается с литературной группой «Серапионовы братья», в которую входили Вс. Иванов, М.3ощенко, В.Каверин и др.

В 1923 в газете «Кочегарка» города Бахмут появляются его фельетоны и стихотворные сатирические обозрения. Вместе с М.Слонимским он организует литературный журнал «Забой».

В 1924 возвращается в Ленинград и становится постоянным сотрудником детского отдела Госиздата, автором журналов для детей «Еж» и «Чиж». «Рассказ Старой балалайки» (1924) — первая его книга для детей, затем последовали — «Приключения Шуры и Маруси», «Чужая девочка» (1937), «Первоклассница» (1949).

В 1929 — 30 Шварц пишет первые пьесы для Ленинградского ТЮЗа: «Ундервуд», «Клад». Используя сюжеты народных сказок и сказок Г.Х.Андерсена, Шварц создавал свои оригинальные пьесы с живыми сценичными характерами. В 1934 была написана пьеса «Голый король», в 1937 — «Красная шапочка», затем — «Снежная королева», «Тень». Большую роль в драматургическом творчестве Шварца играло тесное сотрудничество с театром Комедии и его руководителем Н.Акимовым.

Начало Отечественной войны Шварц «отмечает» пьесой «Под липами Берлина» (1941), написанной совместно с М.Зощенко. В годы войны создает пьесы: «Одна ночь», «Далекий край» и др. В 1944 завершает пьесу-памфлет «Дракон».

В послевоенные годы создает целый ряд популярных пьес: «Обыкновенное чудо», «Сказка о храбром солдате». По его сценариям сняты фильмы «Золушка», «Первоклассница», «Дон-Кихот», «Обыкновенное чудо» и др. Умер Е.Шварц 15 января 1958 в Ленинграде.

Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.


Шварц Евгений Львович [9(21).10.1896, Казань — 15.1.1958, Ленинград] — драматург.

Родился в семье врача. Его отец, принявший христианство еврей, окончил Казанский университет; принимал участие в деятельности левых социал-демократических организаций, подлежал гласному надзору полиции; мать, русская, была талантливой актрисой-любительницей, в юности играла в спектаклях драматического кружка известного театрального деятеля барона Н.

В.Дризена. Детство Шварца прошло в Майкопе. В своих воспоминаниях писатель говорит об огромном значении для него «майкопских» лет жизни. Шварц окончил реальное училище (1905-13).

В 1914 поступил на юридический факультет Московского университета, однако проучился только до 1916. Весной 1917 Шварц был призван в армию. По некоторым воспоминаниям, принимал участие в «ледяном походе» Корнилова.

Творческая биография Шварца началась в 1919, когда он стал актером Театральной мастерской под руководством П.К.Вейсбрема в Ростове-на-Дону.

В 1921 Шварц вместе с Театральной мастерской переехал в Ленинград. Играл в различных ленинградских театрах, выступал в качестве конферансье, был известен как остроумный импровизатор и блестящий рассказчик.

С 1923 Шварц начинает сотрудничать в различных журналах и газетах.

В 1923-24 работает в Бахмуте (Артемовск) в журнале «Забой» и газете «Всероссийская кочегарка». В то время его публикации выходят под псевдонимом Щур. По возвращении в Ленинград становится секретарем журнала «Ленинград».

В 1924 в журнале «Воробей» появилась написанная в стихах первая сказка Шварца «Рассказ старой балалайки». Сказка получила одобрение С.Маршака, ее отметил О.Мандельштам.

С 1925 выходит несколько небольших книжек для детей, в создании которых принимал участие Шварц — делал стихотворные подписи к рисункам: «Вороненок», «Война Петрушки и Степки Растрепки», «Лагерь», «Шарики», «Рынок», «Прятки», «Петька-петух — деревенский пастух». Шварц становится детским писателем. Его охотно печатают в журналах Ленинграда: «Воробей» («Новый Робинзон»), «Советские ребята», «Октябрята», «Еж» и «Чиж».

С 1925 по 1931 Шварц является редактором детского отдела Госиздата. Шварц сближается с поэтами-обэриутами, их влияние сказывается на поэтике его произведений.

Первая пьеса Шварца «Ундервуд» была написана в 1928 и поставлена в Ленинградском ТЮЗе (Театр юного зрителя) в 1929 А. А.Брянцевым. Спектакль имел успех у зрителей, однако критика («педологическое» направление) восприняла его в штыки. Это произведение, посвященное современной жизни, было лишь первым шагом Шварца к собственному месту в драматургии. Но уже в нем проявились черты, которые позднее составили существо его зрелого творчества — писателя-сказочника. Судя по воспоминаниям самого Шварца, сказочная реальность помимо его воли проникла в пьесу.

В 1933 вышла вторая пьеса Шварц — «Клад». Ее действие разворачивается в горах, где школьники помогают взрослым найти заброшенные медные рудники. А в 1934 в журнале «Звезда» была напечатана сатирическая пьеса «Похождения Гогенштауфена», рассказывающая о жизни одного из советских учреждений. В основе пьес Шварца лежали, казалось бы, привычные для современной литературы конфликты, но трактовки их были далеко не ординарны. Сосуществование правдоподобного и фантастического становилось все более явным, сочетание сказочной условности с проблематикой реальной жизни все более нарочитым.

Для стиля ранних пьес Шварца, еще не вполне совершенных, характерно юмористическое начало. Сказочные ситуации, в которые попадают «реальные» герои, постоянная игра слов, неожиданное столкновение несовместимых понятий в речи персонажей, названное критиками «приемом коротких соответствий» (Е.Калмановский), создают особую, неповторимую ткань драматургического повествования. В более поздних произведениях юмор сменится иронией.

Помимо общего конфликта, связанного с борьбой добра и зла, уже в этих пьесах Шварца начинает волновать проблема, которая во весь рост встанет перед ним во время работы над «Голым королем», «Тенью», «Драконом»,— проблема взаимоотношений «редкого человека», героя и борца за справедливость, с обыкновенными людьми.

Пьеса «Голый король» была написана Шварцем в 1934 по просьбе главного режиссера Ленинградского театра комедии Н.П.Акимова. В самом замысле этого произведения угадываются своеобразные черты, глубоко характеризующие подход Шварца к изображению жизни в литературе. С одной стороны, «Голый король» — пьеса о современности. Одним из главных в ней оказывается образ диктаторского государства, в котором нетрудно угадать предвоенную Германию. С другой — в произведении на современную тему Шварц обращается к андерсеновским сюжетам («Свинопас», «Новое платье короля», «Принцесса на горошине»). Действительность у Шварца вновь оказывается погружена в нарочитую условность поэтического мира сказки. Произведение перестает быть просто памфлетом на тему дня, пусть даже чрезвычайно актуальную. Оно выходит за границы узковременного, национального. Проблемы, поставленные в нем, обретают общечеловеческое звучание. «Голый король» не был поставлен при жизни драматурга, но именно это произведение впоследствии принесло автору всемирную известность.

Во второй половине 1930-х Шварц работает очень активно. В 1935-36 написана пьеса «Брат и сестра». В 1937 состоялась премьера «Красной Шапочки»; 2 года спустя — показ «Снежной королевы». А в 1940 появилась первая сказка для взрослых — «Тень».

В «Тени» (в основу которой опять-таки положены андерсеновские мотивы) продолжается чрезвычайно важная для всей русской литературы нравственная тема двойничества. «Тень» — олицетворение скрытой, изнаночной стороны души человека. Она есть в каждом, и именно она становится подспорьем злу, творящемуся вокруг человека. Противостояние злу всегда оказывается противостоянием не только внешним обстоятельствам, но прежде всего самому себе.

В начале Великой Отечественной войны Шварц оставался в Ленинграде. Во время блокады записался в ополчение (приказ о зачислении был отменен, Шварца направили работать на радио). В тяжелой степени дистрофии эвакуирован в Киров, затем в Сталинабад. В это время он работает в Кировском областном и Ленинградском театре комедии. Пишет пьесы «Одна ночь» (1942) об осаде Ленинграда и «Далекий край» (1942) об эвакуированном из города детском доме.

В 1943 появляется пьеса «Дракон» (окончательный вариант — 1944). Она была поставлена Н.П.Акимовым, однако после первого же представления признана «вредной сказкой» (так называлась разгромная статья в газете «Литература и искусство») и снята. Пьеса «Дракон» — сложное произведение. Авторская позиция, выраженная в нем, не очевидна. Отвергнув «Дракона», официальная критика как бы подчеркнула политическое звучание пьесы, негативное по отношению к существующему положению вещей. Однако сам Шварц утверждал, что в его пьесе нет политического подтекста, что его сказки не аллегории и персонажи в них говорят отнюдь не на эзоповом языке. Философская сказка Шварца, в которой ставилась важнейшая проблема сохранения человеческой личности, противостояния свободолюбивого героя диктатору, вольно или невольно оказывалась ироническим зеркалом, отражающим реальность. Сильнейшее звучание приобретает в этой пьесе и тема «обыкновенного» человека, который оказывается ответственным за то зло, при котором он соглашается жить. Если вспомнить постоянное стремление Шварца к соединению в художественном мире условности и действительности, то неоднозначное восприятие «Дракона» современниками становится понятным. Сказка Шварца на этот раз оказалась слишком правдива и близка жизни.

В 1944 Шварц работал над пьесой «Медведь» (другое название — «Обыкновенное чудо»). В ней главное место занимает тема настоящей любви. Это чувство, по мнению автора, и является «обыкновенным чудом». В произведении фантастическое и жизненное как бы поменялись местами. Превращение медведя в человека оказывается менее удивительным событием, чем «обыкновенная» любовь, мешающая человеку вновь стать зверем. Шварц до конца жизни отличался удивительной работоспособностью. Последняя пьеса драматурга — «Повесть о молодых супругах» — вышла в 1957. Шварц создал сценарии к множеству известных кинофильмов (1935 — «Разбудите Леночку»; 1936 — «Леночка и Виноград»; 1947 — «Золушка»; 1954 — «Царь Водокрут»; 1955 — «Дон Кихот»).

Всю жизнь Шварц вел дневники, ставя перед собой цель «научиться писать правду».

В.Ю.Вьюгин

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3. П — Я. с.692-694.


Далее читайте:

Русские писатели и поэты (биографический справочник).

Сочинения:

Тень: пьесы. Л., 1972;

Сказки. Повести. Пьесы. Л., 1960;

Живу беспокойно… Из дневников. «П., 1990.

Телефонная книжка / сост. и комм. К.Н.Кириленко. М., 1997;

…Я буду писателем: Дневники и письма. М., 1999.

Литература:

Цимбал С. Евгений Шварц: критико-биографический очерк. П., 1961;

Мы знали Евгения Шварца. Л.; М. , 1966;

Калмановский Е.С. Шварц // Очерки истории русской советской драматургии: 1945-1967. Л., 1968;

Поликовская Л., Виневич Е. Легенда и быль // Житие сказочника. Евгений Шварц. Из автобиографической прозы. Письма. О Евгении Шварце. М., 1991;

Головчинер В.Е. Эпический театр Евгения Шварца. Томск, 1992;

Виневич Е. На пути к «Дракону» // Нева. 1996. №10;

Кириленко К.И. Архив сказочника // Встречи с прошлым. М., 2000. Вып.9;

Головчинер В.Е. «Обыкновенное чудо» в творческих исканиях Е.Шварца // Драма и театр. Тверь, 2002. Вып.4;

Харитонов М. «Дракон» Евгения Шварца: победа над Солнцем // Полдень, XXI век. СПб., 2003. №2. С.251-267;

Холодкова М. Жанр литературной сказки в творчестве Евгения Шварца: [На материале пьес «Голый король», «Снежная королева», «Тень», «Дракон», «Обыкновенное чудо»] // Голоса молодых ученых. М., 2003. Вып.12.

 

 

Шварц Евгений Львович — биография поэта и писателя, личная жизнь, фото, портреты, стихи, книги

На долю Евгения Шварца выпало много лишений — такая уж досталась этому талантливому человеку эпоха. Его произведения имеют удивительное свойство оставаться актуальными при любом политическом строе, но не каждый строй этому рад. При жизни драматурга его пьесы перелицовывались, запрещались, спектакли снимались перед премьерой… Полегче стало, когда пришла оттепель. А в предперестроечные годы сказки-притчи Шварца оказались особенно востребованными.

В 1917-м Евгению Шварцу был 21 год. К тому времени он уже успел поучиться на юридическом факультете Московского университета, послужить в царской армии (и даже получить звание прапорщика). В составе Добровольческой армии Шварц дошел до Екатеринодара, где в ходе штурма получил тяжелую контузию. Демобилизовавшись, снова поступил в университет — на сей раз ростовский. Там началась театральная деятельность будущего драматурга. Он играл в спектаклях «Театральной мастерской», с нею же перебрался в Петроград, где постепенно начал писать репортажи для газет, рассказы для детских журналов «Чиж» и «Ёж». Какое-то время Шварц работал секретарем у писателя Корнея Чуковского. Первая пьеса Шварца — «Ундервуд» — была поставлена в 1929 году в ленинградском ТЮЗе.

Главным театром в судьбе Евгения Шварца стал ленинградский Театр комедии, который возглавлял режиссер и художник Николай Акимов. В 1940 году здесь впервые поставили «Тень», написанную Шварцем по заказу Акимова. В годы войны труппа Театра комедии довольно долго оставалась в Ленинграде и играла спектакли. Шварц активно участвовал в жизни театра, хотя от голода еле держался на ногах. Когда же коллектив оказался в эвакуации в Душанбе, туда немедленно вызвали и Шварца. Драматург был зачислен в театр заведующим литературной частью, но порой даже исполнял обязанности художественного руководителя — когда Акимову нужно было уехать по делам в Москву. «Должность директора театра, которую ему фактически приходилось выполнять, была, пожалуй, самая неподходящая из всего, что ему случалось делать в жизни, — писал Акимов в своей книге «Не только о театре». — Доброта, деликатность и душевная нежность этого замечательного человека не мешали ему в своих произведениях энергично бороться со злом в больших масштабах, но сделать замечание отдельному человеку он был не в состоянии». В Душанбе Шварц написал пьесу «Дракон». Премьеру сыграли в 1944 году в Москве, куда Театр комедии приехал из эвакуации. Дело ограничилось одним спектаклем, так как бдительные чиновники, по словам Акимова, «увидели в пьесе то, чего в ней вовсе не было…» В следующий раз на сцене ленинградского Театра комедии «Дракон» был поставлен через 18 лет.

Кадр из фильма «Обыкновенное чудо» (1978)

Кадр из фильма «Марья-искусница» (1959)

Кадр из фильма «Тень» (1971)

В год окончания Великой Отечественной войны Шварц написал сценарий киносказки «Золушка», и через пару лет по нему был снят фильм с Яниной Жеймо в главной роли, с Фаиной Раневской в роли вздорной мачехи и Эрастом Гариным в роли короля. В 1948-м на советские экраны вышла картина «Первоклассница» по сценарию Евгения Шварца. Это были годы, когда Театр комедии осиротел — Акимов был отстранен от руководства. Но справедливость восторжествовала, режиссер вернулся, и первое, что он поставил на сцене родного театра, — спектакль по новой пьесе Евгения Шварца «Обыкновенное чудо». А сотрудничество драматурга с кинематографистами продолжалось. Для режиссера Григория Козинцева он написал сценарий по роману Сервантеса «Дон Кихот» — фильм вышел в 1957-м. Знаменитый режиссер-сказочник Александр Роу снял по сценарию Шварца картину «Марья-искусница». В 1963-м выходит фильм Надежды Кошеверовой «Каин XVIII», в 1966-м — «Снежная королева» режиссера Геннадия Казанского, обе картины сделаны по сценариям Шварца, но, увы, уже тогда, когда его не было на свете.

Евгения Шварца не стало в 1958 году. А его пьесы шли в театрах, сценарии превращались в фильмы… «Много пьес пишется специально для взрослых, и, даже если взрослые не заполняют зрительного зала, дети не очень рвутся на свободные места. — писал Николай Акимов. — А вот у пьес Евгения Шварца, в каком бы театре они ни ставились, такая же судьба, как у цветов, морского прибоя и других даров природы: их любят все, независимо от возраста». Со спектакля по пьесе Шварца «Голый король» началась слава молодого театра «Современник». Экранизации пьес Шварца «Обыкновенное чудо» и «Дракон» — важные этапы в творческой биографии режиссера Марка Захарова. В спектакле московского ТЮЗа «Два клена» по пьесе Шварца начинали Инна Чурикова и Лия Ахеджакова. Драматургия Шварца оказалась созвучна не только двадцатому веку, но и двадцать первому. В чем секрет? На этот вопрос ответил его соратник, режиссер Николай Акимов: «Я думаю, что секрет успеха сказок Шварца заключен в том, что, рассказывая о волшебниках, принцессах, говорящих котах, о юноше, превращенном в медведя, он выражает наши мысли о справедливости, наше представление о счастье. Наши взгляды на добро и зло».

Скорость клубочковой фильтрации расчетная, по формуле Шварца (креатинин) для детей (рСКФ по формуле Шварца, 2009; estimated Glomerular Filtration Rate, eGFR for children, Schwartz 2009, «bedside» Schwartz equation)

Метод определения

Креатинин, сыворотка – энзиматический (калибратор, прослеживаемый до метода IDMS).  

СКФ – расчетный. 

СКФ = К х (рост/креатинин сыворотки), где: 

К = 41,3, если рост в метрах, креатинин сыворотки в мг/дл; 

К = 36,5, если рост в см, креатинин сыворотки в мкмоль/л. 

Применяемая формула Шварца расчетной скорости клубочковой фильтрации у детей по креатинину сыворотки крови и росту валидирована для возраста 2-18 лет.

Исследуемый материал Сыворотка крови

Краткая характеристика рСКФ по формуле Шварца

Идеальными маркерами для измерения скорости клубочковой фильтрации (СКФ) служат вещества, которые выводятся из крови в мочу путем полной фильтрации при прохождении через почечные клубочки и не подвергаются реабсорбции или секреции в канальцах почек. Это могут быть экзогенные маркеры в редко применяемых на практике референсных методах оценки СКФ (нерадиоактивные – инулин, йогексол, а также некоторые меченые радионуклидами вещества) или эндогенные, постоянно образующиеся в самом организме – такие как креатинин, уровень продукции которого определяется общей мышечной массой, и цистатин С, уровень продукции которого определяется общим числом ядросодержащих клеток.  

Наибольшее применение в клинической практике получил метод измерения СКФ на основе клиренса эндогенного креатинина (проба Реберга). Однако оценка клиренса креатинина достаточно трудоемка и сложна для пациента, поскольку требует не только измерения уровня креатинина в крови, но и сбора суточной мочи для оценки экскреции, что бывает не всегда просто осуществить, особенно у детей младшего возраста. Кроме того, сбор мочи в течение 24 часов у пациентов с острым повреждением почек может быть неинформативен в связи с нерегулярным диурезом и трудностью полного сбора мочи. 

Поэтому были разработаны и одобрены к широкому практическому применению формулы расчетной СКФ (рСКФ) на основе только измерения в сыворотке крови уровня креатинина или цистатина С. Такие формулы выведены на основе клинических исследований, в которых проводили сопоставление концентрации этих маркеров в крови пациентов с патологией почек и результаты измерения СКФ референсными методами. Для взрослых 18-70 лет в настоящее время рекомендовано применение формул расчетной фильтрации CKD-EPIкреатинин, а также CKD-EPIцистатин, или комбинированной, которые учитывают пол пациента и уровень соответствующих маркеров в крови. Для детей эти формулы неприменимы, в педиатрической практике наибольшее распространение получила формула Шварца (Schwartz equation). 

Формула Шварца была разработана в середине 1970-х годов для оценки рСКФ у детей и подростков и остается, в корректированной форме, рекомендуемым скрининговым методом оценки функции почек в педиатрической практике. У детей мышечная масса увеличивается с ростом, что коррелирует с повышением уровня креатинина в плазме крови. В ходе исследований было продемонстрировано, что именно соотношение роста и креатинина сыворотки объясняет более 70% нормальной вариабельности СКФ у детей и подростков. Формула Шварца учитывает уровень креатинина в крови и рост ребенка. 

Последняя ревизия формулы Шварца проводилась с использованием данных проспективного когортного исследования хронической болезни почек у детей – CKiD (CKD in Children), по результатам которого в 2009 году были предложены уточненные формулы расчета фильтрации у детей, основанные на результатах исследования креатинина и цистатина С отдельно, а также комбинированная. Применение корректированной формулы Шварца (креатинин) 2009 года предполагает обязательное использование тест-систем определения креатинина с калибровкой, прослеживаемой до метода IDMS (Isotope Dilution Mass Spectrometry – масс-спектрометрии с изотопным разведением). Эту формулу называют также «прикроватной» формулой Шварца – «bedside» Schwartz equation (2009). 

С какой целью определяют рСКФ по формуле Шварца 

Скорость клубочковой фильтрации (СКФ) является лучшим показателем функции почек как у детей и подростков, так и у взрослых. Этот показатель имеет решающее значение в диагностике острой и хронической почечной недостаточности. 

Что может повлиять на результат теста «Скорость клубочковой фильтрации расчетная, по формуле Шварца (креатинин) для детей» и дополнительные варианты применения 

Расчетный метод оценки СКФ с использованием расчетных формул на основе уровня креатинина в сыворотке крови вполне адекватен для использования в качестве начального теста при понимании его ограничений. В соответствии с клиническими обстоятельствами могут быть использованы уточняющие исследования – в т. ч. с учетом уровня цистатина С или применением клиренсовых измерительных методов.

GISMETEO: Ученые выяснили, почему зубы мудрости прорезаются так поздно — Наука и космос

У человека уходит целых 18 лет, пока окончательно не вырастут последние коренные зубы, и они при этом, как правило, являются самыми «неудобными» из всех, а к тому же зачастую опасными для здоровья.

© shutterstock.com

Из всех приматов такое недоразумение свойственно лишь нам. Возможно, нас еще могли бы понять шимпанзе, у которых рост зубов останавливается в 12 лет. Чем же мы так прогневили эволюцию?

По словам ученых, биомеханические ограничения в жевательной системе у взрослых приматов существуют на протяжении всего периода черепно-лицевого роста. Это ограничение и регулирует, когда и где моляры могут безопасно выйти в функциональную окклюзию.

Другими словами, зубы мудрости не могут полноценно вырасти, пока окончательно не «вырастет» все наше лицо с челюстями.

По мнению одного из авторов исследования Гэри Шварца, человеческие челюсти развиваются медленно, скорее всего, из-за общей продолжительности жизни людей. «Механически безопасная» зона для расположения моляров зависит от размера челюстей и от механики жевательных мышц. Выяснилось, что коренные зубы, которые прорезываются слишком рано, оказываются в не готовой для этого зоне и жевательной системе. Попытка применить такие «преждевременные» зубы может привести к повреждению челюстного сустава.

Этот хрупкий баланс был обнаружен исследователями почти у двух десятков видов приматов, от маленьких лемуров до горилл. Команда создала трехмерные биомеханические модели развития черепа и жевательных мышц этих видов, которые затем объединила с информацией о темпах роста челюстей у каждого животного.

© shutterstock.com

Все это позволило сделать вывод: отсроченное появление моляров у H. sapiens есть результат чрезмерного уплощения лица в сочетании с замедлением и увеличенной продолжительностью рото-лицевого роста.

По словам ведущего автора изысканий Хальски Гловацка, одна из загадок биологического развития человека заключается в том, как возникла точная синхронность между появлением моляров и видовой историей. Исследование представляет собой новую мощную линзу, через которую можно увидеть давно известные взаимосвязи между развитием зубов, ростом черепа и профилями созревания.

Обыкновенное чудо Евгения Шварца. Малоизвестная история любви великого сказочника

Почти вся творческая жизнь Шварца прошла в Ленинграде. Но уже в последние годы жизни, вновь и вновь погружаясь в воспоминания своего детства и юности, анализируя чувства и поступки, заново переживая свою первую любовь, он назовет родиной своей души Майкоп.

«Родина моей души…»

Майкоп сегодня — столица Адыгеи, а в годы детства Евгения Шварца это был уездный город Кубанской области. Об этом городке Шварц вспоминал с нежностью.

«Но вот наконец совершается переезд в Майкоп, на родину моей души, в тот самый город, где я вырос таким, как есть. Все, что было потом, развивало или приглушало то, что во мне зародилось в эти майкопские годы», — написано в его дневнике.

Шварцы приехали в Майкоп весной 1902 года, когда Жене было чуть более пяти лет. Больница, куда поступил на службу Лев Борисович, сняла им домик на Георгиевской улице неподалеку от городского сада, реки Белой и рынка — главных достопримечательностей Майкопа.

Чем же примечателен был этот «глухой северокавказский городишко» с выбеленными стенами домов, «весь в зелени, с желтыми хлебами за городом до самого горизонта», теплой зимой тонущий в черноземной грязи?

В течение нескольких десятилетий на рубеже двух веков в Майкопе поселились лишенные права проживать в губернских городах представители революционно настроенной интеллигенции. Соловьевы, Соколовы, Истамановы — Шварцы гармонично влились в эту среду. Здесь будущий писатель обрел самых преданных своих друзей — Юрия Соколова, Евгения Фрея, познал первую любовь, переживания от которой отразились на его дальнейшей судьбе и творчестве. Это сильное чувство длилось более 15 лет.

На улицах Майкопа

© Валентин Кожевников/ТАСС

С Милочкой пятилетний Шварц познакомился вскоре после переезда семьи в Майкоп, встреча произошла на лужайке между городским садом и больницей.

«Недалеко от нас возле детской колясочки увидели мы худенькую даму в черном, с исплаканным лицом. В детской коляске сидела большая девочка, лет двух. А недалеко собирала цветы ее четырехлетняя сестра такой красоты, что я заметил это еще до того, как мама, грустно и задумчиво качая головой, сказала: «Подумать только, что за красавица».

«Вьющиеся волосы ее сияли, как нимб, глаза, большие, серо-голубые, глядели строго — вот какой увидел я впервые Милочку Крачковскую, сыгравшую столь непомерно огромную роль в моей жизни», — напишет Шварц в своем дневнике.

Слушая разговор старших, он узнал, что отец Милочки, учитель реального училища, умер, и мать Варвара Михайловна воспитывает одна четверых детей, причем у младшей дочери Гони — детский паралич.

«Послушав старших, я пошел с Милочкой, молчаливой, но доброжелательной, собирать цветы. Я тогда еще не умел влюбляться, но Милочка мне понравилась и запомнилась… Хватит ли у меня храбрости рассказать, как сильно я любил эту девочку, когда пришло время?» — спрашивает он самого себя.

Ему это удалось. Читая относящиеся к майкопскому периоду дневники, собранные в единое целое профессором Адыгейского госуниверситета Татьяной Степановой, не остается сомнений в искренности и глубине чувств юноши.

Шварц признается, что восхищавший и одновременно мучивший его образ он хранил в памяти всю жизнь. В детстве же он любовался ею с благоговением и робостью, боясь проронить слово. В 11 лет он встретился с Милочкой по дороге в реальное училище.

«Я нечаянно взглянул прямо в ее прекрасные, серо-голубые глаза. Мы встретились взглядами. Глаза Милочки, точно я поглядел на солнце, остались в моих глазах. <…> Причастие, разлившееся теплом по всем жилочкам, и этот мягкий, но сильный удар, глаза, отпечатавшиеся в моих, — вот чего я не переживал больше никогда в жизни».

В здании бывшего реального Алексеевского училища в Майкопе (ныне — гимназия №5) с 1905 по 1913 год учился будущий писатель

© Личный архив Марии Крыжановской, Оксана Гамзаева/ТАСС

«Пришло чудо — моя первая любовь»

Позже драматург напишет: «Произошло чудо, пришла моя первая любовь». Девочка, столь замкнутая и недоступная, стала обращаться к нему на «ты», ласково и просто, с едва заметным кокетством, и это тем больше кружило ему голову.

Он по-прежнему благоговел перед ней, долго не осмеливался назвать «Милочкой» — «так устрашающе ласково звучало это имя». Научился рассчитывать время, чтобы повстречать ее перед началом занятий. «Была она хорошей ученицей, первой в классе, никогда не опаздывала, перестал опаздывать и я», — вспоминает Шварц.

Теперь его настроение целиком зависело от того, насколько приветливо ему кивнут при встрече головой.

Шварц в дневниках констатирует, что отношения в его семье были очень сложными. Мать сильно изменилась после рождения брата Вали, всю свою любовь и заботу обратив на младшего сына — он был нездоров. А Женя, вспоминая себя 14-летним, пишет, что раздражал всех — учителей, родителей и особенно отца.

«У них решено уже было твердо, что из меня «ничего не выйдет». И мама в азарте выговоров, точнее, споров, потому что я всегда бессмысленно и безобразно огрызался на любое ее замечание, несколько раз говаривала: «Такие люди, как ты, вырастают неудачниками и кончают самоубийством». И я, с одной стороны, не сомневаясь, что из меня выйдет знаменитый писатель, глубоко верил и маминым словам о неудачнике и самоубийстве».

Близкий друг драматурга, Юрий Соколов, «по своей манере начиная и отдумывая, и снова набирая дыхание, сказал наконец по зрелом размышлении: «У вас нет семьи. Поэтому ты ищешь ее у нас или у Соловьевых». И Шварц действительно искал гармонии в гостях у друзей, проводя там большую часть времени. Там он встречал и Милочку, к которой по-прежнему относился как к божеству.

«Если бы Милочка была другой, если бы держалась она доступнее и понятнее, если бы она не была так прекрасна — был бы и я другим. И всю жизнь влюблялся бы иначе. И не пьянел бы так от любви, и весь мир не казался бы мне бесцветным, когда я трезвел. Это не точно. Последнее — не точно. А точно вот что: я без этой любви не привык бы считать праздник обыкновенным состоянием человека», — пишет Шварц.

Слева: Евгений Шварц с друзьями детства; в центре: Милочка Крачковская; справа: семья Шварцев в 1915 году

© Личный архив Марии Крыжановской

За шесть лет до своей смерти, 21 июня 1952 года, он вспоминает, что ровно сорок лет назад, 3 июня по старому стилю, собрался с духом и объяснился в любви. Но попытка робко поцеловать девочку обернулась неудачей — она отшатнулась и убежала, и история с несостоявшимся поцелуем надолго определила его дальнейшее поведение.

«Я был немыслимо почтителен к Милочке. Я не смел «назначать ей свидание», самая мысль об этом приводила меня в ужас. Поэтому я бегал по улицам, искал встречи. Я не смел сказать ей ласкового слова. Но любил ее все время. Всегда. Изо всех сил».

Страшная сила любви

Эти поиски, особенно когда он видел вдалеке ее отливающие золотом косы, он считал немыслимым счастьем, а через год наконец получил от нее ответ. Милочка призналась, что разделяла его нежные чувства.

«При каждой встрече я брал Милочку за руку. Ее чуть полная по-детски кисть, чуть надушенная духами, которые я узнаю и теперь, серо-голубые глаза, ореол светящихся надо лбом волос — вот что заслоняло от меня всю жизнь. И однажды я обнял Милочку за плечи… И много-много времени прошло, пока я осмелился поцеловать ее в губы. И то не поцеловать, а приложиться осторожно своими губами — к ее. И все. За все долгие годы моей любви я не осмелился ни на что большее», — говорит драматург.

О его любви знали все друзья, знакомые, учителя, не было это секретом и для матери Милочки Варвары Михайловны. Женю Шварца она «терпеть не могла — просто потому, что обожала дочь и каждого, кого считала возможным женихом, каждого, кто влюблялся в нее, начинала ненавидеть всеми силами своей измотанной, сердитой души».

Варвара Михайловна стремилась уничтожить его в глазах дочери: доказывала, что он неряха — брюки в грязи, волосы растрепаны, танцует плохо, а учится еще хуже. «Боюсь, что Милочке доставалось от матери сильнее и чаще, чем я думал. А она, Милочка, жалела ее и любила».

Отношения с Милочкой осложнялись дикой ревностью, которой он изводил ее, видя то впечатление, которое юная красавица производила на молодых людей. Поэтому в том, что их небо постепенно заволокло тучами, считал виноватым именно себя: ото дня в день он становился все придирчивее и требовательнее.

«И я ужаснулся, когда наконец довел Милочку до того, что она просто перестала разговаривать со мной. Довел своими придирками, обидами, сценами ревности». Со всей своей правдивостью девочка сказала, что больше, должно быть, не любит его.

Но это не было концом их отношений. Впереди было еще много таких счастливых и таких волнительных событий в жизни Жени Шварца. Анализируя в конце жизненного пути эти годы и пытаясь дать ответ, что мешало им наслаждаться первым чувством, он напишет: «Я был прямо и открыто влюблен, да и только. А Милочке хотелось, чтобы я главенствовал, был строг и требователен.  А я, дурак, молюсь на нее, выпрашиваю чуть-чуть любви, не смею даже спросить, в каком часу она пойдет в библиотеку. <…> Но от понимания до действия у меня было так далеко! Я был связан по рукам и ногам страшной силой своей любви. Или своей слабостью?»

Евгений Шварц

© Личный архив Марии Крыжановской

Затем будет окончание реального училища и переезд в Петроград, где Евгений Шварц учился на юридическом факультете. Начало войны и желание сбежать от перипетий сложных любовных отношений на фронт.

На вопрос, почему же не сбылись его детские мечты навсегда связать свою судьбу с Милочкой, зрелый Шварц в своих дневниках не дает прямого ответа. Эта тема была очень болезненна для него. Но причиной разрыва их отношений, конечно же, не был влюбленный в девушку юнкер Третьяков, как писали о драматурге.

«Место, которое занимала она в душе, осталось…»

Со временем, когда ослепление от детской влюбленности сошло, он стал отчетливо замечать и другие моменты, и Милочкины недостатки. «Она была не вполне нашей, не понимала того, что легко схватывали я, Юрка, из Соловьевых — Варя. Юрка рассказал мне, как в музее Милочка, глядя на какую-то картину, прошептала: «Хорошенькая головка!» <…> То, что она говорит, не слишком умно. Слушай! Она не понимает того, что понимаем мы».

С удивлением он заметил, что любит «Милочку для себя. Мне легче было бы пережить ее смерть, чем измену. Я никогда не жалел ее. Я любил ее свирепо, бесчеловечно — но как любил! То, что в других меня разочаровало бы, вызывало только боль, когда я замечал это в Милочке. Я не жалел ее, странно было бы жалеть бога», — говорит он.

В минуты страданий и метаний в Петрограде он случайно прочитает дневниковые записи Милочки, где она пишет о зарождающемся чувстве к Третьякову. Юнкер исчез, не захотев мешать. Но поворотный момент в любви Шварца, не простившего даже такой измены, уже наступил.

Не прощает он ей и еще одного. В конце 1914 года он получил от Милочки написанную в «спокойном и суховатом» тоне открытку, где среди прочего она написала: «Ты, вероятно, знаешь, что Наташа Соловьева умерла от брюшного тифа. Похоронили ее на Смоленском кладбище». Это было первое в его жизни сообщение о смерти близкого человека, в которое как он сам, так и все его окружение поверило. «Мне и в голову не пришло проверять, так ли это. Да если я и теперь не понимаю, что могло заставить Милочку пошутить так страшно…»

В последнюю его поездку в Майкоп, совершенную перед Рождеством, Евгений Шварц получил последний удар. Варвара Михайловна написала ему письмо, начинавшееся словами: «Когда Вы, наконец, оставите мою дочь в покое?»

Содержащее угрозы и оскорбления, оно заканчивалось фразой: «Подписываться считаю для себя унизительным». «Это было до такой степени незаслуженно, так не соответствовало самому существу моей любви и так страшно! Да, любовь моя умерла, но меня обожгло это поруганье над умершей. Я до сих пор не встречался с открытой ненавистью, да еще при этом взрослого человека…»

Дом в Майкопе, где прошли детство и юность Евгения Шварца

© Оксана Гамзаева/ТАСС

Затем будут письма от Милочки и ее признания в любви, но в его сердце осталась лишь пустота. «С уходом любви словно пружину вынули из души. И я стал через недолгое время ничем. Трудно теперь подвести итоги, «с расходом свесть приход». До сих пор вижу я Милочку во сне, все на майкопских улицах. С неделю назад видел ее с гладко зачесанными волосами, и она просила, чтобы я не гладил ее по голове — она бережет новую прическу. Я не понимал — теперь я с ней встретился или в те дни. Позавчера же увидел ее постаревшей, но не очень. Но по улыбке ее — она не разжимала губ — догадался, что выпал у нее передний зуб. Любовь ушла, но место, которое занимала она в душе, осталось…»

«Любите, любите друг друга, да и всех нас заодно»

Последние строки о Милочке Евгений Шварц напишет, когда уже будет счастливо женат на Екатерине Обух. С доброй, ласковой и мудрой своей Катей он стал мастером, создал все свои шедевры: «Красную шапочку», «Снежную королеву», «Дракона», «Голого короля» и прежде всего — «Обыкновенное чудо», которое даже критики назовут гимном всех влюбленных.

Когда Шварц начал работать над этой пьесой, они с Екатериной Ивановной вместе прожили уже 15 лет. «Ее шаги… Пятнадцать лет я женат, а влюблен до сих пор в жену свою, как мальчик», — говорит Волшебник в «Обыкновенном чуде». Пьеса, которую он писал десять лет, только в те часы, «когда чувствовал себя человеком», стала его признанием в любви жене.

«Я всю жизнь плыл по течению, меня тащило от худого к хорошему, от несчастья к счастью. Я уже думал, что ничего интересного мне на этом свете не увидать. И вот я встретился с тобой. Это очень хорошо. Что будет дальше, не знаю и знать не хочу. До самой смерти мне будет тепло, когда я вспомню, что ты мне говоришь <…>». В Катерине Ивановне с первых минут знакомства он почувствовал родственного душой человека, которого узнают по шагам и мысли которого читают по глазам.

Последние годы Евгения Шварца прошли на утопавшей в цветах даче в Комарово. Перед смертью он, успешный драматург, в пьесах которого непременно был счастливый финал, все чаще задавался мыслью — а сделал ли кого-то счастливым? Он умер на руках у жены в 1958 году от очередного инфаркта.

Композиция «Золушкина туфелька», установленная в центральном парке культуры и отдыха Майкопа, стала первым посвященным Евгению Шварцу арт-объектом в городе

© Оксана Гамзаева/ТАСС

Екатерина Ивановна, несмотря на начавшуюся антирелигиозную кампанию, поставила на его могиле крест из белого мрамора, издала том его пьес, включавший запрещенного «Дракона», привела в порядок архив. Спустя пять лет после смерти Евгения Львовича она приняла смертельную дозу снотворного. Жена драматурга похоронена рядом с мужем на Богословском кладбище Санкт-Петербурга.

Любовь в пьесе «Обыкновенное чудо» побеждает заклятие. Но чтобы чудо свершилось, любить должны оба, убежден сказочник. Важны доброта, искренность, самопожертвование, человечность.

«Любите, любите друг друга, да и всех нас заодно, не остывайте, не отступайте — и вы будете так счастливы, что это просто чудо!» «Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец. Слава безумцам, которые живут себе, как будто бы они бессмертны».

Оксана Гамзаева

Использованная литература: Евгений Шварц. «Из дневников», Татьяна Степанова. «Родина моей души» — «Майкопская юность писателя. Из дневников разных лет». Редакция сайта tass.ru благодарит за помощь, оказанную при написании текста, заведующую научно-методическим отделом научной библиотеки Майкопского государственного технологического университета Ирину Константинову и внучку Евгения Шварца Марию Крыжановскую.

Звуки нашего кино – Газета Коммерсантъ № 1 (4301) от 11.01.2010

Некролог

В возрасте 86 лет скончался Исаак Иосифович Шварц, один из самых успешных композиторов отечественного кино. Лауреат Государственной премии, народный артист России и многократный лауреат премии «Ника» — титулов к концу жизни у него набралось немало, но вряд ли они могут что-то прибавить к известности автора музыки для таких фильмов, как «Звезда пленительного счастья» и «Белое солнце пустыни».

Исаак Шварц родился 13 мая 1923 года в городе Ромны. Когда ему было семь лет, семья переехала в Ленинград, где будущий композитор начал учиться игре на фортепиано и уже через несколько лет выступил (правда, в числе других молодых дарований) на сцене Большого зала филармонии. Удачно начавшуюся учебу прервал 37-й год: Шварца-старшего за антисоветские разговоры отправили в лагеря, откуда тот не вернулся, а жену с детьми сослали в город Фрунзе, нынешний Бишкек. В ссылке молодой Исаак Шварц давал уроки музыки, работал концертмейстером в местном театре, одно время даже руководил хором и оркестром ансамбля песни и пляски Фрунзенского военного округа, а также сам занимался фортепиано и композицией, благо среди ссыльной интеллигенции были и представители столичного музыкального мира. Так, именно в Киргизии Шварц познакомился с сестрой Дмитрия Шостаковича Марией, которая впоследствии, вернувшись из ссылки, обратила на начинающего композитора внимание своего брата.

С благословения Шостаковича Шварц в 1945 году поступил в Ленинградскую консерваторию, где изучал композицию в классе известного педагога Бориса Арапова. Попробовав во время учебы и в первые последующие годы силы в разных жанрах — от камерной вокальной и инструментальной музыки до кантаты для солиста, хора и оркестра,— композитор закончил к 1954 году свою Симфонию фа-минор. Хорошо принятое произведение обозначило серьезный поворот в карьере Шварца: с этих пор, не порывая с академическими жанрами, он все больше будет писать не для концертной аудитории, а для театра и особенно для тон-студий.

В драматическом театре композитор дебютировал в конце пятидесятых, написав музыку к товстоноговским постановкам «Идиота» и «Горя от ума» в БДТ. В шестидесятые он написал музыку к балетам «Накануне» (поставленной в МАЛЕГОТе балетной версии романа Тургенева) и «Страна чудес». Последний спектакль шел в Кировском театре недолго, зато стал началом сотрудничества Исаака Шварца со знаменитым хореографом Леонидом Якобсоном. Позже Шварц создал музыку к нескольким номерам якобсоновских «Хореографических миниатюр».

Но в это же время он уже вовсю работал для кинематографа. Первый фильм с его музыкой, «Наш корреспондент», появился еще в 1958 году, а последним стал сериал «Дом на набережной», вышедший в 2007-м. За эти полвека перечень шварцевских киноработ, среди которых саундтреки к фильмам «Дикая собака динго», «Женя, Женечка и «катюша»», «Белое солнце пустыни», «Станционный смотритель», «Соломенная шляпка», «Дерсу Узала», «Звезда пленительного счастья», перевалил за сотню. В этом перечне имя композитора стоит рядом с именами виднейших отечественных режиссеров, от Ивана Пырьева до Владимира Бортко и Павла Лунгина, да и не только отечественных, если вспомнить «Дерсу Узала» Акиры Куросавы, лично выбравшего в качестве композитора именно Шварца. Рядом с именем Шварца сложно не назвать и имени Булата Окуджавы: они работали вместе с конца 1960-х, создав больше тридцати песен — многие оказались хрестоматийными советскими киношлягерами.

В последние годы Исаак Шварц жил в собственном доме под Петербургом, в поселке Сиверский неподалеку от Гатчины. Его похоронили на Литераторских мостках Волкова кладбища.

Сергей Ходнев

Руководство по посттравматическому росту | Доктор Ариэль Шварц

Практические инструменты разума и тела для лечения травм, повышения устойчивости и пробуждения вашего потенциала

На страницах «Руководства по посттравматическому росту» вы пройдёте по 60 практикам, освещающим путь к восстановлению после травмы с помощью эффективных, основанных на исследованиях стратегий, способствующих устойчивости и ускоряющих посттравматический рост. Вначале вы найдете практики, которые побуждают вас создавать ресурсы, которые помогут вам чувствовать себя заземленным, безопасным и спокойным.Как только вы почувствуете себя готовым, вы можете приступить к изучению практик, направленных на освобождение от болезненного воздействия потерь или травмирующих событий. Вы также найдете практики, которые помогут вам выйти за пределы боли вашего прошлого, помогая вам открыть смысл и цель вашей жизни. Вы становитесь алхимиком, способным превратить свинец тяжелых жизненных переживаний в золото самосознания.

Через призму стойкости и посттравматического роста я предлагаю вам увидеть себя героем или героиней вашего собственного жизненного пути.

Устойчивость определяется как способность гибко адаптироваться к сложным, неблагоприятным или травмирующим жизненным событиям. Эта способность «приходить в себя» после травмирующих событий тесно связана с возможностью проработать трудный жизненный опыт. Устойчивость — это не та черта, которая у вас либо есть, либо ее нет; это набор стратегий, которым можно научиться и которые можно применять на практике.

Устойчивость — это и процесс, и результат, который включает в себя практики, помогающие вам развить чувство силы и уверенности в себе.Глубокая внутренняя работа по исцелению от травмы в конечном итоге позволяет вам вернуться в мир со своими дарами — вашим уникальным вкладом в мир. Вы можете почувствовать стремление или стремление реализовать свой потенциал, выражая больше своего сердца, делясь полученными знаниями и раскрывая свои дары миру.

«Эта книга поможет вам исследовать взаимосвязь между вашей личной трансформацией и вашими отношениями в семье, обществе и на планете.Это позволяет вашему росту и мудрости служить благополучию других».

-Доктор. Ариэль Шварц

Устойчивость как процесс

Устойчивость как процесс включает в себя ежедневное поведение, которое поддерживает ваше благополучие. Например, вы можете пойти на терапию, научиться медитировать, вести дневник, совершать ежедневные прогулки на природе или развивать творческую практику. У вас есть возможность осознать, что чувство и выражение болезненных эмоций — это часть пути самопознания.

Быть стойким не означает, что вы не столкнетесь с трудностями. Скорее, это означает, что вы можете развивать навыки, необходимые для эффективного реагирования на сложные ситуации. Вы учитесь разбивать ошеломляющие переживания на более мелкие, более доступные фрагменты, что позволяет постепенно обрабатывать болезненные события. Вы учитесь обращать внимание на трудные жизненные события своего прошлого, не позволяя истории определять вас. Таким образом, вы расширяете свое поле зрения, чтобы сосредоточиться на возможностях, а не только на проблемах.

Посттравматический рост

В результате устойчивость включает в себя ощущение себя способным справляться с жизненными проблемами и решениями, которые вы сделали, которые определяют исход вашей жизни. Вы можете посмотреть на свои самые трудные события и сказать: «Это случилось со мной — и теперь все кончено».

Обращение к боли закаляет характер. У вас есть возможность осознать, что вы сильнее, чем считали раньше; что способствует посттравматическому росту.Когда вы почувствуете себя сильнее, вы с большей вероятностью увидите, что способны принести миру свои дары и вклад. В свою очередь, вы с большей вероятностью примете себя таким, какой вы есть, начнете лучше ценить жизнь, разовьете новые интересы или увлечения и откроете для себя новую духовную основу для своей жизни.

Посттравматический рост — это напоминание о том, что как феникс восстает из пепла, так и вы можете воскреснуть снова.

Реалистичный оптимизм

Стойкость — это не то же самое, что оптимизм.На самом деле, чрезмерная сосредоточенность на позитиве и счастье имеет свои недостатки. Иногда попытка сохранять позитивный настрой приводит к подавлению ваших подлинных чувств и заставляет вас стыдиться тех самых симптомов, которые требуют сострадательной заботы и внимания.

Скорее, устойчивость основывается на реалистичном оптимизме; который включает в себя сохранение позитивного взгляда на жизнь, одновременно признавая проблемы, которые будут возникать на этом пути. Избыток реализма может привести к скептицизму или негативу, которые могут раздавить ваши мечты и помешать вам двигаться вперед.Точно так же чрезмерный оптимизм может привести к фантазиям или идеализму, из-за чего вы закрываете глаза на реальные препятствия, существующие в вашей жизни.

Напротив, реалистичный оптимизм позволяет вам мечтать, а также ставить достижимые цели о том, как их достичь. Отсюда вы лучше сможете распознать любые потенциальные барьеры, которые могут помешать, не становясь обездвиженными. Обнадеживающая перспектива бесценна при восстановлении после травмы, а реалистичный оптимизм поможет вам предпринять необходимые шаги, чтобы идти по пути исцеления.

Повысьте свою устойчивость

Устойчивость Ариэль Шварц

Вы можете повысить устойчивость, сосредоточив свое внимание на том, что поддерживает ваше физическое, умственное, эмоциональное, социальное и духовное благополучие. Вы можете повысить физическую устойчивость, выполняя достаточно упражнений, придерживаясь здоровой диеты и обращая внимание на влияние травмирующих жизненных событий на ваше тело. Вы можете повысить психологическую устойчивость, приняв образ мышления, который признает вашу способность расти, даже несмотря на трудности.Вы можете повысить эмоциональную устойчивость, прорабатывая травмирующие события в терапии и ведя личный дневник. Вы можете повысить социальную устойчивость, оставаясь на связи с другими людьми, а не изолируясь. Вы можете развить духовную устойчивость, обращая внимание на более глубокое чувство личного смысла и цели.

Самое главное, вы можете поддерживать свою устойчивость верой в то, что ваш выбор и поведение влияют на исход вашей жизни. Это дает вам уверенность в том, что вы отвечаете за активное создание возможностей, которые позволяют вам преодолевать барьеры в своей жизни.

Подарки

Глубокая внутренняя работа по исцелению от травм в конечном итоге позволяет вам вернуться в мир со своими дарами. Посттравматический рост дает возможность переключить ваше внимание с себя на изучение того, как вы можете отплатить другим и миру. Мы становимся более человечными, когда сосредотачиваемся на любви к другому человеку или на служении делу, которое важнее нас самих.

Несмотря на этот опыт, вы можете ощутить себя в потоке жизни.Поток можно рассматривать как непринужденное взаимодействие с окружающей средой, в котором осознанность и действия полностью интегрированы. Поток позволяет вам потерять ощущение себя и времени. Это чувство правоты и полного пробуждения. Вы можете представить себя подобно воде, которая течет вниз по склону, следуя по пути наименьшего сопротивления. В этом состоянии вас не сдерживает самосознание или самокритика. Скорее, ваша жизнь обогащается смыслом.

Этот опыт потока доступен всем нам; независимо от проблем, с которыми мы столкнулись в прошлом, или обстоятельств в настоящем.Поток можно найти в любой деятельности, в которой у нас есть потенциал для достижения контроля и мастерства над разумом, включая мытье посуды, складывание белья, занятия спортом или создание произведений искусства, поэзии и музыки. Однако поток оптимизируется, когда мы преодолеваем препятствия, высказываемся за то, во что верим, или находим в себе ранее неизведанную смелость, чтобы подняться, несмотря ни на что.

Собственная история

Один из самых мощных компонентов трансформационного пути к посттравматическому росту заключается в том, что он позволяет вам взять на себя личную ответственность за повествование, которое определяет вас и вашу жизнь. Сознательно прислушиваясь к голосу или рассказчику вашей личной истории, вы можете узнать, является ли ваша история историей надежды и оптимизма или же это пессимистическая история, полная разочарования и смирения. Вам предстоит написать сценарий. Вам разрешено пересматривать свою историю до тех пор, пока вы не придете к удовлетворительному заключению, которое поддерживает ваш рост после травмы. Это не означает, что вы можете изменить то, что произошло в вашем прошлом. Тем не менее, вы можете работать с болью своего прошлого, пока не найдете решение здесь и сейчас.

Приглашение

Путь исцеления нелинейный. Вы можете пойти по окольному пути, прокладывая новые тропы, пока вы петляете по ориентирам, пока они не станут знакомыми. В то время как вы можете сначала попытаться найти конец, вы можете обнаружить, что путь исцеления обширен и безграничен. Тем не менее, вы должны начать там, где вы есть. Ибо каждый шаг в этом путешествии достигается сосредоточением внимания на настоящем моменте, осознанием своих ощущений, вниманием к своему внутреннему опыту и не забыванием дышать. Имея это в виду, мы начинаем. Вы получили приглашение. Готовы отправиться в путешествие своего героя?

Прочесть книгу

В этом блоге вы можете ознакомиться с «Руководством по посттравматическому развитию: практические инструменты разума и тела для исцеления травмы, повышения устойчивости и пробуждения вашего потенциала». На страницах этой книги вы найдете приглашение увидеть себя героем или героиней своего жизненного пути. Путешествие героя включает в себя путешествие во тьму в поисках целостности.Этот интерактивный формат требует ведения дневника и саморефлексии с помощью практик, которые помогут вам преодолеть боль вашего прошлого и помогут вам обрести смысл и цель в вашей жизни. Успешная навигация по пути героя дает возможность обнаружить, что вы более могущественны, чем считали ранее. Нажмите здесь, чтобы заказать книгу на Amazon. (Как сотрудник Amazon я зарабатываю на соответствующих покупках)

Восстановление после сложного посттравматического стресса?

В  The Complex PTSD Workbook вы узнаете все о C-PTSD и получите ценную информацию о типах симптомов, связанных с неразрешенной детской травмой, а также примените подход, основанный на силе, для интеграции позитивных убеждений и поведения. Это отличное дополнение к Руководству по посттравматическому росту. Нажмите здесь, чтобы заказать на Amazon.
(как партнер Amazon я зарабатываю на соответствующих покупках)

Хотите узнать больше об исцелении от посттравматического стресса?

Подключиться к этому сообщению?  Книга по EMDR-терапии и соматической психологии, Нажмите здесь, чтобы заказать эту книгу на Amazon! Увеличьте свой набор инструментов для исцеления. Интегративный и эффективный подход к исцелению от травмы. (Как сотрудник Amazon я зарабатываю на соответствующих покупках)

О компании Dr.Ариэль Шварц

Доктор Ариэль Шварц — лицензированный клинический психолог, жена и мать из Боулдера, штат Колорадо. Она проводит тренингов для терапевтов , занимается частной практикой и увлекается йогой, а также писательством. Она является разработчиком терапии, ориентированной на устойчивость, которая применяет исследования восстановления после травм для формирования модели лечения травм, основанной на силе, которая включает десенсибилизацию и переработку движениями глаз (EMDR), соматическую (телесно-центрированную) психологию и проверенную временем реляционную психотерапию. Поставьте лайк доктору Ариэль Шварц на Facebook, , подпишитесь на нее в Linkedin и подпишитесь на обновления по электронной почте, чтобы быть в курсе всех ее публикаций. Доктор Шварц является автором трех книг:

.

Создайте культуру роста, а не одержимость производительностью

Многие руководители высшего звена сосредоточены на том, как создать культуру более высокой производительности. Ирония, как мы обнаружили, заключается в том, что построение культуры, ориентированной на производительность , может быть не самым лучшим, самым здоровым или устойчивым способом достижения результатов.Вместо этого может быть более эффективным сосредоточиться на создании культуры роста. Для создания культуры роста требуется сочетание индивидуальных и организационных компонентов: безопасная среда, упор на постоянное обучение, ограниченные по времени эксперименты и постоянная обратная связь.

Вот дилемма: в конкурентной, сложной и нестабильной бизнес-среде компаниям нужно больше от своих сотрудников, чем когда-либо. Но те же самые силы, раскачивающие бизнес, также подавляют сотрудников, усиливая их страх и ставя под угрозу их возможности.

Неудивительно, что так много руководителей высшего звена сосредоточены на том, как создать культуру более высокой производительности. Ирония, как мы обнаружили, заключается в том, что построение культуры, ориентированной на производительность , может быть не самым лучшим, самым здоровым или самым устойчивым способом достижения результатов. Вместо этого может быть более эффективным сосредоточиться на создании культуры роста.

Культура — это просто набор убеждений, на которых люди строят свое поведение. Обучающиеся организации — термин Питера Сенге — классически сосредотачиваются на интеллектуально ориентированных вопросах, таких как знания и опыт.Это очень важно, но настоящая культура роста также фокусируется на более глубоких проблемах, связанных с тем, как люди себя чувствуют и как в результате они себя ведут. В культуре роста люди развивают свою способность видеть сквозь слепые пятна; признавать неуверенность и недостатки, а не бессознательно проигрывать их; и тратят меньше энергии на защиту своей личной ценности, чтобы у них было больше энергии для создания внешней ценности. То, что люди чувствуют — и заставляют чувствовать других людей, — становится столь же важным, как и то, как много они знают.

Наш подход обязан новаторской работе Роберта Кегана и Лизы Лахи по созданию «намеренно развивающих культур». Мы обнаружили, что создание культуры роста требует сочетания индивидуальных и организационных компонентов:

  1. Среда, в которой чувствуется безопасная , подпитываемая в первую очередь лидерами высшего уровня, желающими подавать пример уязвимости и брать на себя личную ответственность за свои недостатки и ошибки.
  2. Акцент на непрерывном обучении через исследование, любопытство и прозрачность, вместо суждения, уверенности и самозащиты.
  3. Ограниченные по времени, управляемые эксперименты с новым поведением, чтобы проверить наше бессознательное предположение, что изменение статус-кво опасно и может иметь негативные последствия.
  4. Непрерывная обратная связь — вверх, вниз и по всей организации — основанная на общем стремлении помогать друг другу расти и становиться лучше.

Напротив, культура, основанная на производительности, часто усугубляет страхи людей, создавая игру с нулевой суммой, в которой люди либо преуспевают, либо терпят неудачу, а «победители» быстро отсеиваются от «проигравших».Результаты также имеют значение в культурах роста, но в дополнение к вознаграждению за успех они также рассматривают неудачи и недостатки как важные возможности для обучения и совершенствования, индивидуального и коллективного.

Эти слова легко произнести, но их гораздо сложнее применить на практике. Инстинктивно каждый из нас склонен скрывать, рационализировать, преуменьшать, скрывать и отрицать свои слабости и ошибки, потому что они заставляют нас чувствовать себя уязвимыми, подверженными риску и недостойными. Эти страхи сужают и ограничивают нашу перспективу, а не расширяют ее — в то время, когда сложность проблем, с которыми мы сталкиваемся, часто превышает сложность мышления, необходимого для их решения.

Мы начали формировать культуру роста в моей собственной компании после бурного периода, в течение которого мы привлекли несколько новых лидеров с разными наборами навыков, чтобы переосмыслить то, что мы давали клиентам, и то, как мы вели наш бизнес. До этого мы всегда были культурой избегания конфликтов, предпочитая видеть себя счастливой семьей до тех пор, пока наш бизнес процветал. Обида была скрыта под поверхностью, но ее стало труднее сдерживать, когда мы боролись с этим периодом перемен и неопределенности.Напряженность между нашими старыми и новыми сотрудниками, а также нашими старыми и новыми способами ведения бизнеса росла. Меня как генерального директора считали недостаточно уважительным по отношению к тому, кем мы были, и какие ценности необходимо сохранить.

Когда наша новая команда была сформирована и у меня появилось больше ясности в отношении дальнейших действий, моим первым побуждением было выявить оставшееся напряжение в организации, а затем работать над тем, чтобы быть более прозрачными друг с другом. Но на самом деле мы не создали достаточной безопасности, чтобы сделать это возможным.Вместо этого мы начали нашу работу с нашей небольшой командой старших руководителей, предложив всем сотрудникам анонимно поделиться своим относительным уровнем доверия к каждому из нас в таких областях, как наша честность, намерения, подлинность, навыки, добросовестность, стандарты и результаты.

Отзывы, которые мы получили, были грубыми и жесткими. Когда мы сели вместе, чтобы обсудить это, мы договорились рассматривать обратную связь через призму личной ответственности, а не защищаться. Одна из моих коллег мужественно вмешалась, признавая свою склонность к контролированию и временами резкости, и размышляя о том, что в ее прошлом повлияло на такое самозащитное поведение.Она не оправдывалась, и ее уязвимость задавала тон всем нам. Затем мы поделились самыми жесткими отзывами, которые каждый из нас получил, что показалось нам наиболее важным в этом, и откуда, по нашему мнению, это исходило, и как выглядело бы другое поведение. Это была напряженная и требовательная работа, но мы все остались с чувством поддержки.

Неделю спустя мы поделились конкретными экспериментами, которые мы разработали, чтобы опробовать новые способы поведения в ответ на основную проблему, которую определил каждый из нас. Мы также договорились встречаться раз в неделю, чтобы делиться успехами и неудачами, а также обмениваться отзывами. Восемь недель спустя, на выезде, мы поделились с остальными сотрудниками компании тем, что услышали от них, что нас больше всего затронуло и что мы с этим делаем. Мы начали путь построения собственной культуры роста.

Возможно, самый фундаментальный урок, который мы усвоили, в том числе в нашей последующей работе с клиентами, заключается в том, что для стимулирования роста требуется тонкий баланс между вызовом и заботой. Подумайте о маленьком ребенке, начинающем рисковать в мире. Младенец отползает от матери, чтобы исследовать окружающую среду, но часто оглядывается и периодически возвращается, чтобы чувствовать себя успокоенным и утешенным.Мы не такие разные, как взрослые. Слишком много вызовов, слишком постоянно — без достаточной уверенности — в конечном итоге подавляют нас и ломают нас. Слишком мало проблем — слишком много времени, проведенного в нашей зоне комфорта — препятствует нашему росту и в конечном итоге делает нас слабее.

Культура производительности спрашивает: «Сколько энергии мы можем мобилизовать?» и ответ — только конечное количество. Культура роста спрашивает: «Сколько энергии мы можем высвободить?» и ответ бесконечен.

Бернард Л.Лекция Шварца по экономическому росту и внешней политике

Латинская Америка

Академический вебинар: Демократия в Латинской Америке

Патрик Деннис Дадди, директор Центра исследований Латинской Америки и Карибского бассейна и старший приглашенный научный сотрудник Университета Дьюка, ведет беседу о демократии в Латинской Америке. Эта встреча является частью проекта   Диамонштайн-Шпильфогель о будущем демократии . ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью в CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики.Мы рады, что Патрик Деннис Дадди сегодня с нами, чтобы поговорить о демократии в Латинской Америке. Посол Патрик Дадди является директором Центра исследований Латинской Америки и Карибского бассейна Университета Дьюка и преподает в Школе бизнеса Фукуа при Университете Дьюка и Школе государственной политики Сэнфорда. С 2007 по 2010 год он был послом США в Венесуэле при администрациях Буша и Обамы. До своего назначения в Венесуэлу посол Дадди был заместителем помощника госсекретаря по делам Западного полушария, а также работал в посольствах в Бразилии, Чили, Боливии, Парагвае, Доминиканской Республике, Коста-Рике и Панаме. тесно с Гаити.Так что я рад, что он сегодня с нами. Он прослужил почти три десятилетия на дипломатической службе. Он преподавал в Национальном военном колледже, читал лекции в Институте дипломатической службы Государственного департамента и является членом CFR. Итак, посол Дадди, вы привнесли в этот разговор весь свой опыт, чтобы обсудить этот очень маленький вопрос о состоянии демократии в Латинской Америке и о том, какой должна быть политика США. Это широкая тема, но я собираюсь передать ее вам, чтобы дать нам свое понимание и анализ.ДАДДИ: Что ж, добрый день или утро всем, кто подключился, и, Ирина, спасибо вам и другим людям в Совете за предоставленную мне возможность. Я думал, что начну с краткого вступления, частично основанного на моем собственном опыте в этом регионе, а затем оставлю как можно больше времени для вопросов. Для начала давайте вспомним, что президент Байден провел саммит по вопросам демократии в начале декабря, и, открывая этот саммит, он подчеркнул, что для нынешней американской администрации, в частности, защита демократии, по-моему, он сказал, является определяющей задачей. идет вперед.Теперь я, безусловно, присоединяюсь к этому утверждению, и я также хотел бы начать с напоминания людям, как далеко продвинулся регион за последние десятилетия. Я прилетел в Чили во время режима Пиночета, чтобы присоединиться к посольству в самом начале 1980-х годов, и я помню, что рейс Braniff Airlines, который доставил меня в Сантьяго, по сути, останавливался в каждом бурге и дорфе с аэропортом из Майами в Сантьяго. Раньше его называли молочным бегом. И практически в каждой стране, в которую мы приземлились, существовала военная диктатура, и права человека соблюдались скорее на словах, чем на самом деле.С тех пор все действительно существенно изменилось, и на протяжении большей части 80-х годов мы наблюдали довольно постоянное движение в направлении демократии, а несколько позже, в 80-х годах, во многих частях Латинской Америки также охват рыночно-ориентированной экономическая политика. Некоторое отставание было даже в начале нового тысячелетия. Но, тем не менее, тысячелетие открылось 11 сентября 2001 года подписанием в Лиме, ​​Перу, Межамериканской демократической хартии. Госсекретарь Пауэлл фактически находился в Лиме для подписания этого соглашения, которое было одобрено всеми странами региона, кроме Кубы.Это был большой шаг вперед для региона, который был синонимом сильной политики, военного правительства и репрессий. С тех пор отставание было значительным, и действительно, всего год или два назад, во время пандемии, Институт демократии и управления выборами или Избирательная администрация — кажется, он называется IDEA — отметил, что в большей части региона общественность проигрывала. вера в демократию как предпочтительную форму правления. Я бы сказал, более определенно, что реальное значение в последние годы имело ухудшение демократии в ряде стран и неспособность остального полушария что-либо с этим поделать, несмотря на тот факт, что полушарие в целом указали, что полное участие в межамериканской системе требует демократического управления и уважения прав человека.Венесуэла сейчас довольно непримиримо авторитарное правительство. То же самое и с Никарагуа, и в ряде других стран региона также наблюдается реальный спад. Я думаю, что было бы уместно спросить, учитывая прогресс, достигнутый, скажем, с начала 80-х по 2000 год, чем это объясняется, и я бы сказал, что есть ряд ключевых факторов. По большому счету, замечу, факторы внутренние. Иными словами, они проистекают из обстоятельств внутри региона и не обязательно являются следствием внешней подрывной деятельности.Бедность, неравенство, в некоторых случаях клановый капитализм, преступность, незаконный оборот наркотиков — эти вещи продолжают терзать целый ряд стран региона. Повсеместная коррупция — это то, с чем боролись отдельные страны, и в целом не удалось значительно сократить ее. По сути, управляемость как общее понятие, вероятно, объясняет или является тем заголовком, под которым мы должны исследовать, почему некоторые люди утратили веру в демократию. Вы знаете, в последнее время у нас было несколько очень интересных выборов.Давайте на время отложим в сторону тот факт, что, особенно с 2013 года, Венесуэла резко ухудшилась практически во всех отношениях — политическом, экономическом — с точки зрения показателей качества жизни и так далее, как и Никарагуа, и посмотрите, например, в Перу. В Перу были проведены свободные и честные — недавно состоялись свободные и справедливые выборы, которые привели к существенным изменениям в правительстве, поскольку новый президент, учитель, является фигурой левого толка. Теперь, я не думаю, что мы, коллективно или полушарие, в этом, конечно, нет проблем.Но что объясняет тот факт, что в такой стране, как Перу, наблюдались дикие колебания между цифрами левых и правых, и в последнее время, несмотря на десятилетие в основном устойчивого значительного макроэкономического роста, почему они приняли фигуру, которая так — в хотя бы в своей кампании так глубоко бросил вызов существующей системе? Я бы сказал, что это потому, что макроэкономический рост не сопровождался микроэкономическими изменениями — в основном бедные оставались бедными, а разрыв между богатыми и бедными в основном не уменьшался.Возможно, то же самое недавно произошло в Чили, стране, которая на протяжении десятилетий была мерилом, по которому часто оценивали качество демократии во всем остальном полушарии. Новый президент или президент — я думаю, он только что вступил в должность — избранный президент Чили — это молодой политический активист левого толка, который в прошлом выражал энтузиазм по поводу таких фигур, как Уго Чавес или даже Фидель Кастро, а теперь , как избранный президент, стал использовать более умеренную риторику.Но, опять же, в стране, которая, возможно, добилась наибольших успехов в сокращении бедности, тем не менее произошел резкий переход от более традиционной политической фигуры к тому, кто выступает за радикальные перемены, и страна находится на пороге — и в процессе пересмотра своей конституции. Как это объяснить? Я думаю, что в обоих случаях это связано с разочарованием электората в способности традиционных системных партий, можно сказать, обеспечить значительное улучшение качества жизни и значительное сокращение как бедности, так и неравенства доходов, и я отмечаю что неравенство в доходах сохраняется даже тогда, когда бедность иногда сокращается, и это особенно сложная проблема для решения. Так вот, мы также видели, просто чтобы привести третий пример, совсем недавно, в прошлые выходные, выборы в Коста-Рике, которые были хорошо организованы и результаты которых были безоговорочно приняты практически всеми политическими деятелями, и я указываю в Коста-Рику отчасти потому, что я провел там много времени. Я был свидетелем выборов на местах. Но какова реальность? Реальность такова, что на протяжении десятилетий, действительно, начиная с конца 40-х годов во время правления первого «Пепе» Фигераса, страна успешно предоставляла качественные услуги населению.Однако в результате, несмотря на то, что произошли изменения, не произошло серьезного ухудшения отношения страны к демократии или ее энтузиазма в отношении собственных политических институтов. Это делает его не совсем уникальным, но очень близким к уникальному в контексте Центральной Америки. Ряд других вещей, которые я хотел бы просто оставить с вами или предложить, которые мы должны рассмотреть сегодня. Таким образом, мы — на большей части территории Латинской Америки мы наблюдаем своего рода хорошо организованные выборы, но мы часто видим своего рода драматические проблемы, иногда для политических институтов, но часто для экономической политики, и эти проблемы привели к огромным колебаниям маятника в терминах. государственной политики от одной администрации к другой, что временами подрывало стабильность и ограничивало привлекательность региона для прямых иностранных инвестиций.Однако помимо этого мы также наблюдаем своего рода раскол региона. В 2001 году, когда была принята Межамериканская демократическая хартия — была подписана в Лиме — событие, которое, возможно, привлекло бы гораздо больше внимания, если бы в тот же день не произошло других событий — большая часть региона, я думаю, , как мы могли бы понять, был в значительной степени на одной волне в политическом и даже в какой-то степени экономическом, и большая часть региона восприняла идею — извините, я теряю сигнал здесь — большая часть региона приняла более глубокие и продуктивные отношения с Соединенными Штатами.Ситуация в Венесуэле, которая породила более — около 6 миллионов беженцев — это самая большая проблема беженцев в мире после Сирии, — в какой-то степени высветила некоторые изменения в отношении демократии. Первое — и я скоро закончу, Ирина, и дам людям возможность задавать вопросы, — первое — это разочарование и неспособность региона обеспечить, знаете ли, свои собственные мандаты, свое собственное требование, чтобы демократия быть, а демократическое управление и уважение прав человека быть условием участия в межамериканской системе. Кроме того, то, что мы видели, — это распад одной большой группы стран региона, которая пыталась способствовать возвращению к демократии в Венесуэле, известной как Лимская группа. Итак, мы видим, что приверженность демократии как реальности полушария в некоторой степени ослабла. В то же время мы все чаще рассматриваем регион как арену соперничества крупных держав. Вы знаете, только в последние дни, например, президент Аргентины Фернандес выезжал на встречи и с российским руководством, и с китайским.Это не является проблемой по своей сути, но, вероятно, подчеркивает, в какой степени Соединенные Штаты являются не единственной крупной державой, действующей в регионе. У нас все еще может быть крупнейший инвестиционный фонд в регионе, но Китай сейчас является крупнейшим торговым партнером Бразилии, Чили, Перу, крупнейшим кредитором Венесуэлы. Я еще не коснулся Центральной Америки, и это особенно сложный набор проблем. Но я хотел бы отметить, что в то время как мы в Соединенных Штатах решаем целый ряд проблем, от беженцев до незаконного оборота наркотиков, мы также одновременно пытаемся углубить наши торговые отношения с регионом, отношения, которые уже очень важны для Соединенные Штаты. И, к сожалению, наше политическое влияние в регионе, я считаю, со временем ослабло из-за невнимательности в определенные моменты и из-за появления или появления новых и разных игроков, игроков, которые часто не особо интересуются местными политическими системами. меньше демократии как таковой. Так что, если позволите, я остановлюсь на этом. Как отметила Ирина, в течение тридцати лет я активно служил в этом регионе, и я был бы рад попытаться ответить на вопросы практически о любой из стран, конечно же, о тех, в которых я служил.ФАСКИАНОС: Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Если бы вы могли включить свой звук и сообщить нам о своей принадлежности, Бабак. Вопрос: Доброе утро, посол. Меня зовут Бабак. Я студент третьего курса UCI, и мой вопрос — вы упомянули ультралевых лидеров, которые приобрели большую популярность и власть в разных частях Латинской Америки. Еще один парень, который приходит на ум, — социалист из Гондураса. Но в то же время вы также наблюдали дрейф к крайне правым с такими президентами, как президент AMLO — у вас есть президент Болсонару — все они, по сути, противоположны людям в Гондурасе и, я бы сказал, в Чили. Так что же такое? Это страны, которые… я знаю, что они сильно отличаются друг от друга, но проблемы, с которыми они сталкиваются, такие как бедность, неравенство доходов, я думаю, незаконный оборот наркотиков, они существуют там, и они также существуют там. Почему возникли эти два разных рода полярностей — политические полярности возникли — возникли, возникли — ДАДДИ: Восстал. (Смеется.) В: — в этих странах? ДАДДИ: Это отличный вопрос. Замечу, во-первых, что я не вижу президента Мексики Лупеса Обрадора в качестве лидера правых.Он, конечно, — он, в основном, исходит из левых во многих отношениях и, по сути, популист, и я бы сказал, что популизм, а не какая-то правая / левая ориентация, часто является ключевым соображением. Возвращаясь к моему предыдущему комментарию о том, что я вижу народное недовольство правительствами по всему региону, часто президент Болсонару избирался в период, когда общественная поддержка государственных институтов в Бразилии, особенно традиционных политических партий, была на особенно низкий уровень, верно. Было несколько крупных коррупционных скандалов, и его кандидатура казалась — по крайней мере, некоторым — своего рода тонизирующим средством для решения проблем, которые преследовали предыдущие правительства от Рабочей партии. Он, безусловно, правая фигура, но я думаю, что ключевой момент в том, что он олицетворял перемены. Я думаю, вы знаете, мой собственный опыт показывает, что в то время как некоторые лидеры в Латинской Америке черпают свои политические рецепты из определенной идеологии, избиратели, по сути, исходят из очень практических соображений.Смогло ли правительство, находящееся у власти, выполнить свои обещания? Жизнь стала лучше или хуже? Президент Пиньера в Чили был правым деятелем, которого многие считали консервативным сторонником рынка. ПТ в Бразилии — Рабочая партия — пришла слева. На смену обоим пришли фигуры с другого конца политического спектра, и я думаю, что это было скорее вопросом разочарования, чем идеологии. Я надеюсь, что это отвечает на ваш вопрос. ФАСКИАНОС: Я собираюсь ответить на следующий письменный вопрос от Террона Адлама, студента бакалавриата Университета штата Делавэр. По сути, можете ли вы обсудить взаимосвязь между изменением климата и будущим демократии в Латинской Америке? ДАДДИ: Ну, это всего лишь небольшое дело, но на самом деле важное. Дело в том, что особенно в некоторых местах изменение климата, по-видимому, подстегивает миграцию и бедность, и здесь в Дьюке есть люди — некоторые из моих коллег — и в других местах по всей стране, которые очень внимательно изучают связи между, в частности, засухой и другими формами изменения климата, восстановление после ураганов и так далее, нестабильность, безработица, снижение качества услуг.Перегруженные страны, например, в Центральной Америке иногда не оправляются от одного урагана до того, как обрушится другой, и это имеет внутренние последствия, но также имеет тенденцию усложнять и, возможно, ускорять перемещение населения из пострадавших районов в другие районы. Иногда эта миграция является внутренней, а иногда трансграничной. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я иду рядом с поднятой рукой, Арнольд Вела. Если вы — вот вам. Вопрос: Добрый день, посол Дадди.ДАДДИ: Добрый день. В: Я Арнольд Вела. Несколько лет я служил на дипломатической службе, а сейчас на пенсии преподаю в правительстве в Northwest Vista College. Я думаю, вы указали на очень важный момент, а именно на экономическое неравенство и бедность, которые существуют в Латинской Америке, и, знаете, в этом случае я думаю, что Шеннон О’Нил приводит хорошие доводы в пользу сосредоточения по экономической политике. И мне было интересно, что вы думаете о том, как мы могли бы сделать это, например, с точки зрения иностранных инвестиций в развитие, которые могут сокращаться из-за тенденции искать внутреннее экономическое развитие в Соединенных Штатах.Но существуют ли другие механизмы, например, через министерство финансов США, финансовые способы борьбы с коррупцией? А как же Межамериканский банк развития? Следует ли расширить его роль не только в развитии инфраструктуры, но и в таких вещах, как микроэкономическое развитие, о котором вы упомянули? Спасибо. ДАДДИ: Вы знаете, как заместитель помощника госсекретаря, у меня фактически был экономический портфель для Западного полушария в течение нескольких лет в Государственном департаменте.Ясно, что торговля важна. Прямые иностранные инвестиции, я думаю, имеют решающее значение. Одна из вещей, которую мы должны помнить, когда говорим о прямых иностранных инвестициях, заключается в том, что, как правило, это частные деньги, правильно — это частные деньги, и это означает, что правительства и сообщества должны понимать, что для привлечения частных денег им необходимо установить условия, при которых инвесторы могут получать разумную прибыль и пользоваться разумной мерой безопасности. Это может быть очень, очень трудно в — Арнольд, как вы, вероятно, помните, в большей части Латинской Америки, например, в энергетическом секторе — а Латинская Америка обладает огромными энергетическими ресурсами — но энергетические ресурсы часто подвергаются своего рода ресурсного национализма.Итак, мой опыт показывает, что в некоторых частях Латинской Америки трудно привлечь инвестиции, которые могли бы иметь очень существенное значение, отчасти потому, что местная политика в значительной степени препятствует расширению прав собственности или участия в прибыли при разработке некоторых ресурсов. Тот факт, что эти вещи изначально не были разрешены в Мексике, привел к изменению конституции, чтобы разрешить как участие в прибылях, так и иностранное владение в некоторой степени определенными ресурсами.Инвесторы нуждаются в определенной мере безопасности, и это включает, среди прочего, уверенность в том, что существует разумное ожидание равного обращения в соответствии с законом, правильно. Таким образом, правовые положения, а также определение для привлечения иностранных инвестиций. Такие места, как — маленькие места, если хотите, такие как Коста-Рика, очень и очень успешно привлекают иностранные инвестиции, отчасти потому, что они усердно работали над созданием условий, необходимых для привлечения частных денег. Я хотел бы отметить — позвольте мне добавить еще одну мысль, и это часть проблемы в — я думаю, в некоторых местах было то, что мы в Соединенных Штатах часто называем клановым капитализмом.Нам нужно сделать так, чтобы конкуренция за контракты и так далее была действительно прозрачной и справедливой. Что касается международных институтов, то в США их много, иногда неизвестных в регионе, как, например, Агентство по торговле и развитию, которое продвигает, среди прочего, технико-экономические обоснования, и единственное условие для помощи со стороны TDA заключается в том, чтобы последующие контракты были честными и открытыми, а американским компаниям было разрешено конкурировать.Таким образом, ресурсы есть, и я, безусловно, поддержал бы большую концентрацию на Латинской Америке, и я думаю, что это может иметь реальное влияние. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос — письменный вопрос — от Чейни Ховарда, который изучает бизнес в Университете Говарда. Вы говорили об эрозии демократического толчка в росте Латинской Америки, особенно с Lima Group. Что, по вашему мнению, должно произойти, чтобы новая сила была создана или поощрялась, чтобы помочь нациям объединиться и улучшить демократический рост? ДАДДИ: Ну, Лимская группа, которая была организована в 2017 году специально для того, чтобы выступать за восстановление демократии в Венесуэле, по существу распалась, поскольку страны стали больше смотреть внутрь себя, борясь, в частности, с ранним экономическим кризисом. последствия пандемии.Некоторые из вас помнят, что, например, в самом начале круизные лайнеры в Карибском море, по сути, перестали плавать. Ну, большая часть Карибского бассейна полностью зависит от туризма, верно. Таким образом, пандемия фактически привлекла внимание людей к их собственным внутренним проблемам. Я думаю, что у нас еще есть хорошие институты. Но я думаю, что нам нужно найти другие способы, кроме санкций, для поощрения поддержки демократии. В последние годы США особенно склонны не к интервенционизму, а к санкциям в отношении других стран.Хотя иногда — и я сам иногда выступал за санкции, в том числе в Конгрессе, в очень ограниченных обстоятельствах — я считаю, что мы должны быть готовы не только к санкциям, но и к поощрению. Нам нужна политика, которая предлагает столько же пряников, сколько и кнутов, и мы должны быть готовы к более активному участию в этом, чем мы делали это в последние пятнадцать лет. Некоторые из этих проблем возникли некоторое время назад. Так вот, одним особенно важным источником помощи в целях развития всегда был счет «Вызовы тысячелетия», и здесь есть ключевой вопрос, который, я думаю, в значительной степени ограничивает степень участия Корпорации «Вызовы тысячелетия», и это касается стран со средним уровнем дохода. не имеют права на их крупные программы помощи.Я думаю, нам следует вернуться к этому вопросу, потому что, хотя некоторые страны относятся к странам со средним уровнем дохода, если вы рассчитываете доход на душу населения только с использованием ВВП, страны с серьезными проблемами неравенства доходов, а также с бедностью не подходят, и я думаю, что мы должны рассмотреть формулы, которые позволили бы нам направить больше помощи в некоторые из этих стран. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос от Кеннеди Химмела, у которого нет доступа к микрофону, студента Висконсинского университета в Грин-Бей.Кажется, есть неопровержимые доказательства того, что американский империализм вел как тайную войну, так и сам менял режимы в странах Центральной Америки на протяжении прошлого века и нашего нынешнего. Наиболее заметным случаем стала операция «Кондор», пик которой пришелся на время администрации Рейгана. Вы предположили, что проблемы, которые преследуют эти страны из-за приверженности преимущественно правым диктатурам, являются продуктом кланового капитализма, бедности и коррупции, которые являются внутренними проблемами. Считаете ли вы, что некоторые из этих проблем этих стран являются побочным продуктом вмешательства США и Запада, экономической войны, навязывания западного неолиберализма? ДАДДИ: Что ж, это хороший вопрос. Мой собственный опыт работы в этом регионе относится к началу 80-х годов. Я имею в виду, конечно, что во время холодной войны Соединенные Штаты были склонны поддерживать практически любое правительство, которое мы воспринимали или которое настаивало на том, что оно решительно антикоммунистическое. Вот уже несколько десятилетий США делают поддержку демократии основой своей политики в регионе, и я думаю, что мы в значительной степени вышли из — знаете, нашего более раннего периода либо интервенционизма, либо, в некотором смысле, иногда даже когда мы не были полностью — когда мы не были активны, мы были замешаны в том, что мы не применяли никаких стандартов, кроме антикоммунизма, со странами, с которыми мы были готовы работать.Это была настоящая проблема. Замечу, кстати, для всех интересующихся, что несколько лет назад — лет пять назад, если я не ошибаюсь, Ирина, — Иностранных дел , издаваемых Советом по международным отношениям, серия статей в одном номере под названием «Что на самом деле произошло?», а для тех, кто интересуется тем, что на самом деле произошло в Чили во время правления Альенде, там есть статья человека по имени Дивайн, который фактически находился в посольстве во время переворота и работал, как он теперь признает, на ЦРУ. Поэтому я отсылаю вас к этому. В последние десятилетия я чувствую, что США, безусловно, пытались продвигать свои собственные интересы, но не занимались подрывом правительств, и большая часть экономического роста, которого добились некоторые страны, напрямую связана с тем фактом, что мы заключили соглашения о свободной торговле с большим количеством стран Латинской Америки, чем с любой другой частью мира. Я очень отчетливо помню, что через пять лет после заключения соглашения с Чили объем торговли в обоих направлениях — и, как следствие, не только занятость, но и вид валового дохода — следовательно, очень существенно увеличился; знаете, более чем на сто процентов.То же самое было и с Мексикой. Итак, вы знаете, у нас есть история в регионе. Я думаю, это во многом объясняется тем, что если посмотреть на политику США и понять, что это было — почти все преломлялось через оптику холодной войны. Но, знаете, прошло уже много десятилетий с тех пор, как это было. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я иду к Элизабет Макдауэлл, у которой поднята рука. В: Привет. Я Элизабет Макдауэлл. Я аспирант факультета государственной политики Университета Дьюка.Посол Дадди, спасибо за ваш разговор. Я хочу задать вопрос о потенциальном компромиссе между хорошим управлением и… ДАДДИ: Я потерял твой звук. Пожалуйста, повторите. Q: Как мой звук сейчас? OK. Мой- ДАДДИ: Тебе придется повторить вопрос. В: Мой вопрос касается критических полезных ископаемых и металлов в регионе, и, по сути, эти металлы и полезные ископаемые, включая литий, кобальт, никель, медь и другие, необходимы для перехода к чистой энергии, и есть много стран, которые ввела новую политику, чтобы получить финансовую выгоду от запасов, поскольку эти полезные ископаемые очень распространены в регионе.И мой вопрос: считаете ли вы, что существует компромисс между устойчивым развитием и наличием полезных ископаемых, которые нам нужны по низкой цене, и возможностью стран извлекать экономическую выгоду из своих запасов природных ресурсов? ДАДДИ: Ага. Я не совсем уверен, как бы я охарактеризовал компромиссы. Но, знаете, как я упоминал, например, в отношении нефти и газа, но то же самое относится и к литию, кобальту и так далее, в большей части Латинской Америки ресурсы, которые находятся под поверхностью Земли, принадлежат нации, правильно.Они принадлежат нации. И в некоторых местах — я очень хорошо помню Боливию — в какой-то момент возникло огромное сопротивление строительству иностранной организацией трубопровода, по которому боливийский газ будет вывозиться из страны. И это сопротивление уходит своими корнями в историю Боливии в том смысле, в каком оно было у большей части населения — что страна эксплуатировалась в течение пятисот лет, и они просто не доверяли разработчикам в обеспечении того, чтобы страна надлежащим образом участвовала в эксплуатации природных ресурсов. газовые ресурсы страны.Всего несколько лет назад другая — кажется, крупная компания — со штаб-квартирой в Индии открыла, а затем закрыла крупную операцию, которая должна была развиваться — я думаю, это тоже была добыча лития — в Боливии из-за трудностей, вызванных правительство. Я понимаю, почему эти трудности возникают в странах, которые подвергались эксплуатации, но учтите, что эксплуатация многих из этих ресурсов является капиталоемкой, и во многих из этих стран потребуется капитал из-за пределов страны.И поэтому страны должны найти способ как обеспечить разумный уровень компенсации компаниям, так и доход для страны. Так что это вызов, верно. Это вызов. В настоящее время в некоторых местах китайцы могут не только разрабатывать, но и вести бизнес, отчасти потому, что у них практически ненасытный аппетит на эти полезные ископаемые, а также на другие товары. Но долгосрочное развитие должно быть вертикально интегрированным, и это — и я думаю, что это потребует много внешних денег, и, опять же, некоторым странам придется выяснить, как это сделать, когда мы говорим о ресурсах, которые , в очень большой степени, рассматриваются как достояние нации.ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь задать следующий вопрос Лии Пэррот, второкурснице Нью-Йоркского университета. Считаете ли вы, что сама глобализация, конкурентные глобальные рынки, борьба за влияние в регионе являются причиной роста популистского разочарования, о котором вы говорили? ДАДДИ: Хм. Интересный вопрос. Я полагаю, что это… вы знаете, связь есть. Просто чтобы дать своего рода интуитивный ответ, факт состоит в том, что существуют культурные различия на определенных рынках и регионах мира.Некоторые страны, вы знаете, по-другому подошли к развитию своих рынков труда, а также к торговой политике. Я бы сказал, что сегодня реальность такова, что мы не можем избежать глобализации, и ни одна страна не контролирует ее. Таким образом, странам, которым до сих пор не удавалось внедрить себя и добиться того же роста, что и в других странах, придется адаптироваться. Что мы действительно знаем из предыдущего опыта в Латинской Америке, так это то, что высокие тарифные барьеры — это не выход, верно, что это привело к слабости отечественной промышленности, повсеместной коррупции и, в конечном счете, к очень, очень хрупким макроэкономическим показателям. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь пойти рядом с Альберто Нахарро, аспирантом Университета Дюка Куньшаня. ДАДДИ: Ну. В: Привет. Добрый день. Спасибо за уделенное время. Мой вопрос касается Сальвадора. Я из Сальвадора, и я просто предоставлю краткий обзор. С момента вступления в должность президента и особенно в течение последних шести месяцев президент Букеле и Национальная ассамблея, в которой доминируют союзники Букеле, быстро предприняли шаги по ослаблению системы сдержек и противовесов, подрыву верховенства закона и кооптации судебной системы страны, консолидации власти в Исполнительный.Какой, по вашему мнению, должна быть роль Соединенных Штатов, если таковая имеется, в том, чтобы обратить вспять тенденции отступления от демократии в Сальвадоре? Учитывая недавние события, такие как внезапный отъезд временного посла США Жана Манеса из страны, могут ли Соединенные Штаты продолжать взаимодействие с Сальвадором, особенно в связи с тем, что Букеле укрепляет отношения с такими лидерами, как Си Цзиньпин и Эрдоган? ДАДДИ: Ну, во-первых, я помню, что посол Жан Манес, который, кстати, является моим старым другом, вернулся в Сальвадор в качестве поверенного, и я не уверен, что администрация Байдена действительно назначили нового посла. Я склонен думать, что важно помнить, что у нас есть посольства в столицах для продвижения интересов США, и что, когда мы закрываем эти посольства или прекращаем переговоры с принимающим правительством, это причиняет нам столько же вреда, сколько и им. В какой-то степени, я думаю, нас коллективно беспокоит то, что Сальвадор, по сути, находится на пути к авторитаризму. Отмечу, что Гондурас, Сальвадор и Гватемала, ни одна из этих троих, наряду с Никарагуа, не были приглашены на декабрьский Саммит демократии президента Байдена, и, знаете, вполне может быть, что США.С. должен изучить ряд стимулов для правительства, чтобы восстановить независимость судебной системы и уважение к разделению властей. Я, конечно, думаю, что это в интересах Соединенных Штатов, но это также и в интересах — в интересах региона. Вот почему в 2001 году весь регион собрался вместе, чтобы подписать Межамериканскую демократическую хартию. Как именно это должно быть реализовано — как мы должны реализовать — вы знаете, воля региона — это то, что, я думаю, правительства должны решать коллективно, потому что я считаю, что коллективные действия лучше, чем односторонние действия. Конечно, США не собираются вмешиваться, и в Сальвадоре уже действуют многие американские компании. Вы знаете, регион обнаружил, что восстановление демократии — защита демократии, восстановление демократии — очень, очень трудная работа в последние годы, и это не в последнюю очередь потому, что — это не только Соединенные Штаты, это остальные регион — даже санкции эффективны только в том случае, если они широко соблюдаются другими ключевыми игроками. И я не всегда уверен, что санкции — это выход.ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на два письменных вопроса вместе, так как их так много. Первый от Молли Тодд из Технологического института Вирджинии. Там она кандидат наук. Размышляя о роли США в продвижении демократии в Латинской Америке, как вы объясняете поддержку США диктаторов в регионе? А затем Уильям Уикс из Университета штата Аризона — насколько влияние Китая способствует авторитарному правлению и препятствует демократии в Латинской Америке? ДАДДИ: Я в этом не уверен — сначала я отвечу на последний вопрос. Я не уверен, что активность Китая в регионе препятствует развитию демократии, но она позволила выжить некоторым влиятельным фигурам, таким как Николас Мадуро, выступая иногда в качестве альтернативного источника финансирования рынков для товаров местного производства, а также источника технологий и так далее, чтобы Соединенные Штаты и все остальное, что эвфемистически называют Западом, верно. Таким образом, Китай фактически обеспечил спасательный круг. Линия жизни, по моему опыту, не особенно идеологизирована. Вы знаете, русские в регионе часто кажутся заинтересованными в том, чтобы быть немного щепетильными, ткнуть нам пальцем в глаз и напомнить Соединенным Штатам, что они могут проецировать силу и влияние в Западном полушарии так же, как мы можем в Восточном Европы и Средней Азии.Но китайцы немного другие. Я думаю, что их интересы в основном коммерческие, и в целом они не заинтересованы в латиноамериканской демократии. Таким образом, демократичность не является условием для ведения бизнеса с Китаем. В более общем плане, я думаю, я бы сослался на свой предыдущий ответ. США, по сути, не поддерживали сильную фигуру (фигуры), возникшую в Латинской Америке в последние десятилетия. Но, знаете ли, тенденция принимать то, что многие в Латинской Америке называют caciques , или фигурами силачей — верхом на лошадях, — утвердилась в Латинской Америке, верно, — стала очевидной в Латинской Америке еще в девятнадцатом веке.В ХХ веке, начиная, скажем, в частности, после Второй мировой войны, мы, безусловно, смотрели на вещи больше через призму холодной войны, и я уверен, что не я один вспоминаю, что президент Франклин Делано Рузвельт в определенный момент, я думаю, это был 1947 год, сказал Анастасио Сомосе, что он был сукиным сыном, но, ну, он был нашим сукиным сыном. Я думаю, что такой подход к Латинской Америке давно отложен. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь пойти рядом с Гэри Прево.Вопрос: Посол, я разделяю ваш скептицизм по поводу санкций и задам очень прямой вопрос. Я считаю, что администрация Байдена в данный момент упускает реальные возможности для диалога как с Венесуэлой, так и с Кубой, отчасти из-за этого раздвоения мира на демократию и авторитаризм, чего администрация Обамы действительно избегала и, как мне кажется, в результате приобрел значительный авторитет и понимание в более широкой Латинской Америке. Поэтому я очень обеспокоен тем, что сейчас в обоих этих случаях упускаются возможности.ДАДДИ: Я не соглашусь с вами в одной части, отметив, что я уже — и, на самом деле, несколько лет назад я написал статью для Совета, в которой я говорил о желательности поиска выхода для Венесуэлы. Но я отмечаю, что многие из санкций, которые есть, были введены в отношении Венесуэлы, в частности, в течение определенного периода времени как республиканцами, так и демократами, и проблема для США, в частности, в отношении Венесуэлы заключается в том, что страна стала менее продуктивной, более авторитарной, они вытеснили 6 миллионов беженцев и легли тяжелым бременем почти на все другие страны субрегиона.Я не уверен, что в данный момент США упускают там возможность, и, если на то пошло, изменения, которые были внесены на Кубу или в политику в отношении Кубы администрацией Обамы, которые я одобрил, по большей части остались в силе. на месте администрацией Трампа, что достаточно интересно. Были некоторые изменения, но они не были столь драматичными, как надеялись многие, кто выступал против реформ Обамы, и которые хотели обратить их вспять. Так что это оба крепкие орешки. Я думаю, стоит хотя бы отметить, что сочетание некомпетентности, коррупции, авторитаризма, в частности, в Венесуэле, превратившей то, что когда-то было самой успешной демократией в регионе, в бессмыслицу или почти бессмыслицу, Я не уверен, понимаете, как мы справляемся с этим в данный момент.Но я, безусловно, поддерживаю идею поощрения диалога и поиска формулы, которая способствовала бы возвращению демократии. И, опять же, вы знаете, пожив в Венесуэле, я чувствую, что многие — вы знаете, венесуэльцы любят свою страну. Большинство из тех, кто уехал, сделали это не по своей воле или, знаете ли, от счастливого сердца, если хотите. Это люди, которые нашли условия на местах в стране невыносимыми. Что касается того, как мы реагируем на этот вызов, я не вижу в последнее время никаких новых мыслей по этому поводу.Но, конечно же, диалог является его частью. Точно так же и с Кубой у нас — вы знаете, мы видели пятидесятилетнюю политику, которая не сработала. Так что я надеюсь, что когда-нибудь в ближайшем будущем увижу свежие мысли о том, как действовать и на этом фронте. Вы знаете, сложно обойти то, что это не страны, которые уважают права человека, свободу слова, свободу прессы. На самом деле они носят репрессивный характер, поэтому сотни тысяч американцев кубинского происхождения живут в Соединенных Штатах, а миллионы венесуэльцев живут за пределами своих национальных границ.Это настоящая дилемма. Я бы хотел, чтобы у меня было решение, но у меня его нет. ФАСКИАНОС: У нас почти нет времени. У нас есть еще много письменных вопросов и поднятых рук, и я приношу свои извинения, что мы не сможем на них ответить. Но я собираюсь использовать свои полномочия модератора, чтобы задать вам последний вопрос. ДАДДИ: Угу. ФАСКИАНОС: Вы служили — о, это хорошо. Вы прослужили большую часть своей карьеры, более тридцати лет, в правительстве США, а теперь преподаете. Какой совет или что вы могли бы дать студентам по призыву о продолжении карьеры на дипломатической службе, и что вы говорите своим студентам сейчас и профессору или своим коллегам о том, как побудить студентов продолжать? Мы видели, что она стала менее привлекательной — стала менее привлекательной в администрации Трампа. Это может быть вверх — больше на подъеме. Но, конечно, опять же проблема с оплатой и частным сектором против государственного. Итак, какие мысли вы можете оставить нам? ДАДДИ: Ну, во-первых, по моему личному опыту, нет ничего лучше, чем быть американским дипломатом за границей. Мой личный опыт — вы знаете, восходит к 80-м годам. На самом деле я очень недолго был офицером ВВС в начале 70-х. Я думаю, что государственная служба по своей сути вознаграждается, в отличие от работы в частном секторе, где вы действительно можете влиять на отношения между людьми и нациями, и я думаю, что это очень, очень интересно.Я происхожу из семьи, знаете ли, состоящей, знаете, из юристов, в частности, в моем поколении, даже в следующем, и я знаю, что это может быть — такая работа или работа в частном секторе, финансовая сообщество, каким бы оно ни было, также может быть очень захватывающим. Но дипломатия уникальна, и у человека также есть смысл делать что-то, что приносит пользу нашей стране и, хочется надеяться, миру. Рискуя снова быть легкомысленным, я всегда чувствовал, что я на стороне ангелов.Вы знаете, я думаю, что мы сделали много ошибок, но в целом наше участие в странах, в которых я работал, было положительным. ФАСКИАНОС: Замечательно. Что ж, на этой ноте, посол Патрик Дадди, спасибо вам за вашу службу этой стране. Большое спасибо за то, что поделились с нами своими мыслями. Я знаю, что это очень широко, чтобы охватить весь регион, и мы не отдали должное всем странам. ДАДДИ: И нам еще предстоит — и нам еще предстоит упомянуть Гаити, о котором я все время беспокоюсь.ФАСКИАНОС: Я знаю. Есть так много вещей, чтобы покрыть. Недостаточно времени, недостаточно часов в сутках. И мы ценим всех за ваше время, за то, что вы с нами, за ваши отличные вопросы и комментарии. Еще раз прошу прощения, что не до всех дошел. Но нам просто нужно, чтобы вы вернулись. Так что еще раз спасибо. Для всех вас наш следующий академический вебинар состоится в среду, 23 февраля, в 13:00. (ET) с Роджером Фергюсоном из CFR о будущем капитализма. Так что, как всегда, следите за нами в Твиттере на @CFR_Academic.Посетите сайты CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для изучения и анализа глобальных проблем. Мы распространим ссылку на издание Foreign Affairs , которое упомянул посол Дадди, чтобы вы могли ознакомиться с ним. И еще раз спасибо за ваше время сегодня. Мы ценим это. ДАДДИ: Было приятно. Спасибо. (КОНЕЦ

Вебинар с Патриком Деннисом Дадди 9 февраля 2022 г. Вебинары по академическому и высшему образованию

Шац, Шварц и Фентин, П.C. объявляет о устойчивом росте, новый офис в Нортгемптоне

Shatz, Schwartz and Fentin, P. C., фирма, обслуживающая клиентов в Новой Англии и Нью-Йорке, сегодня добавила в свою региональную юридическую практику уважаемую фирму Etheredge & Steuer из Нортгемптона. Адвокаты Эдвард Д. Этередж и Шелли Стюер привносят свой талант, знания и опыт в сферу бизнеса Шаца, Шварца и Фентина, недвижимость, планирование землепользования, выдачу разрешений, планирование недвижимости и практику управления недвижимостью.Обе фирмы имеют глубокие корни в западном Массачусетсе и схожие подходы к предоставлению исключительных услуг клиентам.

Адвокат Этередж, чья практика в основном связана с недвижимостью, землепользованием, планированием и застройкой, начал юридическую практику в Нортгемптоне в 1976 году. Он принят в Коллегию адвокатов штата Массачусетс и допущен к практике в Окружном суде США штата Массачусетс, 1-м окружном суде. Апелляционного суда и Верховного суда США. Примечательно, что он был первым помощником окружного прокурора графств Хэмпшир и Франклин, а также выступал в качестве свидетеля-эксперта и посредника в делах о зонировании и контрактах в графствах Хэмпден, Хэмпшир и Франклин, в дополнение к рассмотрению дел в США. S. Окружной суд, Верховный судебный суд, Апелляционный суд, Земельный суд и Верховный суд и суд по наследственным делам в западном Массачусетсе. Он был попечителем парка Фрэнка Ньюэлла Лука почти сорок лет, а также много лет работал директором кооперативного банка Гринфилд и попечителем больницы Кули Дикинсон. Адвокат Этередж имеет рейтинг AV от Martindale Hubbell.

Адвокат Штойер, чья практика сосредоточена на имущественном планировании, имущественном и доверительном управлении, работает в Нортгемптоне с 1990 года.Она является членом Совета по планированию недвижимости Pioneer Valley, Коллегии адвокатов графства Хэмпшир и Коллегии адвокатов Массачусетса. Она допущена к практике в Массачусетсе, Нью-Йорке и Калифорнии, а также в окружном суде США по округу Массачусетс. Ранее она работала советником прокурора в Национальных институтах здравоохранения в Бетесде, штат Мэриленд, и помощником регионального прокурора в Министерстве здравоохранения и социальных служб. Кроме того, она работала в совете директоров хосписа округа Хэмпшир, VNA и хосписа Кули Дикинсона, больницы Кули Дикинсона и корпорации здравоохранения, а также Музея иллюстрированных книг Эрика Карла. Адвокат Штойер был выбран в качестве суперюриста в области имущественного планирования и завещания с 2018 года.

Адвокат Штойер и прокурор Этередж с нетерпением ждут, когда члены команды Шаца, Шварца и Фентина присоединятся к ним и их сотрудникам в офисе по адресу 64 Gothic Street, Northampton. Фирма продолжит предоставлять услуги клиентам по адресу 1441 Main Street, Springfield.

Джеффри Б. Шварц, руководитель офиса в Олбани, новые планы развития, ориентированные на таланты

Phillips Lytle LLP называет Джеффри Б.Руководитель офиса Schwartz Albany реализует новые планы роста, ориентированные на таланты

Ричард Э. Хонен, давний руководитель офиса, сосредоточил внимание на своей роли руководителя практики венчурного капитала и технологий

.

Олбани, Нью-Йорк — Компания Phillips Lytle LLP объявила о назначении Джеффри Б. Шварца новым руководителем офиса в Олбани. Г-н Шварц, партнер фирмы, возьмет на себя региональное руководство от Ричарда Э. Хонена, который руководил офисом в Олбани в течение 15 лет.Г-н Хонен продолжит возглавлять растущую практику венчурного капитала и технологий Phillips Lytle, уделяя больше времени непосредственной работе с клиентами, в том числе руководя работой фирмы по поддержке инновационной экосистемы штата.

Г-н Шварц будет руководить новыми общеорганизационными планами развития Phillips Lytle, ориентированными на таланты, в столичном регионе. Фирма поставила цель нанять 40 адвокатов для активного расширения своего опыта за счет привлечения, удержания и развития лучших юридических талантов, а также найма небольших юридических фирм и специализированных практик на существующих и новых рынках.

Phillips Lytle также удваивает свою многолетнюю работу по созданию разнообразной, инклюзивной юридической рабочей силы, расширяя возможности своих адвокатов, предоставляя им необходимые инструменты и поддержку, а также расширяя потоки талантов, которые связаны с его сообществами.

«Наши юристы способствуют успеху нашей фирмы, поэтому важно, чтобы мы ставили таланты в центр наших стратегий роста на всех наших рынках. Благодаря правильному сочетанию опыта, энтузиазма и стратегического мышления в нашей рабочей силе у нас будет топливо, необходимое для достижения наших целей, сосредоточенных на превосходном обслуживании клиентов и инновациях в предоставлении услуг », — г-н.— сказал Шварц. «Я рад руководить планами роста нашей фирмы здесь, в столичном регионе — на этом рынке и в прилегающих регионах так много талантливых юристов, которые могли бы процветать, если бы у них была такая фирма, как наша».

«Я хочу выразить благодарность Ричу за его поддержку и сотрудничество на протяжении многих лет», — добавил г-н Шварц. «Он оказал огромное влияние на наше региональное деловое сообщество, предоставляя наставничество и помощь бесчисленному количеству предпринимателей на протяжении всего жизненного цикла их компаний от стартапа до зрелости.Его постоянное руководство практикой венчурного капитала и технологий фирмы гарантирует, что она останется юридическим ресурсом для быстрорастущих стартапов, инновационных инвесторов и фирм венчурного капитала».

«Джефф станет выдающимся руководителем нашей команды столичного региона в Phillips Lytle, — сказал г-н Хонен. «С момента прихода в фирму в 2003 году он работал ключевым советником для некоторых из самых известных в регионе стартапов, устоявшихся фирм и поставщиков капитала, когда они преодолевали трудности и занимались слияниями, поглощениями и инвестициями в акционерный капитал.Этот опыт, а также его способность распознавать таланты и расширять возможности своих коллег помогут Джеффу направлять развитие нашего офиса».

Г-н Шварц специализируется на банковском и корпоративном праве, включая операции с венчурным капиталом, приобретение и отчуждение акций и активов, а также услуги общего корпоративного консультирования. В дополнение к своему опыту обслуживания стартапов и быстрорастущих технологических компаний с формированием, финансированием и другими потребностями, г-н Шварц представляет различных поставщиков капитала — от инвесторов-ангелов до фондов венчурного капитала. Он также представляет банки и институциональных кредиторов, а также заемщиков в вопросах, связанных с финансированием, включая обеспеченные и необеспеченные кредитные линии.

Г-н Шварц, входящий в число ведущих юристов Америки в области бизнеса по версии Chambers USA, в настоящее время является наставником инкубатора стартапов и акселератора Spark Saratoga, попечителем отделения Общества лейкемии и лимфомы в северной части штата Нью-Йорк/Вермонт и далее жюри серии Venture B Plan под руководством Центра экономического роста.

Г-н Хонен занимается корпоративным, финансовым и венчурным правом, а также сложными слияниями и поглощениями и коммерческими спорами. Он участвовал в некоторых из самых значительных сделок в столичном регионе. Он предоставляет корпоративные консультации широкому спектру компаний — от стартапов до фирм из списка FORTUNE 50 — и читал много лекций, особенно по темам корпоративного права, венчурного капитала и предпринимательства.

Г-н Хонен стал известен как неутомимый наставник, который щедро отдает свое время и опыт многим быстроразвивающимся компаниям в регионе Tech Valley. За последние 30 лет он посвятил тысячи бесплатных часов обучению, наставничеству и консультированию предпринимателей и начинающих компаний. Регулярно признаваемый The Best Lawyers in America и Upstate New York Super Lawyers , г-н Хонен получил премию Джеффри А. Лоуренса за пожизненный вклад Центра экономического роста и награду Magical Mentor Award от Upstate Venture Connect.

Г-н Хонен был судьей и наставником на конкурсах бизнес-планов и стартапов, таких как Нью-Йоркский конкурс бизнес-планов, 43North и конкурсы, организованные FuzeHub, RPI и Communitech, а также делился своими идеями и поддерживал Innovate518, Программа Questar III New Visions, CEG, Торговая палата столичного региона и радио WAMC.

Стагнация производства | Феноменальный мир

Расходы федерального правительства США на стимулирование и помощь в размере 5,3 триллиона долларов вернули экономику на траекторию роста, существовавшую до пандемии. Но эта траектория роста едва ли была надежной — ни до, ни после финансового кризиса 2008 года. Медленное снижение темпов роста ВВП не было уникальным для Америки. В совокупности семь крупнейших богатых экономик — «Большая семерка», состоящая из США, Японии, Германии, Франции, Великобритании, Италии и Канады, — продемонстрировали снижение роста реального валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения более чем наполовину по сравнению с 1980-ми годами. до 2010-х годов.

Экономисты назвали это замедление «вековой стагнацией». Долговременная стагнация — это, по-видимому, постоянная эпоха более медленного роста производительности, инвестиций и выпуска, а следовательно, и дохода на душу населения. Великая депрессия 1930-х годов спровоцировала первые дебаты о светском застое, в которых Джон Мейнард Кейнс и Михал Калецкий противостояли Йозефу Шумпетеру. Первый видел бездействующих рабочих и простаивающих промышленных мощностей и призывал к агрессивной налогово-бюджетной политике и государственным инвестициям для восстановления роста.Последний рассматривал неиспользуемые мощности как свидетельство чрезмерных инвестиций и слишком высокой заработной платы и призывал к ликвидации испытывающих затруднения фирм и сокращению номинальной заработной платы.

Кейнс и Калецки видели в неравенстве доходов источник стагнации. Богатые люди имеют более низкую предельную склонность к потреблению, что снижает совокупный спрос. Вопреки здравому смыслу, их усилия по увеличению сбережений не стимулируют более продуктивные инвестиции. Вместо этого фирмы, столкнувшиеся с более слабым потребительским спросом, уклоняются от новых инвестиций.Они опасаются, что их обременят еще большими излишками и, следовательно, убыточными мощностями. Шумпетер, напротив, обнаружил застой на стороне предложения. Огромный скачок в производительности и, следовательно, в росте мог произойти только тогда, когда предприниматели использовали обещания монопольной прибыли для мобилизации достаточного количества кредитов для осуществления революционных инвестиций в новые транспортные системы, источники энергии и производственные процессы. Для этого им нужно было видеть монопольную прибыль.

Этот анализ в своей основе является макроэкономическим, поскольку предполагает, что фирмы относительно однородны. Но что, если бы фирмы различались своими стратегиями и возникающими в результате промышленными структурами? Этот вопрос был территорией Торстейна Веблена, который модифицировал и Кейнса, и Шумпетера, показав, как мезоэкономические факторы — промышленная структура — влияют на макроэкономические результаты. Веблен утверждал, что фирмы стремятся к монополии, вопреки Шумпетеру, не для того, чтобы совершать большие скачки, а скорее для того, чтобы подавить конкуренцию и получить большую и легкую прибыль. То, что Веблен наблюдал в начале 1900-х годов, было началом «фордистской» формы промышленной организации: двухуровневой экономики, состоящей, с одной стороны, из высокодоходных олигополий или монополий, которые могли ограничивать выпуск продукции для повышения цен, а с другой — другие, едва прибыльные фирмы, не имеющие такой возможности.

Чем объясняется нынешнее замедление и отличается ли оно от 1930-х годов? В соответствии с Кейнсом и Калецки, финансовый сектор обычно обвиняют в более низком совокупном спросе, потому что он является мощным двигателем неравенства доходов и истощает инвестиционные фонды нефинансовых фирм. Менее пристальному вниманию подвергается небольшой набор фирм с монополиями, созданными благодаря их контролю над правами интеллектуальной собственности (ПИС: патенты, авторские права, товарные знаки и бренды). Вебленовская схема, учитывающая изменения в корпоративной стратегии и структуре — то, как фирмы планируют получать прибыль и как они организуют производство и управление для достижения этой цели, — проливает свет на то, как происходит смещение распределения прибыли в пользу фирм, богатых ПИС и имеющих низкую предельная склонность к инвестированию препятствует росту.

Стратегические эпохи

Я называю настоящий момент, характеризуемый этим сдвигом, эпохой «франшизы». Его наиболее отличительными чертами являются концентрация прибыли в фирмах, богатых ПИС, с небольшой численностью персонала, низкой предельной склонностью к инвестированию и относительно легким уклонением от уплаты налогов. Эти качества замедлили рост потребления, инвестиций и государственных расходов — трех традиционных показателей ВВП для стран «Большой семерки». Работники с более высокими доходами компаний, богатых правами интеллектуальной собственности, обычно тратят меньше из каждого дополнительного доллара дохода, тем самым замедляя рост потребления.Фирмам-монополистам, получающим прибыль через права интеллектуальной собственности, не нужно вкладывать столько средств для расширения производства или сохранения своего доминирующего положения на рынке; они могут использовать свои права интеллектуальной собственности для сдерживания конкуренции с помощью судебных исков. А фирмы, владеющие правами на интеллектуальную собственность, могут легко определить законное право собственности на свою интеллектуальную собственность (ИС) в странах с низким или нулевым налогообложением, что препятствует увеличению государственных расходов.

Этот способ получения прибыли значительно отличается от способа фордистской эпохи. С конца Второй мировой войны и до 1980-х годов фирмы получали олигопольную прибыль, используя вертикально интегрированные производственные структуры, которые контролировали конкретный физический капитал, то есть оборудование, которое нельзя было легко или выгодно перенаправить для других целей. Это специализированное оборудование было необычайно производительным по сравнению с более общим оборудованием, обеспечивая огромную экономию за счет масштаба и, следовательно, потенциально высокие объемы прибыли. Высокая производительность и стоимость этой техники отпугивали потенциальных конкурентов от выхода на рынок. Действующие фирмы могли легко нарастить производство и снизить цены, оставив потенциальных конкурентов с дорогими машинами и ограниченными прибылями. Этот физический капитал, специфичный для актива, требовал непрерывного производства почти на полную мощность, чтобы быть прибыльным.Фирмы с дорогостоящим оборудованием, простаивающим без дела, пострадают от эффекта масштаба.

Необходимость бесперебойного производства имела три важных последствия. Компании увеличили количество сотрудников за счет вертикальной интеграции, запустив производство промежуточных компонентов собственными силами, чтобы обеспечить непрерывный и своевременный поток необходимых деталей. Собственное производство компонентов и, тем более, необходимость непрерывной работы сборочных линий представляли реальную угрозу для прибыльности этих рабочих: забастовки прерывали производство. После серьезного конфликта фирмы согласились разделить прибыль олигополии с непосредственными работниками, если рабочие уступят контроль над производством руководству. Эти крупные капитальные вложения и большая объединенная в профсоюзы рабочая сила имели положительные макроэкономические последствия.

Большая численность персонала фордистских фирм в сочетании с объединением в профсоюзы выравнивала распределение доходов, повышая совокупный спрос, поскольку работники с каждым годом потребляют больше. Их стратегическое использование крупных инвестиций в основной капитал для создания барьеров для входа привело к постоянным инвестициям.Это оказало сильное мультипликативное воздействие, снова укрепив совокупный спрос. Наконец, стремление фирм к стабильным ресурсам и спросу на преимущественно национальных рынках ориентировало их политическое поведение на стремление к макроэкономической стабильности и предсказуемости.

Не всем фирмам удалось создать олигополию или включиться в процедуры государственного или корпоративного планирования, описанные Джоном Кеннетом Гэлбрейтом. Таким образом, фирмы эпохи Форда, как правило, разделялись на две группы: более крупные, более прибыльные фирмы со стабильными рынками и более мелкие, менее прибыльные фирмы на нестабильных или маргинальных рынках.Отражением этого разделения было разделение между рабочими: в основном мужчины, белые рабочие, как правило, имели стабильную и более высокооплачиваемую работу в крупных фирмах, в то время как в основном рабочие из числа меньшинств, иммигранты и женщины были сгруппированы в нестабильную, более низкооплачиваемую работу в более мелких, менее прибыльных фирмах.

В 1960-х и 70-х годах эта модель встретила волну сопротивления. Молодые и чернокожие рабочие, заменившие старшее поколение белых мужчин на крупных фабриках, отказались от бездумной производственной рутины и постоянного ускорения конвейера, участвуя в диких забастовках.Женщины отвергли ограничение на маргинальные рынки труда и замужество. Афроамериканцы и другие меньшинства отвергли исключение из нормальной гражданской и экономической жизни Америки. Фирмы ответили на воинственность рабочих, разрушив концентрированное производство и сняв юридическую ответственность за своих работников. Они разделились, перенесли производство за границу, заключили контракты, рассредоточили производство географически и избавились от больших физических следов капитала. Там, где это было возможно, фирмы перекладывали риск на кого-то другого — кредиторов, работников, другие фирмы — сохраняя при этом контроль над ПИС.

Новая стратегия получения прибыли «Франшиза» стремилась получить монопольную прибыль за счет контроля над правами интеллектуальной собственности. Он заменил двухуровневую структуру Форда на трехуровневую структуру, состоящую из (1) фирм с интенсивным человеческим капиталом и малой численностью персонала, высокая прибыльность которых связана с надежными правами интеллектуальной собственности; (2) фирмы с интенсивным физическим капиталом, умеренная прибыльность которых обусловлена ​​инвестиционными барьерами для входа или неявными производственными знаниями; и (3) трудоемкие фирмы с высокой численностью персонала, производящие недифференцированные услуги и товары с низкими объемами прибыли. Естественно, некоторые фирмы смешивают характеристики каждого уровня. Intel, например, сочетает владение интеллектуальной собственностью с огромным физическим капиталом в своих полупроводниковых фабриках; McDonalds объединяет бренды с недвижимостью.

«Технология» — очевидный эпицентр франчайзинговой экономики. Но многие фирмы, не связанные с технологиями, также придерживались стратегии, основанной на правах интеллектуальной собственности. Ресторанные или гостиничные сети являются наиболее очевидными примерами «низкой технологии», когда высокодоходный владелец бренда предоставляет франшизу на использование своего бренда и методов производства более мелким, менее прибыльным владельцам-операторам нижнего уровня.Например, Hilton Worldwide владеет примерно 5900 зарегистрированными товарными знаками и 16 тщательно отобранными и отобранными гостиничными брендами, но владеет лишь 1% зданий, в которых представлены эти бренды. Как в высокотехнологичных, так и в низкотехнологичных отраслях общей схемой является вертикальная дезинтеграция и разделение права собственности на ИС между небольшим числом юридически обособленных и высокодоходных фирм. Это во многом связано с перестройкой правовых границ, а не производства как такового. Эта трехуровневая структура сделала компании, богатые правами на интеллектуальную собственность, невероятно прибыльными — см. Apple.В результате это искажает распределение доходов вверх, снижая спрос и ослабляя фискальную базу государства. Это связано с тем, что более прибыльные фирмы в той же отрасли, как правило, платят более высокую заработную плату за ту же работу. Другими словами, не то, что вы делаете, а то, на кого вы работаете, определяет вашу заработную плату — между -фирмами, а не внутри -фирм. Неравенство в заработной плате в значительной степени является причиной неравенства. По мере того, как прибыль концентрируется в меньшем числе фирм с небольшой численностью персонала, все больше и больше работников скапливаются в низкодоходных фирмах нижнего уровня, которые предоставляют товарные услуги или выполняют простые производственные задачи.С 1961 по 1965 год шестьдесят один крупнейший работодатель США также входил в первую сотню фирм по совокупной прибыли, на которую приходилось 41,1 процента общей прибыли и 38 процентов общей занятости. С 2013 по 2017 год только пятьдесят три крупнейших работодателя также входили в первую сотню фирм по совокупной прибыли, на их долю приходилось 32,6 процента общей прибыли, но только 27,6 процента общей занятости.

Прибыль и инвестиции

Структура франчайзинга также направляет прибыль фирмам с низкой предельной склонностью к инвестированию, в то время как фирмы с высокой предельной склонностью к инвестированию голодают.Хотя первая сотня зарегистрированных на бирже компаний США по совокупной прибыли получила почти 45 процентов прибыли в период с 1950 по 1980 год и почти те же 44 процента в период с 1992 по 2017 год, секторы, в которых эта прибыль накапливалась, коренным образом изменились.

На приведенном ниже рисунке 1 показано смещение прибыли от вертикально интегрированных фордовских производственных и нефтяных секторов к разрозненным франчайзинговым секторам, основанным на правах интеллектуальной собственности, с использованием 100 ведущих фирм по совокупной прибыли. Топ-100 фирм являются макроэкономически значимыми, поскольку на них приходится 40 компаний.5% и 34% соответственно всех капиталовложений в каждую эпоху. Технологический, биофармацевтический и финансовый секторы заменили телекоммуникации, нефтяную промышленность и производство в качестве секторов с самой высокой долей прибыли. Само по себе это не было бы проблемой, если бы эти сектора инвестировали по одинаковой ставке. Но это не так.

Рисунок 1. Доля 100 крупнейших компаний США во всей валовой прибыли по секторам, 1950–1980 гг. по сравнению с 1992–2017 гг., (%) в новых производственных мощностях.По определению монополия означает, что они сталкиваются с ограниченной конкуренцией. Хотя их «инвестиции» действительно включают в себя такие вещи, как массивные фермы серверов, а иногда даже производственное оборудование, большая часть их капиталовложений просто выплачивается зарплатам людям, занимающимся исследованиями и разработками. Ни управление брендом, ни разработка программного обеспечения не требуют больших физических капиталовложений. Практически не требуется капиталовложений для расширения производства; предельная стоимость дополнительной копии Word, iOS или Thor: Ragnorak практически равна нулю.Как и домохозяйства с высоким доходом, фирмы с высокой прибылью и богатыми правами на интеллектуальную собственность имеют низкую предельную склонность инвестировать в новые производственные мощности.

Очевидно, что прибыль, полученная от ПИС, должна куда-то течь (хотя технологические и биофармацевтические фирмы владеют огромными объемами наличных денег). Но первые десять процентов домохозяйств США обычно откладывают около половины каждого дополнительного заработанного доллара. Тем временем капиталоемкие фирмы, которые могли бы осуществлять новые производственные инвестиции с высокими кейнсианскими мультипликаторами, не решаются брать кредиты для финансирования инвестиций.Они вполне обоснованно опасаются создания избыточных мощностей в условиях медленного роста. Рынки большинства развитых стран в 2000-х годах росли примерно такими же темпами, как прирост населения, примерно на 1 процент в год, и даже такие прежде динамичные сектора, как смартфоны, заметно замедлились после 2016 года. Ежегодный рост производительности на 2-3 процента просто за счет разработки процессов, поэтому стимул для инвестиций в новые мощности низок.Заменить амортизированный капитал, чтобы сохранить долю рынка? да. Создать новые — потенциально избыточные — мощности? №

Ниже на Рисунке 2 сравниваются капитальные затраты в процентах от прибыли (определяемой как валовой операционный доход) в 1961–1965 годах по сравнению с 2013–2018 годами («пик» фордизма и франчайзинга соответственно) для 100 крупнейших фирм по совокупной прибыли. Даже в условиях общего снижения капитальных затрат в процентах от валовой прибыли современные высокодоходные сектора имеют тенденцию трансформировать гораздо меньшую часть своей валовой прибыли в капитальные затраты.

Рисунок 2: Капитальные затраты в процентах от валовой прибыли для 100 ведущих фирм США по указанным секторам, %, 1961-65 гг. по сравнению с 2014-18 гг. (ранжированные по доле валовой прибыли, 1961-65 гг.)
Источник: Авторская конструкция из WRDS Compustat Данные.

Сосредоточение внимания на стратегиях и структурах перехода от фордистской к франчайзинговой экономике дополняет и в некотором роде заменяет собой обычное, но более узкое внимание к финансиализации. Анализы финансиализации правильно отмечают резкий рост прибыли финансового сектора после 1980-х годов.Но если проблема в том, что масштабы этих прибылей и их концентрация в руках горстки фирм сдерживают инвестиции, то секторы ПИС также должны иметь значение. Как показано на Рисунке 3, в каждом из последних трех десятилетий секторы ПИС получали более высокую совокупную прибыль среди зарегистрированных на бирже американских компаний, чем финансовые секторы, и эта прибыль аналогичным образом была сосредоточена в нескольких фирмах. Несмотря на то, что секторы ПИС, как правило, осуществляют капитальные затраты более высокими темпами, чем финансовые секторы, они все же намного ниже среднего (Рисунок 2).Более того, доля прибыли финансового сектора за последнее десятилетие несколько снизилась, а доля сектора прав интеллектуальной собственности выросла.

Рисунок 3: Совокупная доля прибыли зарегистрированных на бирже компаний США, три эпохи, (%).
Источник: авторская конструкция на основе данных WRDS Compustat. («Фордистские секторы» = массовое производство и нефть.)

Финансы и технологии также схожи в использовании патентов для защиты прибыли и в их производственных процессах. Финансовый сектор имеет ту же трехуровневую структуру, что и другие секторы ПИС, с высокой концентрацией прибыли наверху.Индекс Джини (показатель неравенства, где 0 — низкий уровень, а 1 — высокий) для совокупной прибыли финансового сектора составляет 0,95 как для валовой, так и для чистой прибыли с 1992 по 2017 год. Эти ведущие фирмы получают основную часть прибыли, продавая сделанные на заказ производные инструменты и управляя IPO и инвестиционные фонды. Небольшие команды с большим человеческим капиталом и интенсивным производственным процессом ИКТ и программного обеспечения генерируют эти производные, почти так же, как в программном обеспечении и биотехнологии. Во-вторых, общие, легко копируемые деривативы приносят мало денег. Но после решения федерального суда 1998 года, разрешающего патентование математических и бизнес-алгоритмов, инвестиционные банки все чаще полагаются на патенты на бизнес-процессы класса 705 для защиты новых производных и процессов.Например, в 2014 году Bank of America зарегистрировал примерно столько же успешных патентов в США, сколько Novartis, Rolls Royce или MIT, а JP Morgan — столько же, сколько Genentech или Siemens.

Точное осмысление эпохи франчайзинга открывает возможности для политических реформ, отличных от реформ, связанных с финансиализацией. Основной проблемой государственной политики является повсеместное использование созданных государством монополий, основанных на правах интеллектуальной собственности, и государственных монополий в других сферах экономики для концентрации прибыли в руках горстки фирм с низкой предельной склонностью инвестировать в новые производственные мощности.Более жесткая антимонопольная политика, более жесткое регулирование деривативов и более легкий путь к коллективным переговорам в значительной степени способствовали бы переориентации доходов с высокой концентрации прибыли на заработную плату основной части населения.

«Индекс нищеты» на уровне, близком к рецессии, несмотря на высокие темпы роста: Oxford Economics

В этом месяце индекс S&P 500 достиг рекордно высокого уровня, рост заработной платы ускоряется, а заявки на пособие по безработице упали до самого низкого уровня с 1969 года.Поэтому, согласно новому отчету Oxford Economics, вызывает некоторое удивление тот факт, что экономическое страдание страны, измеряемое одним индексом, находится на уровне, обычно наблюдаемом во время рецессии.

Главным среди выводов отчета, написанного старшим экономистом Бобом Шварцем, является то, что индекс нищеты в США в ноябре составил 11,2, уровень, аналогичный индексам во время экономического спада.

«После падения в течение нескольких месяцев индекс бедности так и не упал до уровней, соответствующих прошлым расширениям», — написал Шварц в отчете.«Хуже того, после своего краткого падения индекс возобновил рост и стер почти половину падения».

Разработанный в 1970-х годах американским экономистом Артуром Окуном индекс несчастья представляет собой экономический индикатор, используемый для измерения экономического благосостояния среднего человека. Индекс рассчитывается с использованием данных об инфляции и безработице и используется экономистами для оценки общественного мнения по отношению к экономике.

Растущая инфляция, несомненно, является главным виновником высокого индекса нищеты в этом году.«Бич инфляции, которая в ноябре достигла 39-летнего максимума в 6,8 процента, вернулась с удвоенной силой и является главным виновником последнего повышения», — отметил Шварц.

Опубликованный на прошлой неделе отчет об инфляции ИПЦ показал, что в ноябре инфляция резко возросла по сравнению с предыдущим годом на 6,8%, продолжив худший всплеск инфляции почти за четыре десятилетия. Цены на потребительские товары выросли повсеместно, так как цены на бензин, продукты питания, новые и подержанные автомобили выросли.

Люди стоят в очереди, чтобы сделать заказ в ресторане Philippe’s в центре Лос-Анджелеса, работающем с 1908 года и известном своим «сэндвичем с французским соусом», в Лос-Анджелесе, Калифорния, 10 декабря 2021 года. — Потребительские цены в США выросли в прошлом месяце темпами, невиданными почти за 40 лет, сообщило в пятницу правительство, подчеркнув, что инфляция угрожает крупнейшей экономике мира и общественной поддержке президента Джо Байдена. (Фото Фредерика Дж. БРАУНА / AFP) (Фото Фредерика Дж. БРАУНА / AFP через Getty Images)

Хотя причины высокой инфляции могут быть многочисленными и сложными по своей природе, последствия относительно очевидны. Более высокие цены съели заработную плату, сведя на нет большую часть прибыли, связанной с увеличением оплаты труда в результате нехватки рабочей силы.

«Проще говоря, рост заработной платы все еще не поспевает за инфляцией», — говорится в отчете Oxford Economics. «Поскольку рост потребительских цен в ноябре на 6,8% по сравнению с прошлым годом опережает рост средней почасовой оплаты труда рабочих на 4,8%, покупательная способность заработков рабочих продолжает ухудшаться».

История продолжается

Согласно отчету, в долларах с поправкой на инфляцию сегодня средний почасовой заработок не выше, чем в марте 2020 года. Это представляет собой потерю 5,2 процента с апреля прошлого года. «Поэтому понятно, что домохозяйства считают, что им нужно бежать быстрее, просто чтобы оставаться на месте, что не способствует укреплению доверия».

Слезы не останавливают траты

Однако снижение общественного мнения не обязательно приводит к неблагоприятным потребительским расходам. В отчете говорится, что потребители больше реагируют на жаркий рынок труда, чем на тревожные данные по инфляции.

«Безусловно, решающим вопросом для экономики является то, как люди действуют, а не то, что они чувствуют, хотя для политиков может быть верно и обратное», — пояснил Шварц.«С точки зрения макросъемки домохозяйства больше реагируют на оптимистичный рынок труда, чем на пессимистичные показатели настроений или скачок индекса бедности. Потребители свободно тратят деньги и стимулируют высокие темпы роста в текущем квартале, которые должны сохраниться и в следующем году».

Рождественские покупатели в Лидсе, Йоркшир. Дата фотографии: суббота, 11 декабря 2021 года. (Фото Дэнни Лоусона / PA Images через Getty Images)

Индекс бедности не учитывает некоторые ключевые переменные, такие как избыточные сбережения, накопленные в результате нескольких стимулирующих выплат Covid, которые повысили экономическую активность. .

До сих пор, глядя только на данные о расходах, потребителей не беспокоил рост цен. В этот праздничный сезон компании радовались, чувствуя себя комфортно, передавая повышение цен потребителям.

В прошлом месяце, Пепсико. Руководители (PEP) сообщили инвесторам, что ценовая эластичность «лучше, чем мы первоначально [оценивали] в наших моделях». McDonald’s (MCD) аналогичным образом отметила, что более высокие цены «были довольно хорошо восприняты клиентами». Экономисты заметили, что компании воодушевляются очевидной готовностью потребителей платить более высокие цены.

Тем не менее, даже если настроения потребителей пока не приводят к сокращению расходов, в долгосрочной перспективе это может стать причиной для беспокойства, говорится в отчете.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.